Ссылки для упрощенного доступа

Чуваши – дисперсный народ, больше половины из них расселены по миру. Есть чувашская диаспора в Казахстане, Узбекистане, Украине, США, Канаде, Прибалтике. Жизнь показывает, что дальние чуваши на удивление пассионарны. Часто новые идеи приходят в чувашскую культуру именно с их стороны.

К примеру, лидером молодой эстонской рок-группы "Тарай" является чуваш Александр Айдаров. Музыкант, живущий и работающий в Таллине, исполняет песни в жанре этно-рок исключительно на чувашском языке и в чувашской мелодике.

Александр Айдаров родился в небольшом эстонском городе Кохтла-Ярве в смешанной семье (мама – чувашка). Говорит, что чувашский язык выучил по собственной догадке. В Таллинском техническом университете получил степень доктора наук по специальности "Государственное управление". Исследовал проблему эффективности эстонской культурной политики, направленной на сохранение и развитие национальных меньшинств.

В чувашском "тарай" означает "шелк"

"Тарай" – его отдушина. В составе группы четыре музыканта: Александр Айдаров (автор песен, певец, гитарист), Эйнар Муони (бас-гитарист), Сергей Чекулаев (аккордеонист) и Андреа Патрон (барабанщик). Название коллектива, конечно же, символическое, метафорическое. В чувашском "тарай" означает "шелк". Шелк – на редкость красивая и мягкая ткань, использование которой объединяет во вкусах западные и восточные народы.

Эксперименты "Tарай" связаны с чувашской пентатоникой, которая воспроизводится музыкантами в контексте современных западных движений и ритмов. В основе текстов – стихотворения современных чувашских поэтов (Петр Эйзин, Иосиф Трер, Виталий Станьял) и литературных классиков (Илья Тукташ, Андрей Петтоки, Нестер Янгас, Георгий Ирхи).

Чувашская пентатоника, которая воспроизводится музыкантами в контексте современных западных движений и ритмов

Свое творчество участники "Tарай" характеризуют предельно откровенно: "Чувашский фольклор вдохновляет нас играть так, какой современная чувашская музыка должна быть – мелодичной, харизматичной и со своим собственным национальным чувством". Их шелковые напевы беспрепятственно вливаются в мелодию чувашской души...

Накануне Нового года Александр Айдаров ответил на несколько вопросов корреспондента "Idel.Реалии".

– Александр, как сложился 2016 год для группы "Тарай"? Появились ли новые песни?

– Хороший был год. Мы нашли нового барабанщика – Андреа Патрона из Италии. Так что "Тарай" теперь – поистине многонациональный коллектив: чуваш, ингерманландец, русский и итальянец.

Записали демо "Эпĕ пĕлместĕп" на стихотворение чувашского поэта Петра Эйзина. Сейчас записываем в своей домашней студии еще одну песню "Эпир те маттур". В разработке третья и четвертая. Все эти песни – на стихотворения Эйзина. Это уникальный поэт. Настолько красиво, просто и глубоко пишет.

– Какие планы на 2017 год?

– Во-первых, в новом году хотелось бы приехать всем составом в Чебоксары на III фестиваль чувашского авангарда "Аптăра-fest" и выступить на других концертных площадках Поволжья, если пригласят. Без спонсорской помощи, правда, не обойтись – может, и получится ее найти.

Во-вторых, рассчитываем усилить сотрудничество с ныне живущими чувашскими поэтами.

В-третьих, надеюсь, что после всех демо и их доработки начнем готовить свой альбом к записи.

– Как относятся эстонцы к чувашам и творчеству вашей чувашскоязычной группы?

– Им интересно. Приведу пример. Вместе с эстонским поэтом и переводчиком Пейтером Илусом мы перевели с чувашского на эстонский стихотворение Иосифа Трера "Шурă юр ăшшине" (Тепло белого снега) – теперь эту песню мы можем петь на двух языках.

Илус, кстати, мечтает перевести на эстонский чувашский эпос "Улăп". В 2012 году он перевел кыргызский "Манас", сейчас занялся татарским "Едигей". Надеюсь, живущая в Эстонии чувашская писательница Дина Гаврилова поможет ему с Улыпом.

– Какой вам видится Чувашия из Эстонии? Вы же не раз бывали в Чебоксарах – у вас, наверняка, есть свои наблюдения, замечания?

– С одной стороны, когда приезжаешь в Чебоксары, иногда становится одиноко. Отрицание родного языка здесь – словно формула жизненного успеха. "Не говори с детьми на родном языке, и они многого добьются в жизни". Парадоксально звучит, не правда ли? Понятно, что народ тем самым пытается защититься от прошлых одиозных стереотипов, неприятных эмоций и даже высокомерной реакции окружающих...

Когда приезжаешь в Чебоксары, иногда становится одиноко

Уверен, что для успеха (и, если хотите, экономического) человек должен быть смелым, общительным, уметь находить общий язык с разными людьми. Страх общения на родном языке вряд ли воспитывает такие качества, а вот многоязычие – да. Так должно быть, если рационально думать, но мы живем в мире эмоций и мотивируем свои поступки соответственно. Учитывая темпы ассимиляции, пора подумать не только о лозунгe "Эпир пулнă, пур, пулатпăр!" (Мы были, есть и будем), но и о чувствах человека, говорящего о своем родном языке "Пирĕн чĕлхе никама кирлĕ мар!" (Никому не нужен наш язык).

Для успеха (и, если хотите, экономического) человек должен быть смелым, общительным, уметь находить общий язык с разными людьми

С другой стороны, радуюсь успехам чувашских энтузиастов. Много интересного в Чувашии происходит благодаря их работе. Например, фестиваль "Аптǎра-fest" афиширует современную городскую этнокультуру. Проект "Ялав" развивает этнодизайн. Молодые журналисты на Национальном радио творчески подходят к использованию чувашского языка в передаче "Каçхи микс". Чувашские общественные оганизации "Хавал" и "Ирĕклĕх" старательно продвигают чувашский язык и культуру в городах республики и диаспоре. Автор и администратор сайта "Чǎваш халǎх сайчĕ" Николай Плотников создает электронные чувашские словари, а Мирон Толи – раскладки для смартфонов. В Интернете регулярно поднимаются исторические вопросы, ведутся дискуссии о чувашском (имею в виду историка Сергея Щербакова и искусствоведа Дмитрия Мадурова). Запущен форсайт "Чувашия 2030". Обсуждается развитие этнотуризма. Аксакалы тоже не сидят без дела. Кропотливых краеведов даже и не перечислить.

– Добавьте несколько слов по поводу этнотуризма. Знаем, что в свое время вы исследовали этот вопрос в Эстонии.

– Очень надеюсь, что вам в Чувашии удастся минимизировать проблему диснейлендизации культуры. Этнографические диснейленды (в плохом значении) распространились по всему миру. У нас, в странах постсоветского пространства, любят бездумно перенимать "наилучшие зарубежные практики", абсолютно забывая об их "наихудших локальных последствиях".

Не хочется, чтобы в строящемся в Чебоксарах этнопарке "Амазония"... и Центре краеведения и туризма "Чемень карди"все закончилось матрешкой в тухье...и "настоящей русской баней по-чувашски"

Не надо повторять чужих ошибок. Не хочется, чтобы в строящемся в Чебоксарах этнопарке "Амазония", в этноэкологическом комплексе "Ясна" и Центре краеведения и туризма "Чемень карди" в Чебоксарском районе все закончилось матрешкой в тухье, шыртанчиком а-ля "Алран кайми" и "настоящей русской баней по-чувашски"... "Матрешку" можно встретить и в Таллине, и в Москве, а вот чувашского Улыпа даже в столице республики трудно разыскать...

Группа "Тарай" с песней "Танлаштармăп" (Не буду сравнивать) на стихи Нестера Янгаса

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG