Ссылки для упрощенного доступа

Дамира Насыбуллина шесть лет назад вынуждена была переехать в дом, половину которого за месяц до своей смерти выкупила у собственного сына её мать. Насыбуллина – инвалид детства, у нее работает лишь одна рука и она не может самостоятельно даже привстать с постели. Тем не менее это не мешает её собственному брату угрожать женщине вот уже шесть лет, обещая убить. "Idel.Реалии" съездили в Апастово и поговорили с Дамирой, социальным работником, братом и местными властями.

Это издевательство, сживание меня. Ильдар продолжает издеваться надо мной. Остановите его. Помогите мне. Должна же быть какая-то защита прав человека.

"Я, Насыбуллина Дамира Сафиевна, 1957 года рождения, инвалид I группы с детства (прогрессирующее заболевание мышц), проживающая в поселке Апастово. Нарушают права инвалида с детства, сособственник сживает меня из моей собственности, препятствуя, издеваясь... Я собственник 2/3 доли частного дома. По решению мирового суда мне выделены две комнатки, а кухня, туалет - в общем пользовании, но собственник другой части дома – Насыбуллин Ильдар Сафович – чинит мне препятствия в пользовании ими, заколачивает на шуруп дверь туалета, вымогая деньги за воду, туалет, баню (за всё это я плачу по счетам государству). Я живу без мытья, без нормального сна, без нормального питания, так как вынуждена жить без помощника по уходу за мной, так как в созданных невыносимых условиях жить невозможно и человеку по уходу за мной. <…> Это издевательство, сживание меня. Ильдар продолжает издеваться надо мной. Остановите его. Помогите мне. Должна же быть какая-то защита прав человека", – такое обращение можно встретить на сайте "Пусть говорят" в разделе письма и обращения. Подобные же письма опубликованы в некоторых СМИ Татарстана и в соцсети "Одноклассники" на странице Насыбуллиной.

***

Апастово находится в 116 км от Казани. В поселке городского типа проживает почти 5,5 тысяч человек. Этот населенный пункт был бы совершенно не примечателен, если бы не одна история, которая до сих пор происходит здесь.

Единственное, что она может делать – работать за компьютером. Это стало её основным занятием – она монтирует видеоролики .

Вторая улица после въезда в Апастово носит имя Замала Валиди. В 25-м доме по этой улице живет 59-летняя Дамира Насыбуллина. С малых лет женщина не может ходить и может двигать только одной рукой – у нее прогрессирующая мышечная дистрофия. Она не ходит, не может лечь и подняться самостоятельно. Единственное, что она может делать – работать за компьютером. Это стало ее основным занятием – она монтирует видеоролики для интернет-телеканала "Зона ТВ".

Когда мы с правозащитницей из Башкортостана Альмирой Жуковой заходим в комнату, Дамира заметно волнуется – впервые за долгое время в её комнате много людей. Помимо журналистов и правозащитницы здесь медсестра и социальный работник. Все суетятся. Альмира просит кого-нибудь поставить чайник, но соцработник и медсестра колеблются – за водой надо идти на кухню.

Дамире Насыбуллиной в детстве сделали прививку, после этого она перестала ходить. Почти все мышцы в её организме отказали. Почти всю свою жизнь она прожила с матерью, пока она не заболела раком. Тогда мать выкупила половину дома у собственного сына, чтобы дочь была под присмотром. Но, когда мать умерла, сын не только не стал помогать сестре, но и систематически стал её терроризировать. Полдома принадлежит семье брата – его жене и сыну, другая половина – Дамире Насыбуллиной. В общей собственности кухня, баня и коридор.

Два раза в месяц социальный работник пытается водить её в баню помыться, но получается только с вызовом полиции – брат запрещает входить в баню

– Мама решала без меня. Решила видимо, что так будет лучше. Мама болела раком, через месяц она умерла, а я осталась здесь. Потом я оформила наследство, собственность. Брат сказал, чтобы я писала на него дарственную. Я отказалась – он начал меня гнать. Сказал мне, что я жить здесь не буду. Я тогда спросила его, для чего они маму обманывали. Он сказал, что ему нужны были только деньги, "ты нам не нужна", – рассказывает Дамира, пояснив, что первоначально брат отказался от своей доли в имуществе, когда их мать умерла.

Женщина почти никогда не выходит из комнаты. Два раза в месяц социальный работник пытается водить её в баню помыться, но получается только с вызовом полиции – брат запрещает входить в баню. "За шесть лет ни разу не получалось просто так сходить в баню. Два раза в неделю меня девочки [соцработник и медсестра] моют здесь, но в баню же тоже нужно ходить", – рассказывает Насыбуллина.

Аргументирует брат отказ в предоставлении бани, туалета или кухни тем, что Дамира не платить ему за воду и газ - на деле же женщина платит по счетам. Социальный работник продемонстрировал квитанцию – ежемесячная оплата за 25 кубометров воды.

Аргументирует брат отказ в предоставлении бани, туалета или кухни тем, что Дамира не платить ему за воду и газ - на деле же женщина платит по счетам

Много раз женщина пробовала найти себе сиделку – человека, который бы жил с ней и ухаживал. Но брат не позволяет этого сделать. Когда Насыбуллина несколько лет назад подала объявление в газету "Йолдыз" о поиске сиделки, брат просто вышел перед домом и "разворачивал" всех, кто пытался прийти к Дамире. "Его в поселке все знают, у него связи есть, а я кто? Меня никто не знает, я всю жизнь просидела дома", – поясняет Насыбуллина.

Она терпела полтора года. "Постоянные крики и шум, гнали и гнали. Отключали мне воду, забирали мои телефоны, компьютер забирали и клали вон туда [показывает на стол в метре от себя], а оттуда я взять уже не могу. Запирали дверь. Кого я звала на помощь - они всех выгоняли. Они не пускают чай поставить, помыть меня", – рассказывает Насыбуллина.

Когда стало уже совсем невыносимо, она обратилась в соцзащиту.

Запирали дверь. Кого я звала на помощь - они всех выгоняли.

Насыбуллиной положена квартира, как инвалиду. Однако, когда она обратилась в администрацию с этой просьбой, ей отказали – брат там заявил, что сам купит сестре квартиру. Квартиру он, действительно, купил – в пустующем школьном общежитии. "Там никто не жил. Он отремонтировал пустующую комнату. У него родственник в администрации, ему посоветовали так сделать. Это бывшее школьное общежитие прошлого века. Я отказалась, мне люди сказали, что там плесень. Много лет там никто не жил – старое холодное здание. Это то, что он обещал администрации", – рассказывает Насыбуллина.

Как только кто-то приходит он сразу же вызывает полицию. Полиция"пробивает" по базе каждого. После этого просто люди отказываются приходить.

Женщина также рассказала, что у её родного брата множество долгов. Ему помогли с кредитом для покупки квартиры для сестры, но он обошелся лишь комнатой в пустующем общежитии, а остальные деньги пустил на покупку новых ворот и строительство бани.

– Простите, я волнуюсь, – в очередной раз Дамира останавливается в тот момент, когда её глаза наполняются слезами. – Я уже от людей отвыкла. Он ко мне никого же не пускает. Вообще не вижу никого. Друзья не могут прийти. Как только кто-то приходит он сразу же вызывает полицию, на меня тоже вызывает. Полиция проверяет документы, "пробивает" по базе каждого. После этого просто люди отказываются приходить.

***

Дамира записывает на свой телефон приезды полиции и то, как ведет себя брат, когда рядом никого нет. Брат уже не боится видео – никакой реакции на ролики нет. "Я тебя убью", – самая частая фраза, которую говорит брат собственной сестре. Вторая – "на кухню ты всё равно не пройдешь". Для этого он даже сузил дверной проем, чтобы коляска сестры не проходила.

– Держи мои яйца. Я с тобой разделаюсь. Вот, что сделаю, – заявляет на одном из видео брат.

– Что?

"На кухню ты всё равно не пройдешь". Для этого он даже сузил дверной проем, чтобы коляска сестры не проходила.

– Потом объясню! Потом объясню тебе, падла.

Из другого видео:

– Клянусь, я даже сесть в тюрьму не боюсь. Боюсь только, что ты завладеешь всем домом. Вот тебе! – заявил и показал нецензурный жест Ильдар Насыбуллин в присутствии соцработника.

И еще одно видео:

– Я всё сделал наперекор тебе. Я тебя убью, падла! Поняла? – говорит сидящий на полу в проходе брат.

– За что? – спрашивает Дамира.

– Ты меня снимаешь что ли? Снимай. Я ничего не боюсь. Я пьяный. Я повторяю тебе. Я тебя всё равно убью.

– Я тебя не трогаю.

***

Брат Дамиры Насыбуллиной часто нападает на сестру в присутствии посторонних – особенно при соцработнике. Гульшат помогает Дамире уже четыре года – с 2012-го. Она приходит к ней утром, чтобы поднять её с постели и усадить на кровати, а вечером, чтобы уложить спать. Она кормит её, прибирает комнату и моет. Без соцработника Дамире пришлось бы спать на компьютере – такое уже случалось.

Однажды Ильдар Насыбуллин напал и на соцработника. Об этом Гульшат рассказала нам.

– С первых дней он запрещал мне пользоваться кухней и санузлом. Он мне постоянно угрожал – "я тебя убью, я заставлю тебя мыть полы". Называл меня "паразитом" и нецензурными словами. Я несколько раз обращалась в полицию, его привлекли к ответственности – оштрафовали. Отношение не изменилось. Мы уже несколько дней не можем из кухни взять горячей воды. Он запрещает и угрожает – "я расправлюсь с тобой, ударю тебя чайником по голове, уволю тебя – найду выход". Вот все четыре года он меня унижает, угрожает.

Медсестра у Дамиры тоже есть, но она ушла недавно в декрет. Вместо неё прислали новую, но уже и ей пришлось столкнуться с братом. Она призналась, что брат ведет себя неадекватно и запрещает должным образом ухаживать за его сестрой – не дает воду.

– Почему он себя так ведет – я не знаю. Он запретил мне взять воды, я развернулась и ушла. Сказала об этом Дамире апе. Он сказал, что у нее есть своя вода, но там нет горячей. Я не стала ему ничего говорить. Мне говорил это очень эмоционально, но без нецензурной брани, – рассказала она.

***

В день нашего приезда брат Дамиры Ильдар и его жена Хадича сидели на кухне, за закрытой дверью. Альмира Жукова вошла туда и попросила убрать стул с телевизором – они перегородили таким образом стол-тумбу Дамиры. Завязался разговор. Пока Ильдара и Хадичу Насыбуллины не начали снимать, они не пошевелились. Брат Дамиры сразу же схватил камеру и стал фотографировать людей – "Вы же нас снимаете".

– Нам надо освободить место на кухне, чтобы мы покушали и чай попили, – говорит Жукова.

– Когда пол будут мыть [в коридоре], тогда и освобожу, – заявляет брат. Речь идет об общем коридоре, он якобы ограничил вход в кухню, так как сестра не моет полы в общем коридоре.

Жена брата ведет себя спокойно. Сидит на стуле и говорит, что у Дамиры тут, в кухне, даже имеется свой стол (сложен и перегорожен телевизором). "Никто ей ничего не запрещает", – заявляет Хадича Насыбуллина. В это время её муж уже отправился вызывать полицию.

Жена в итоге сама начинает освобождать территорию у стола, чтобы раскрыть его. Чуть позже к ней присоединяется и муж.

– Почему вы её от всего отрезали?

– Мы не отрезали её ни от чего. С чего вы взяли? – отвечает жена.

Жена Насыбуллина всё отрицает и ведет себя так, как будто не понимает, что происходит. Брат всё твердит про немытые полы в коридоре и отказ платить ему деньги.

Через несколько минут в дом приезжают полицейские и сразу идут на кухню – брать показания у Насыбуллина. В этот момент к ним подходит Жукова и просит представиться Гатауллина – одного из участковых.

– По поводу вас хотела бы поговорить. Я вчера была на приеме у генерала [Павла] Николаева (глава Следственного комитета России по Татарстану – "Idel.Реалии".), в том числе, и по поводу вас. Почему вы говорили Дамире о том, что я была в розыске по статье 119 УК РФ, что у меня фальшивые удостоверения, о том, что я не являюсь...

– Я такого не говорил.

– Мы можем вам запись показать! Дамира снимала. Я попросила привлечь вас к уголовной ответственности, – парировала Жукова. Дело в том, что в один из дней, когда в очередной раз полиция приехала в дом Дамиры, Расим Гатауллин, участковый отдела полиции, стал говорить женщине, что Жукова – мошенник, а никакой не правозащитник, и что она находится в розыске. Жукова уверена, что это было сделано для того, чтобы оставить Дамиру без защиты.

– Я ничего такого не говорил.

– Альмира Рашидовна, в настоящее время мы находимся по вызову Насыбуллина. Давайте, мы с этим закончим.

***

Пробыв еще недолго с Дамирой Насыбуллиной Жукова отправилась в прокуратуру, полицию и в администрацию. Сначала она хотела попасть к главе поселка, но его не оказалось на месте. Зато правозащитницу принял глава аппарата. Из разговора стало понятно, что он не совсем верит словам Жуковой, но пообещал разобраться, если та принесет документы из полиции, которые подтверждали бы это.

– Вы очень хорошо говорите, но где доказательства? – заявил он.

Альмира Жукова пообещала вернуться чуть позже с документами из полиции.

Следующий пункт назначения – прокуратура поселка. Главы также не оказалось на месте – еще три недели он будет в отпуске, а зампрокурора, который как сообщила девушка в приемной на месте, не открыл дверь.

Отдельную благоустроенную квартиру в новом доме, который к августу следующего года обещают сдать

В полицию удалось попасть только после обеда, кроме того, глава ОВД отказался беседовать в присутствии журналистов, ссылаясь на то, что он "не фотогеничен". Жукова ушла для беседы, а мы уехали из Апастово.

Через несколько дней Жукова позвонила и сообщила, что провела несколько дней в Апастово с Дамирой, а буквально вчера пришла хорошая новость – администрация пообещала дать Насыбуллиной отдельную благоустроенную квартиру в новом доме, который к августу следующего года обещают сдать. Половину дома, где она сейчас живет, также оставят за женщиной.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG