Ссылки для упрощенного доступа

В 2020 г. Татарстан будет отмечать свое столетие. Годом ранее аналогичный "юбилей" предстоит отметить соседнему Башкортостану. Однако еще толком не начавшиеся официальные празднества по данному поводу уже успели породить немало кривотолков и ожесточенных споров из-за того, когда же отмечать "день рождения" нынешнего Башкортостана. К этому, казалось бы, чисто историческому спору по давней башкортостанской привычке густо примешалась политика, причем как обычно – с национальным подтекстом. Помимо башкирских историков и "профессиональных" антихамитовских информационных изданий, одним из возмутителей спокойствия на этот раз стала организация БОО "Башкорт".

Итак, чем же недовольны башкирские активисты? По их мнению, столетний юбилей республики необходимо праздновать не в 2019 году, как постановили власти, а в 2017-м. Официозная дата празднования связана с подписанием Соглашения между Башкирским правительством А.З. Валиди и советской властью в марте 1919 года. Башкирские же активисты, опираясь на теорию местных историков, утверждают: отчет республики следует начать с 15 ноября 1917 года, когда находившийся в Оренбурге первый состав Башкирского правительства издал постановление об учреждении Башкурдистана. В то же время существует и третья дата – 14 июня 1922 года, когда к территории так называемой "Малой Башкирии", которая и подписывала соглашение с советской властью, были присоединены три уезда бывшей уфимской губернии, в результате чего республика и приобрела нынешние территориальные очертания.

Вот как сама организация "Башкорт" разъяснила свою позицию нашему изданию :

Дело в том, что когда ребенок рождается на свет, то именно эта дата и является датой рождения, а не тот день, когда его регистрируют в ЗАГСе. В нашем случае тоже самое относится и к Башкирской Республике. Решение о создании Республики Башкурдистан (Башкортостан) было принято Башкирским областным шуро (советом) 15 ноября 1917 года. Затем это решение было утверждено на III Башкирском съезде с 8 по 20 декабря, который получил название Всебашкирский учредительный курултай. Поэтому и считается датой рождения именно 15 (29) ноября 1917 года. 20 марта 1919 года произошло лишь соглашение между Башкирским и Советским правительствами о признании Башкирской Республики, как о свершившимся два года назад факте. Да, на тот момент Башкирская Республика была утверждена в пределах Малой Башкирии, но как любое живое государство оно может как увеличиваться, так и уменьшаться. Затем 14 июня 1922 года Башкирская Республика была расширена за счет включения территории Уфимской губернии до тех размеров, что сейчас мы имеем.

Когда ребенок рождается на свет, то именно эта дата и является датой рождения, а не тот день, когда его регистрируют в ЗАГСе

Несомненно, все эти даты важны, так как именно они формировали Башкирскую Республику, но датой рождения все считают 29 ноября по новому стилю. Именно поэтому наша организация БОО "Башкорт" категорически не согласна с решением Правительства РБ о праздновании 100-летия в 2019 году. Мы понимаем, что при Советской власти коммунистическая верхушка никак не могла взять за дату основания Башкирской Республики 1917 год, так как республику тогда основали башкирские националисты. Поэтому всегда брался 1919 год, и каждый юбилей шел от этой даты. И в этот раз руководство нашей республики решило ничего не менять и отметить 100-летие от устоявшейся советской даты. Но Советской власти давно уже нет. Мало того, много что поменялось. Вернули старые названия городам, не отмечаются на государственном уровне и многие коммунистические даты, пересматриваются некоторые исторические моменты.

Как мы будем отмечать эту дату, пока не разглашаем

Соответственно, и дата основания республики должна быть пересмотрена. К тому же, мы не имеем право предать забвению труды наших башкирских героев, которые с оружием в руках, не щадя собственной жизни, создали и защищали Башкирскую Республику. Просто так взять и выкинуть два года башкирской истории – это как минимум проявить неуважение к своим предкам, а как максимум – сознательное предательство по отношению к своему народу. Конечно, Башкирская общественная организация "Башкорт" будет отмечать 100-летний юбилей именно в 2017 году. Как мы будем отмечать эту дату, пока не разглашаем. Мы призываем всех, кто помнит великие дела Заки Валиди, Юнуса Бикбова, Муллояна Халикова, Шайхзады Бабича и многих других башкирских деятелей, а также тысяч башкирских воинов, кто пал в сражениях, защищая вновь рожденную республику, отмечать вместе с нами дату образования Башкирской республики именно 29 ноября 2017 года", разъяснил нашему изданию один из лидеров организации БОО "Башкорт".

С исторической точки зрения ситуация здесь представляется довольно-таки сложной. Как известно, после февральской революции 1917 года у многих народов Российской империи появились свои собственные национальные движения. В авангарде национального движения мусульманских народов стояли татары, которые после первого (май 1917 года) и второго (июль 1917 года) мусульманских съездов взяли курс на одновременное строительство экстерриториальной национально-культурной автономии тюрков Внутренней России и Сибири (проект члена кадетской партии Садри Максуди) и территориальной автономии в виде "Идель-Уральской республики" (проект, который лоббировали преимущественно "левые" – "левые эсеры" и большевики). Будущий лидер Башкирской республики – Ахмет Заки Валиди – будучи человеком амбициозным, честолюбивым и представлявший башкирскую делегацию на этих мусульманских съездах, нехотя, но все же согласился на "татарские" проекты. Ведь реальных проектов Башкирской автономии на тот момент не существовало.

Октябрьская революция спутала все политические карты

И все бы ничего, но грянула Октябрьская революция, спутавшая все политические карты. Это грандиозное по своим масштабам политическое событие окончательно разрушило "хрупкий договор" между старым либеральным крылом татарского национального движения и молодыми, но укреплявшими свои позиции день ото дня "левыми". Этим не преминули воспользоваться и непримиримая часть башкир, оформившаяся в башкирское правительство, и проект "Идель-Уральской" республики, провозгласивший Башкурдистан. Главную скрипку здесь играл Шариф Манатов, а известный всем А.З. Валиди был в то время лишь его заместителем. Рассматривая данный проект, трудно сказать, на что рассчитывали новоявленные башкирские государственники, ведь на тот исторический момент все условия были буквально против них. Территория, на которую претендовали "башкиры", была включена в состав предполагаемой "Идель-Уральской" республики.

В фактической на тот момент "столице татарского мира" – Уфе – располагалось Национальное Правительство (Милли Идарә) и Национальный Парламент (Милли Меджлис) с достаточным финансовым бюджетом и с собственной армией (более 70 тыс. штыков) – частями Харби Шуро, расквартированными в ключевых центрах – Казань, Уфа, Оренбург, Астрахань, Белебее. Эти органы самоуправления одновременно отвечали за осуществление проекта как национально-культурной автономии, так и "Идель-Урала".

Фактически у членов Башкирского правительства на тот момент не было ничего осязаемого, кроме собственных амбициозных планов по строительству своей республики. Поэтому в другой ситуации это могло закончиться грандиозным междусобойчиком с нулевым результатом на выходе. Но вскоре было разогнано Учредительное Собрание, на которое и опирался проект "Идель-Урала". Вызванная этим событием нерешительность, а если сказать откровеннее "политическая импотенция" Садри Максуди – лидера Национального Правительства, помноженная на его политическую близорукость, привела к срыву проекта "Идель-Уральской" республики. Таким образом, возникла реальная возможность построения Башкирской республики. После разгона "Идель-Урала" многие видные татарские офицеры из Харби Шуро приняли участие в строительстве башкирских воинских частей. В частности, руководитель Харби Шуро – Ильяс Алкин – стал начальником штаба Башкирской армии. В начавшейся вскоре Гражданской войне А.Заки Валиди был вынужден лавировать между различными центрами силы, пытаясь нащупать долгосрочную политическую основу для Башкурдистана. И вскоре, в марте 1919 года, при посредничестве главного татаро-мусульманского большевика – председателя Центральной мусульманской военной коллегии М. Султан-Галиева – было подписано историческое соглашение между советской властью и правительством Башкирской республики. Это событие и признано в качестве официальной даты возникновения нынешнего Башкортостана. После этого вопрос о возможности существования башкирской автономии был снят с повестки дня.

В июне 1922 года Сталин щедрой рукой "одаривает" Башкирию тремя уездами бывшей Уфимской губернии, где проживало в основном небашкирское население

Но это была еще не вся история. Через полтора года А.Заки Валиди из-за разногласий с Москвой эмигрировал сначала в Среднюю Азию, а затем и в Европу. В июне 1922 года Сталин щедрой рукой "одаривает" Башкирию тремя уездами бывшей Уфимской губернии, где проживало в основном небашкирское население – обещанный референдум по этому вопросу так и не был проведен. После этого Башкортостан приобрел нынешние очертания своих границ, но уже с башкирским меньшинством. Стоит пояснить, что в свое время Заки Валиди был категорическим противником включения в состав Башкирии территории с небашкирским населением. Однако после его ухода под предлогом слабого экономического потенциала тогдашнего Башкортостана этот вопрос был решен самым радикальным образом. В итоге, Башкортостан получил экономически развитое Приуралье и в придачу болезненный национальный вопрос, перманентно оказывающий самое негативное влияние на политическую стабильность в республике. Таким образом, нынешний Башкортостан со всеми его плюсами и проблемами – это, скорее, продукт именно 1922 года.

Нынешний Башкортостан со всеми его плюсами и проблемами – это продукт 1922 года

Почему же власти выбрали в итоге именно 1919 год как дату начала нынешнего Башкортостана, а не 1917-й? Здесь вырисовываются две причины. Во-первых, 2017 год ознаменован как столетний юбилей обеих российских революций (что уже у многих политологов вызывает, мягко говоря, "нехорошие ассоциации"). Во-вторых, прежняя "пробашкирская" власть в лице Муртазы Рахимова по своей давней традиции политического реверанса перед федералами сделала немалый вклад в раскручивание событий именно 1919 года как еще одного доказательства исторической лояльности башкирского народа. А потому еще во времена Бабая никто, кроме самих башкирских историков, о дате 15 ноября 1917 года не вспоминал – даже в их среде этот вопрос не вызывал бурных обсуждений. Отталкивались именно от марта 1919 года как ключевого момента, после которого само существование Башкирской республики приобрело уже реальные черты.

Поэтому реальность такова – если бы сегодня сохранился прежний политический вектор, и Муртаза Рахимов смог бы оставить своего "башкирского" преемника, то такой бурной реакции дата основания РБ вряд ли бы вызвала. Как не вызвало абсолютно никакой реакции празднование в 2007 году 450-летия добровольного присоединения Башкирии к России, хотя с исторической точки зрения это выглядело весьма странно. И дело здесь не только в том, было ли это действительно в добровольном либо в "добровольно-принудительном" порядке. Проблема в том, что те "башкиры-добровольцы", присягнувшие Ивану Грозному, жили в верховьях Камы, где их впервые и обнаружил князь Андрей Курбский. А потому речь в этом случае никак не могла идти о территории нынешнего Башкортостана. Тем не менее, этот явно притянутый за уши эпизод не стал тогда поводом для гневных отповедей со стороны башкирской интеллигенции.

Но для знакомых с ситуацией в Башкортостане эта история, честно говоря, не нова. Любой реальный или мнимый промах нынешних властей республики используется вовсю для раскручивания антихамитовской пропаганды – в первую очередь, среди башкирской части населения. А потому данный эпизод – это лишь очередная фаза этого противостояния.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG