Ссылки для упрощенного доступа

Чего следует бояться.

На мой взгляд, только одна черта будущего не вызывает никаких сомнений – это растущая неопределенность. К сожалению, действия российских властей эту неопределенность не только не уменьшают, а напротив, увеличивают. Война в Сирии, декларировавшаяся как война с ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация), но оказавшаяся войной на стороне Башара Асада с его оппозицией, значительно увеличила риски террористических актов в отношении российских граждан, таких, как взрыв в российском пассажирском самолете над Синаем и убийство Андрея Карлова, российского посла в Турции. При этом очевидно, что обеспечить безопасность россиян как внутри страны, так и за её пределами, спецслужбы не могут. Недавняя история с проездом легкового автомобиля через терминалы международного аэропорта Казани еще раз показала, что предпринимаемые дорогостоящие меры безопасности в аэропортах и на вокзалах имеют большей частью демонстрационный характер.

У россиян нет никакой уверенности, что возникающие споры и конфликты будут разрешены в соответствии с законом

Еще один очевидный фактор нестабильности и неопределенности для российских граждан – отсутствие независимой судебной власти. Как и в случае с возросшей опасностью терроризма вся ответственность за это лежит на российском президенте. У россиян нет никакой уверенности, что возникающие споры и конфликты будут разрешены в соответствии с законом. Не защищены предприниматели, не защищены рядовые граждане. Любой может оказаться в заключении. Во всё большей степени от отсутствия независимого суда начинают страдать чиновники, утратившие в результате внутриэлитных конфликтов доверие вышестоящих агентов.

В этом отношении российская властная элита, долгое время поддерживаемая значительной частью граждан и чиновников из стремления к "стабильности и порядку", сама эту стабильность подрывает.

Следует ли бояться чего-либо российским гражданам в 2017 году? Мне кажется, нет. Страх и боязнь ведут к значительным ограничениям в повседневной жизни, внутренней и внешней несвободе. Но будет разумным принимать в расчет риски, которые можно контролировать.

Если говорить о повседневных рисках, то они остаются теми же самыми. Мы по-прежнему рискуем своей жизнью и здоровьем всякий раз, когда оказываемся в зоне дорожного движения. В Татарстане в 2016 году люди погибали в ДТП ежедневно, 16-17 человек каждый день получали ранения. На российских дорогах в этом году каждый день погибало более 50 человек, почти 600 получали ранения. И, тем не менее, значительная часть водителей и пассажиров не пользуется ремнями безопасности, водители разговаривают по мобильным устройствам, пешеходы по-прежнему выходят на проезжую часть, не думая о том, видят их водители или нет (значительно больше половины наездов на пешеходов в этом году, как и в предыдущие, произошло в темное время суток).

Никто не знает, как поведет себя родственник, сосед, пассажир в купе, прохожий в состоянии измененного сознания, не говоря уже о пьяных водителях

Еще один риск – пострадать в результате потребления алкоголя (собственного или других людей). Употребление алкоголя в отличие от наркотических веществ в России не имеет статуса социальной проблемы. Чаще говорят об алкогольных отравлениях, но не о повседневном потреблении. Между тем, насильственная преступность в России – это в значительной степени преступления, совершаемые в пьяном виде. В этом отношении рискуют все – никто не знает, как поведет себя родственник, сосед, пассажир в купе, прохожий в состоянии измененного сознания, не говоря уже о пьяных водителях.

Совсем не новым, но всё более серьёзным риском становится ВИЧ. Эпидемия уже вышла за пределы каких-либо четко очерчиваемых групп. Оцениваемое эпидемиологами в полтора миллиона число людей, живущих с ВИЧ, означает, что не имеет никакого смысла говорить о "группах риска" или "уязвимых группах". Вирус иммунодефицита человека – это повседневная реальность для всех. Ситуация усугубляется риторикой традиционных ценностей, препятствующей заместительной терапии, программам снижения вреда, раздаче шприцев и презервативов тем, кому они нужны, но кто не может их приобрести, обсуждению в школе и семьях вопросов, связанных с сексуальностью.

Снижение этих повседневных рисков – прямая обязанность властей. Вместо этого мы видим совершенно другие приоритеты: войну в Украине, войну в Сирии, стремление к повышению статуса России на мировой арене.

Искандер Ясавеев, доктор социологических наук

Высказанные в рубрике мнения отражают точку зрения автора

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

XS
SM
MD
LG