Ссылки для упрощенного доступа

"Если Минниханов не видел наших писем, это вопрос к работе его аппарата"


Займище, май 2015 года. Юлия Файзрахманова передаёт первому заму главы Минэкологии РТ Рустему Камалову предложения защитников Волги.

Займище, май 2015 года. Юлия Файзрахманова передаёт первому заму главы Минэкологии РТ Рустему Камалову предложения защитников Волги.

Накануне Нового года активист Юлия Файзрахманова испытала дежавю. В апреле 2015-го она рассказала президенту России Владимиру Путину о засыпке Волги в Татарстане – и изумилась интересу к собственной персоне со стороны республиканских чиновников. В конце 2016-го защитники Волги вновь оказались нарасхват в министерствах и ведомствах Татарстана. И опять, похоже, система пришла в движение по указке "сверху".

На днях президент РТ Рустам Минниханов раскритиковал активистов за "саботаж" и "набор политических очков", а чиновникам отечески попенял на недостаточную работу с общественностью. Чиновники привычно взяли под козырёк. В итоге 27 декабря защитников Волги пригласили сразу на два совещания. Сначала в Минстрое, затем – в министерстве экологии. Файзрахманова рассказала "Idel.Реалии", что обсуждали в стенах министерств, и ответила на критику Минниханова.

- Юлия, для чего вас пригласили в Минстрой? Ведь экология и особенно проблемы Волги в районе Займища их касаются разве что опосредованно.

- В Минстрое нам рассказали о проекте обустройства Займища, разработанном "Татинвестгражданпроектом" (ТИГП). В руках мы этот проект не держали и оценивать его можем пока что лишь со слов проектировщиков. Нам сказали, что [в Займище] предполагаются дебаркадеры, домики на сваях типа рыбацкой деревни, площадки для занятий спортом – но без капитального строительства.

- Вас это устроило?

- Нет. Потому что размытие засыпанных проток и восстановление природы в Займище не играют в проекте ТИГП ключевой роли. Основная разница позиций – нашей и чиновников –заключается в том, создавать ли там особо охраняемую природную территорию (ООПТ) или развивать эту зону, как рекреационную.

- Чем плоха рекреационная зона?

- Тем, что можно в любой момент перевести её под застройку. Вы можете нарисовать любой парк, обозвать его как угодно, но без статуса ООПТ через пять лет вместо него там будут стоять те же самые новостройки.

У нас в Татарстане - один из самых низких процентов ООПТ в России

ООПТ – единственный охранный статус территории, который при этом позволяет выполнять ей рекреационную функцию. Отдых жителей без нанесения ущерба природе, отдых приезжающих казанцев, различная активность, в том числе - проживание дачников на законных основаниях, которые пока, к слову, не могут даже оформить свои домики – все это возможно в рамках создания ООПТ, природного парка регионального значения или даже национального парка с расширением границ, например, до Зеленодольска (на участке Волги от Займища до Зеленодольска – располагается большое количество островов, на которых обитают в том числе и краснокнижные виды животных и растений - "Idel.Реалии").

В 2020 году открываются новые квоты на создание таких парков в России и можно сейчас уже сделать природный парк - с тем, чтобы потом согласовывать его расширение до национального парка. Это будет очень хорошо, учитывая что у нас в Татарстане - один из самых низких процентов ООПТ в России.

- Вы упомянули квоты. Что они означают? Какие-то денежные вливания со стороны федерального бюджета?

- Федеральные нацпарки площадью от 5 тыс. га (это как раз от Займища до Зеленодольска, включая острова, мелководье, протоки) относятся к федеральному ведению, и поэтому финансируются из федерального бюджета. Поэтому существуют квоты на создание новых парков. Заявки можно начать формировать уже сейчас, но в финансирование новые нацпарки в любом случае включат с 2020 года. Как раз есть три года, чтобы провести подготовительные работы.

Кстати, на встрече в Минстрое помимо меня была Надежда Ассанова - представитель проектной группы по созданию ООПТ "Займище". Группой руководит профессор КФУ Нафиса Мингазова. Они вели работу в Займище несколько лет. И мнение профессионалов однозначное: эта территория имеет природную ценность и должна сохраниться именно как ООПТ. При этом самым важным, первоочередным этапом на сегодня является размытие проток.

Рассуждать о будущем этой территории можно сколько угодно. Но задачей ближайшего лета является ликвидация ущерба - восстановление проток, почвенного слоя, может быть, высадка краснокнижных растений. Поэтому говорить о каких-то детских площадках, дебаркадарах без определения статуса территории, без восстановления ущерба, мы считаем, преждевременно.

-То есть вы тоже пришли на встречу в Минстрой не с пустыми руками?

- Мы принесли пока эскизный проект. Это картинки, по сути. Но помимо него есть комплексное экологическое обследование. Это большой том серьезной работы. И есть предложения по дальнейшему развитию парка - от природного до национального, которые могут быть осуществлены и которым, к сожалению, уже два года не уделяют должного внимания.

Первый заместитель министра строительства РТ Алексей Фролов сказал, что он нашего проекта до этого не видел. Хотя мы сам эскизник передавали в свое время и в министерство экологии РТ, и помощнице президента РТ Наталье Фишман.

Когда говорят, что территория должна развиваться как рекреационная, как зона отдыха, у нас с этим никаких споров нет. Действительно там всегда отдыхали люди.

Нельзя забирать у природы и местных жителей территорию для того, чтобы сделать там курорт для более обеспеченных

Вопрос, что понимать под зоной отдыха. Либо это территория, которая сильно изменена, за пребывание на которой нужно платить деньги, которая потеряла свой оздоровительный эффект или теряет его,потому что там сильное воздействие на природу оказывается. Либо это зона отдыха, где просто созданы условия для безопасного отдыха людей. Например, в Займище, где люди купаются, логично было бы уже давно поставить вышку для спасателей.

Мы считаем, что нельзя забирать у природы и местных жителей территорию для того, чтобы сделать там курорт для более обеспеченных. Неправильно, когда у местных мальчишки или девчонки, которые с рождения там купаются и благодаря этому не нуждаются ни в каких лекарствах, отбирают берег и реку и начинают взимать плату за пребывание на этой территории. В Октябрьском поселении (Займище входит в границы этого поселения - "Idel.Реалии"), кстати, живут люди небогатые.

- Думаете, дойдёт прямо до такого?

- Когда мы видели проект строительства жилья на этой территории – это первый генплан Октябрьского сельского поселения, который был отвергнут местными жителями – там предполагалась засыпка акватории и строительство бассейна для купания покупателей. То есть хотели отобрать у тех, кто беднее, и отдать тем, кто богаче. Я считаю, это несправедливо. Природные богатства в нашей стране принадлежат всем.

- Президент Татарстана Рустам Минниханов вроде бы тоже за отдых для всех, но при этом на предновогодней встрече с журналистами нелестно высказался об активистах, пытающихся отстоять природу. Приведу цитату: "Когда в Казани набережную делали, тоже говорили, что засыпаем Казанку. А сейчас все пользуются набережной, всем это нравится".

- Вы знаете, есть красота живого, а есть – мертвого. Можно кого-нибудь убить, труп красиво нарядить, забальзамировать – и сказать, что это лучше, чем живой человек. Но это же будет не так. Вот и в этом случае лучше живой природы - особенно в городах, где и так большая нагрузка на здоровье людей - нет.

Хорошо, что президент подключился к обсуждению и пресса пишет об этом. Но хотелось бы, чтобы в реальности это обернулось созданием охраняемой природной территории для людей и животных, а не очередными отговорками, которые всего лишь прикрывают интерес каких-то приближенных компаний по организации коммерческого отдыха под разными благовидными предлогами. Совершенно необязательно для качественного отдыха бетонировать набережные, вешать туда кучу гирлянд и говорить, что только так мы можем отдыхать.

Новая набережная, которую сделала ПСО "Казань", возникла не на месте старых бетонных плит. Для того, чтобы увеличить площадь и разместить там рестораны, был сделан вынос территории на водный фонд Казанки на 20-30 метров. Это не реконструкция старой набережной. Это создание новой полосы. Велодорожки можно было поместить там и без такого расширения.

- А вот еще камень в ваш огород. Минниханов - о защитниках Волги: "Есть люди, которые, может, болеют за экологию, а есть люди, которые не за экологию — им нужны конфликтные ситуации. Как вот с Займищем, третий год уже. Я запретил, сказал, чтобы там никаких работ не проводилось: "Это будет зона отдыха". А люди по-прежнему ходят с плакатами и требуют: "Прекратите засыпку!" Никто там ничего не засыпает, этого нет. И где ваши предложения, что будем там делать?"

Какая разница, с какой стороны копают? Это та же самая Волга, те же самые острова и те же самые люди, которые страдают

- Во-первых, я не знаю, каких людей, ищущих конфликты, он имеет в виду. За пять лет, которые я посвятила защите Волги, а потом - и Казанки, я не видела ни разу человека, имевшего какой-либо иной интерес, кроме желания спасти реку. Во-вторых, засыпка близ острова Алёнка со стороны фарватера под разными предлогами идет. И когда мы в 2015 году останавливали эти работы, они велись еще безо всяких разрешений. Какая разница, с какой стороны копают – со стороны Займища или со стороны фарватера? Это та же самая Волга, те же самые острова и те же самые люди, которые страдают.

В-третьих, все наши предложения были отправлены президенту еще два года назад. Были отправлены письма непосредственно от руководителей Гринпис России, WWF России и тысяча живых подписей на имя президента РТ. В обращениях говорилось, что надо размывать протоки, восстанавливать территорию и создавать ООПТ, отвечающую интересам и жителей, и дачников, и отдыхающих. Если Минниханов не видел наших писем, это вопрос к работе его аппарата.

- Понятно. А о чём велась речь на совещании в Минэкологии РТ, куда вас пригласили в тот же день, что и в Минстрой?

- Было много достаточно лиц из различных ведомств – Росприроднадзора, татарской природоохранной прокуратуры. Достаточно много людей, которых нам представили как тех, кто войдет в рабочую группу. Нам тоже предложили выбрать несколько человек из группы "Волга и народ против".

Сейчас акценты нужно смещать с популизма, которым был отмечен Год водоохранных зон, и заниматься решением проблем

Кроме того, в конце к нам подошла представитель Наталии Фишман Надежда Снигирева. Сказала, что хотела бы взаимодействовать с рабочей группой, что какие-то проектные мероприятия могут начаться в поселке. Но местные активисты сказали, что с Фишман они работать не хотят. Не хотят, чтобы из того, что является Родиной, делали какую-то показательную картинку, не решив при этом базовых проблем.

Я пояснила, что два года назад мы неофициально обращались к Наталье Львовне, когда еще не так много было сделано самими нами, когда её советы еще были бы очень вовремя - но она не стала тогда входить в эту ситуацию. А сейчас акценты нужно смещать с популизма, которым был отмечен Год водоохранных зон, и заниматься конкретным решением водоохранных проблем.

- Вам не кажется, что все эти мероприятия под Новый год, когда вы и другие защитники Волги оказались буквально нарасхват, такой же популизм?

- У меня это вызвало ощущение дежавю. Когда в 2015-м на форуме ОНФ я рассказала Путину о засыпке Волги, я еще не успела вернуться в Казань, а нашу группу уже вызвали в Минэкологии и спросили, какие у нас основные требования, предложили кого-то из наших ввести в созданную тогда рабочую группу.

И сейчас всё то же самое.

Мы даже посоветовались с активистами – Надеждой и Владимиром Мизриными, Гульнарой Гилязовой – и решили, что не будем писать какие-то новые письма. Просто возьмём старые, отправленные два года назад. Список активистов не изменился, ситуация – тоже.

Ничего из того, что мы там предлагали, сделано за два года не было. Дай бог, если сейчас произойдет новогоднее чудо и что-то сдвинется. Но я думаю, что-то капитально должно измениться в мироздании, чтобы эти процессы пошли.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG