Ссылки для упрощенного доступа

Недавнее заявление ВТОЦ о необходимости оставить статус государственного в РТ лишь за татарским языком вновь всколыхнуло споры о судьбе языков коренных народов России.

Активисты ВТОЦ призвали общественность, включая своих идеологических оппонентов, к широкому диалогу по вопросу языка. Проблема нынешнего положения татарского языка и впрямь нуждается в отдельном рассмотрении.

Но сегодня стоит обратить внимание не только на заявление, но и контекст, в котором оно прозвучало. Как затем пояснили сами представители ВТОЦ, затрагивание этого вопроса не в последнюю очередь связано с истечением в 2017 году Федеративного договора между Российской Федерацией и Республикой Татарстан.

Говоря о новой редакции договора, нельзя ограничиваться лишь гарантиями татарстанской властной элите

Этот документ, наряду с постом президента Татарстана, является последним "осколком" уже далекой от нас эпохи суверенизации. Наличие этого статусного документа, регулирующего взаимоотношения между Москвой и республикой, как показала практика, мало что решает. Как, например, сейчас, когда договор де-юре есть, но де-факто Татарстан в своих правах и возможностях практически ничем не отличается от других российских регионов.

До этого, напомним, существовали два договора – первый от 1994 года и второй, заключенный в 2007 году. Первый был бессрочным, и хотя не содержал многих моментов, на которых настаивала татарстанская общественность, но все же имел хоть какую-то начинку. Второй договор 2007 года был уже скорее данью традиции и потерял даже те куцые привилегии, которые содержались в первом договоре. По умолчанию все идет к тому, что нынешний статус-кво будет законсервирован.

Говоря о новой редакции договора, нельзя ограничиваться лишь гарантиями татарстанской властной элите, как, например, статус президента. Свои гарантии должны получить как жители Татарстана, так и татары, проживающие в других регионах России. Да, вы не ослышались. В конституции Татарстана, которую еще пока никто не отменял, есть 14 статья, гласящая: "Республика Татарстан оказывает содействие в развитии национальной культуры, языка, сохранении самобытности татар, проживающих за пределами Республики Татарстан". А это значит, что в договоре (если конечно он будет подписан) ко всему прочему должно быть прописано право Татарстана содействовать сохранению этнокультурных и общегражданских прав татар, проживающих за пределами республики.

Пока Татарстан может лишь морально поддержать татар за пределами республики

В необходимости этого инструмента мы лишний раз убедились совсем недавно, во время событий вокруг Белоозерской школы в республике Мордовия. Пока Татарстан может лишь морально поддержать татар за пределами республики (хотя это тоже необходимо). При другом раскладе мог бы существовать реальный инструментарий для налаживания нормального существования татар живущих вне региона. Думаю, в этом в какой-то мере должно быть заинтересовано и федеральное агенство по национальной политике - ведь подобное посредничество официального Татарстана позволит избежать в будущем многих конфликтных ситуаций.

К тому же в этом договоре обязательно необходимо прописать необходимость учета федеральным министерством образования и науки в своих программах регионального и этнокультурного фактора. Это в равной мере касается не только школьного образования, но и вузовского.

Договор, не учитывающий этнополитических интересов татар Российской Федерации, республике не нужен. Если не будут прописаны именно эти моменты, то этот договор станет очередным клочком бумаги, не имеющим никакой юридической силы.

Теперь что касается самого ВТОЦа. Всетатарский общественный центр - старейшая татарская общественная организация, возникшая в самый пик перестройки – в конце 1988 года. Учредительный съезд организации прошел 17-18 февраля 1989 года. Главной целью организации на тот момент, помимо возрождения и развития татарских языка и культуры, было провозглашение ТАССР союзной республикой.

ТОЦ долгие годы говорил о вещах, которые не могли позволить себе обсуждать те, кто был крепко связан с государственными институтами

Вовлечение широких масс в это поистине народное движение создало достаточную легитимную базу не только для провозглашения Татарстана союзной республикой в 1990 году, но и обеспечило поддержку идеи суверенитета на исторически важном референдуме 1992 года. Сегодняшний Татарстан со всеми его атрибутами, особым статусом (правда, уже скорее формальным) и собственным президентом создал именно ТОЦ. Из-за внутренних политических разборок внутри татарского национального движения часть бывших основателей официально отошла от деятельности организации. Но и позже ТОЦ долгие годы выполнял весьма важную и необходимую роль "громоотвода" и говорил о вещах, которые не могли позволить себе открыто обсуждать те, кто был крепко связан с государственными институтами.

Это была "вечная игра в хорошего и плохого полицейского", которая при нормальной политической системе дала бы определенные плоды. Но проблема в том, что люди, ответственные за внутреннюю политику в республике и больше всего нуждавшиеся в наличии такого "тандема" уничтожили эту схему. Взамен они попытались выстроить общественную легитимность на религиозном факторе – вроде как нейтральном и неполитизированном. Но попытка направить общественную энергию в ислам обернулась еще большими проблемами.

Проблема в том, что ныне самому Казанскому Кремлю опереться просто не на кого, точнее - не на что

Тут срабатывает поговорка – "если ты не занимаешься политикой, политика займется тобой". Попытка убежать от политики в итоге опять привела к необходимости заниматься ею, но драгоценное время упущено, а самое главное – многие завоевания эпохи борьбы за суверенитет республики, как и его социальная база на сегодняшний день уже потеряны.

Своим недавним высказыванием в духе начала 90-х Рустам Минниханов очевидно не только дискутировал с федеральным центром, но и пытался заручиться поддержкой граждан Татарстана. Проблема в том, что ныне самому Казанскому Кремлю опереться просто не на кого, точнее - не на что. И дело здесь не только в том, что центр сильнее, чем в начале 90-х. Да, он сильнее, но на фоне истощения финансовых ресурсов и возрастающего недовольства элит разного рода санкциями и контрсанкциями, эта сила будет неизбежно ослабевать. Главная же проблема в том, что у Татарстана в те времена было мощное национальное движение, готовое не только обеспечить легитимность самой республики, но и его особого статуса. Теперь же его нет.

Слишком много вопросов у татарской общественности накопилось в последние годы не только к федеральному центру, но и к самим региональным властям.

Ильнар Гарифуллин, политолог

Высказанные в рубрике мнения отражают точку зрения автора

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG