Ссылки для упрощенного доступа

Борьба с безнравственностью, как и перманентный поиск экстремистов, набирает обороты. На прошедшей неделе Экспертный и Правозащитный центр Всемирного русского народного Собора объявил известного татаро-мусульманского религиозного и общественного деятеля XVIII века Габдуллу Галиева (более известного под именем Батырша) "антироссийским деятелем и религиозным фанатиком", попутно сравнив его деятельность с "идеологами и пропагандистами исламистских террористов".

Борьба с бездуховностью и поиск "пятой колонны" (и экстремистов, что в теперешних условиях стало синонимом) нынче стали весьма занятной "идеей фикс". И этим сегодня в России уже никого не удивить.

СУДЬИ КТО

Для начала выясним, из какого гнезда "вылупились" эти эксперты и правозащитники, которым уже мало современных террористов - теперь они решили их поискать в глубинах нашей богатой истории.

"Всемирный Русский Народный Собор (сокращённо ВРНС) — международная общественная организация, основанная в мае 1993 году под эгидой Русской православной церкви с целью консолидации русского народа". То есть мы имеем дело с "дочкой" самой влиятельной религиозной организации в нашей стране. На сайте этой организации в числе "свежих" заявлений можно легко найти еще одно, связанное с якобы травлей эксперта экспертного центра (извините за тафтологию) ВРНС Романа Силантьева, прославившегося яркими исламофобскими измышлениями. При этом его авторы ссылаются на заявление Совета муфтиев России от 21 февраля текущего года. Судя по всему, именно здесь, что называется, и зарыта собака. Ведь о давнем противостоянии Романа Силантьева с Советом муфтиев России известно уже широко. И приклеивание ярлыка антироссийского деятеля и религиозного фанатика на известного татарского богослова, судя по всему, напрямую связано именно с этим.

Нам бы пришлось срочно избавляться от всех учебников по истории татарского и башкирского народов, книг по истории богословского наследия, переименовать улицу в пригороде Уфы и закрыть школу

В конце своего заявления борцы с бездуховностью обращаются к "законодателям и общественности Санкт-Петербурга, которые должны дать свою оценку этой безнравственной акции". Объявив ни много ни мало о том, что "чествование Батырши в дни траура по жертвам теракта в Санкт-Петербургском метрополитене, число которых, к сожалению, продолжает расти, выглядит в этом контексте как вызов гражданскому миру и межрелигиозному согласию в нашей стране". Хорошо, что не к силовикам, а то пришлось бы нам всем срочно избавляться от всех учебников по истории татарского и башкирского народов, книг по истории богословского наследия, переименовать улицу в пригороде Уфы и закрыть действующий государственный музей, посвященный этому яркому религиозному деятелю. Остается только надеяться, что общественности Петербурга и депутатам городского Заксобрания тоже пока не до истерик православных активистов. Ведь на носу более насущные дела. К примеру, референдум по передаче Исакиевского Собора таким вот борцам с бездуховностью. В общем, нынче не до всяких там Батыршей Галиевых. Тут работать надо.

Школа имени Габдуллы Галиева (Батырши) в Башкортостане

Школа имени Габдуллы Галиева (Батырши) в Башкортостане

КОГО ОБВИНЯЮТ

Кто же такой Батырша Галиев, чьё наследие не дает покоя поборникам духовности? Новоявленный "экстремист" родился в 1710 году в селе Верхнекарышево Сибирской дороги (ныне Балтачевский район Республики Башкортостан). Учился, затем и сам преподавал в ряде медресе на территории нынешнего Башкортостана и прослыл большим знатоком исламского права, благодаря чему губернские власти частенько привлекали его к решению спорных вопросов. Благодаря этому он был избран в 1754 году ахуном (мусульманским руководителем) Сибирской дороги (административной единицы в тогдашней Оренбургской губернии). Его ждала весьма почетная по тем временам должность.

Однако в это же время в этих краях начинает работать "Контора новокрещенских дел" во главе с печально известным Лукой Конашевичем, прославившимся насилием в отношении татар и мусульман Поволжья при попытке обратить их в "государственную веру".

Если раньше территория нынешнего Башкортостана была свободна от этих сомнительных социальных экспериментов, став убежищем для татар-мусульман, бежавших сюда от безземелья и насильственной христианизации, то теперь от не в меру фанатичного церковного иерарха им уже не было никакого спасения. Плюс к этому добавилась налоговая реформа, приведшая к тому, что финансовые обязательства для простого населения края возросли в 5-6 раз. В ответ на это Батырша весной 1755 года обратился к мусульманам края с обширным воззванием ("Таһризнамә"), где осудил политику насильственной христианизации мусульманского населения, ограничение местного самоуправления, запрет на добычу и торговлю солью, резкое повышения налогового бремени и т.д. В итоге он призвал мусульман сплотиться вместе и отстоять свои кровные интересы (или, как выразились бы сегодня, свои гражданские и социальные права). Учитывая, что власти не предприняли никаких встречных примирительных шагов, летом 1755 года вспыхнуло восстание.

Несмотря на подавление восстания и трагическую судьбу её идеолога, оно принесло определенные плоды. Религиозный гнет был существенно смягчен.

Не на шутку встревоженные масштабом восстания имперские власти решили действовать методом кнута и пряника. На подавление восстания в край были стянуты большие воинские корпуса. Почти одновременно с их началом, в целях ослабления религиозной напряженности Лука Конашевич был отозван из Казани, а татарам было разрешено строительство нескольких мечетей, возведения которых они добивались уже долгие десятилетия. Через год активных боевых действий Батырша был схвачен и выдан царским властям. Находясь в тюрьме и ожидая приговора, он составил свое знаменитое письмо — обращенное императрице Елизавете Петровне, где четко обрисовал причины, побудившие его возглавить восстание и указал на все факты притеснения мусульманского населения края. В ответ Елизавета Петровна смягчила приговор, и Батырша, вместо эшафота, был отправлен в заточение в Шлиссербургскую крепость. Отказавшись отречься от веры своих предков, там он затеял религиозный диспут с тюремными священниками. Спор кончился тем, что тюремные палачи вырвали Батырше язык. В итоге после пяти лет проведенных в заточении в июле 1762 года он при попытке бегства был убит.

Стоит отметить, что несмотря на подавление восстания и трагическую судьбу её идеолога, оно принесло определенные плоды. Религиозный гнет был существенно смягчен, а после отзыва Луки Конашевича была ликвидирована и сама "Контора новокрещенских дел". Впервые после долгих лет притеснений мусульманам разрешили восстановить мечети, и именно с этого момента началось постепенное сворачивание политики христианизации народов Урало-Поволжья, окончательно прекратившейся только после пугачёвского восстания 1773-1775 гг.

Тюремные палачи вырвали Батырше язык

Как видим, именно деятельность "антироссийского деятеля" позволила прекратить политику насильственной христианизации и установить привычные нам современные нормы религиозной толерантности. То есть, по сути именно Батырша ценой собственной жизни не только отстоял базовые права мусульман Российской империи, но и оказал неоценимую услугу российскому государству, указав на те причины, которые неминуемо привели бы к межрелигиозной резне и, как следствие, к распаду страны.

Ильнар Гарифуллин, историк, политолог

Высказанное в рубрике мнение отражает точку зрения автора

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG