Ссылки для упрощенного доступа

"Idel.Реалии" продолжают видеопроект "Реальные люди", в рамках которого мы беседуем с гостями о главных событиях, которые повлияли на жизнь нашего героя, Татарстана и других реcпублик Поволжья. Гостем программы сегодня стал политик Константин Боровой, с которым мы обсудили уход с поста премьер-министра Татарстана Ильдара Халикова и увольнение главы Удмуртии Александра Соловьева.

В понедельник президент Татарстана Рустам Минниханов принял отставку премьер-министра республики Ильдара Халикова. Во вторник президент России Владимир Путин уволил Александра Соловьева с поста главы Удмуртии.

– Ильдар Халиков, как вы знаете, был председателем совета директоров Татфондбанка, у которого отозвали лицензию. Сам он в комментариях СМИ заявил, что готов был уйти еще в декабре, однако остался, поскольку хотел помочь клиентам банка. Ваше мнение – Халиков ушел или Халикова "ушли"?

– Идет подготовка к выборам. Всякие протесты, особенно не направленные на поддержку власти, рассматриваются как опасность, как признак нестабильности. Те руководители регионов, которые не в состоянии обеспечить стабильность, должны уйти с точки зрения Кремля. Получилась действительно такая связь с обрушением банка. Протесты вкладчиков постепенно становятся протестами против руководства. Это недопустимо, особенно в предвыборный период, когда нужно единство народа, сплоченность власти. Те, кто не в состоянии ее обеспечить, должны уйти.

– Власти не так часто шли навстречу протестующим. Протесты вкладчиков Татфондбанка и Интехбанка начались в декабре прошлого года. И уже со второй недели они начали выдвигать требования отставки сначала Ильдара Халикова, а затем и Рустама Минниханова. Можно ли верить словам властей, что Халиков и так бы ушел или татарстанские власти пытаются скрыть свое отношение к требованиям протестующих. То есть "раньше мы не шли на поводу, но тут нам пришлось, но мы это признавать все равно не будем".

– Все пытаются копировать действия президента, который действительно старается не идти на поводу у протестующих, у оппозиции, у тех, кто задает очень неудобные вопросы. Но в случае с руководителями рангом пониже – они гибче. Они зависят от двух сторон: с одной стороны – это общество, народ, а с другой – высшее руководство. Это очень противоречивая зависимость. С одной стороны они обязаны обеспечивать граждан пенсиями, зарплатами, спокойствием, стабильностью. А с другой стороны они должны делать все, что им приказывает Кремль.

Это часто противоречивая задача, невозможно быть слугой двух господ. Это противоречие порождает напряжение, когда приходится отказываться от каких-то участников процесса. Это тот самый случай, когда он не справился с этой ситуацией. В принципе не мог, наверное, справиться, потому что решение об отзыве лицензии принималось в Москве, а вкладчики – в Казани. В этой ситуации жертвой должен был стать председатель банка и премьер-министр. Сочетание очень странное, кстати говоря, в цивилизованных странах просто не допустимое. Хочешь работать в исполнительной власти, – будь любезен оставить должности в коммерческих структурах.

– Халиков был председателем совета директоров. Его функция заключалась в том, чтобы просто там быть. Вы сказали про Москву. Уход Халикова был решением татарстанских властей или московских?

– Давайте начнем с причины. Решение об отзыве лицензий, с которым, безусловно, власти Татарстана спорили, боролись, – это решение Москвы. Им не удалось использовать свои лоббистские возможности представителей в Москве добиться восстановления лиценции, а по существу – материальной помощи для банка. В этом смысле это, конечно, решение Москвы. Вот эта противоречивая ситуация, которую на уровне Татарстана никто не мог разрешить, – это, конечно, решение Москвы. В результате этого ситуация разрешилась именно так.

– По-вашему, Москва приняла это решение. Означает ли это, что в ближайшее время может пошатнуться стул под Рустамом Миннихановым?

– Если некоторое время назад, годы назад считалась достаточной полная лояльность главы республики, региона, области, то сегодня этого уже недостаточно. Умение справляться с возникающими проблемами, умение использовать все доступные инструменты, в том числе спецслужбы, в том числе каким-то образом влиять на оппозиционные настроения – вот это то, что требуется сейчас от главы региона. Последние назначения, если вы заметили, – это назначения сотрудников спецслужб. Большинство назначений – это люди, приближенные к Путину. То есть здесь требуется лояльность личного контакта, потому что Кремль очень озабочен складывающейся ситуацией.

Выборы под вопросом. Неожиданная протестная активность, выплеснувшаяся на улицы 100 городов, – это та неожиданность, с которой столкнулся Кремль, с которой пока не знают, как справиться. Справляются, но пока все неуклюже получается, включая взрывы в Питере. Поэтому Путин пытается продвинуть самых ближайших к нему людей. Одно из назначений – это мало профессиональный в государственном управлении охранник. Что такое охранник? Это человек, владеющий оружием, безмерно преданный своему хозяину, но ни в коем случае не способный управлять большим регионом.

– Алексей Навальный в интервью нашему изданию говорил, что вся эта проблема с банками, которая обрушилась на Татарстан, может быть связана с рейдерским захватом основных активов республики. Мы помним историю с Башнефтью. Можно ли поставить знак равенства между историей экономической и историей политической? Не ведется ли все к тому, чтобы ослабить Татарстан в угоду кому-то?

– Татарстан – это очень сложный регион. Еще во времена моего депутатства и во времена Бориса Николаевича Ельцина Татарстан демонстрировал очень высокую степень независимости. И это было хорошо. Потому что все-таки мы живем в федерации, и правильные слова Ельцина, которые потом, правда, не нашли подтверждения, о том, что "берите независимости, сколько можете взять", в нынешних условиях воспринимаются совершенно иначе. Вот эти свободолюбивые настроения для нынешнего Кремля очень подозрительны. Желание перехватить не только политические, но и экономические инструменты всегда присутствовало, а сегодня усилилось, потому что возникли крупнейшие корпорации, которые концентрируются вокруг Кремля и захватывают все больше и больше. Самый простой путь – вы правильно называете это "рейдерским захватом". В Кремле придуманы для этого случая другие термины – "стабильность", "управляемость", "влияние государства" и т.д.

– Владимир Путин во вторник уволил Александра Соловьева с поста главы Удмуртии. Соловьев подозревается в получении многомиллионной взятки. На ваш взгляд, все отставки губернаторов – это "показуха" перед президентскими выборами или все же желание бороться с коррупцией на региональном уровне?

– Коррупция – это повод. В современной России это всего лишь повод – пока еще никто с этой самой коррупцией бороться не собирается. Это признак стабильности, когда глава региона, республики, области, края вместе со своей семьей захватывает все больше и больше территории, тем самым контролируя регион. Это очень старая схема, признанная Кремлем. Это уже и не называется коррупцией. Это делают все руководители регионов. Те, кто этого не делает, – просто не выживает, его сместят.

– Не всех же убирают. Потолок какой-то должен быть?

– Это тоже старое русское высказывание – "бери по чину". Но в данном случае это все-таки не то. Это борьба внутри кланов, которые влияют на принятие решений в Москве, в республике, желание продвинуть своих кандидатов, желание продвинуть в руководители республики "своих" "надежных" сотрудников – это тоже очень хорошо проходит в рамках подготовки к выборам, в рамках возникшей неожиданной нестабильности, испуга Кремля перед нарастающими протестными настроениями. Хотя настроения очень сильные: это и дальнобойщики, и вкладчики банков, и пенсионеры, которым уже просто не на что жить, госслужащие, содержательная часть зарплаты которых уменьшается, растущие цены.

– Будут ли продолжаться чистки в губернаторских кругах в других регионах? В Самаре продолжаются митинги против Николая Меркушкина, например. Если чистки будут продолжаться, будут ли они усиливаться по мере приближения к выборам?

– Сейчас они будут усиливаться, а уже ближе к президентским выборам будет использована традиционно иная технология, когда пожар тушат деньгами – забрасывают купюрами. Сейчас это тоже новость нынешнего поколения. В России значительно меньше ресурсов. Вот эти огромные накопления, сделанные в жирные годы, таят просто на глазах. Причем по некоторым параметрам они давно исчерпаны, потому что по ним даны обязательства, получены кредиты. Поэтому такое впечатление, что это будет чуть ближе к выборам – продолжение разборок с губернаторами. Плюс к этому – в момент близости распада власти очень сильно начинают конкурировать разные кланы, разные группы. Они конкурируют за исчезающие ресурсы.

Продолжение следует.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG