Ссылки для упрощенного доступа

Верховный суд Татарстана сегодня не стал отправлять под арест двух сотрудников полиции, которых следствие обвиняет в нападении на адвокатскую контору в Набережных Челнах, незаконном обороте оружия и фальсификации доказательств по уголовному делу и результатов оперативно-розыскной деятельности. На суд не повлияли слова потерпевших и их представителей о том, что полицейские, до сих пор находящиеся на службе, угрожают потерпевшим, что может повториться и в дальнейшем. "Idel.Реалии" подробно рассказывают об этом деле.


НАПАДЕНИЕ НА АДВОКАТСКУЮ КОНТОРУ В НАБЕРЕЖНЫХ ЧЕЛНАХ

Вечером 17 августа прошлого года сотрудники полиции отдела по борьбе с организованной преступностью по оперативному обслуживанию Набережных Челнов 29-летний Тимур Гарифуллин, 33-летний Ильгам Сафин и сотрудники ОМОНа пришли в коллегию адвокатов и, как указали следователи, "действуя умышленно, превышая свои должностные полномочия, с целью незаконного оказания физического насилия в отношении двух клиентов, а также троих адвокатов "применили необоснованную физическую силу, специальные средства и угрожали применением огнестрельного оружия".

Один омоновец ударяет ногой по стулу, на котором сидит [клиент] Ленар Миргалиев, тот падает головой вниз

Член адвокатской коллегии Елена Деревлева ранее рассказывала, что сотрудники полиции "сразу сбили их с ног, положили на пол, заломили руки за спину и надели наручники".

– Дальше трое залетают ко мне: ударом приклада по голове сбивают [клиента] Сергея Федосова, он падает вместе со стулом. Один омоновец ударяет ногой по стулу, на котором сидит [клиент] Ленар Миргалиев, тот падает головой вниз. Ему надевают наручники и наносят удары, – вспоминала адвокат.

Деревлева тогда уточнила, что ворвавшиеся не представлялись, не показывали никаких документов и действовали жестко: "Миргалиева взяли за волосы и головой об пол ударяли. В результате сейчас он потерял зрение. Федосову прикладом автомата наносили удары по спине".

По словам адвоката, в коридоре ее поставили лицом к стене, ткнув автоматом в шею, а после начали взламывать двери закрытых кабинетов. Другой адвокат Алексей Кондратьев рассказывал, что всего в офис ворвались десять человек: пятеро были в форме ОМОНа и столько же – в штатском.

Слышали, как кричит Елена Владимировна [Деревлева]: "Он инвалид второй группы, не бейте его!"

– Лежа с коллегой в наручниках в коридоре, мы слышали из кабинета крики Миргалиева – что-то там происходило. Слышали, как кричит Елена Владимировна [Деревлева]: "Он инвалид второй группы, не бейте его!". А потом видели, как Федосова двое сотрудников за руки волоком, практически носом в пол перетаскивают в другой кабинет. Игорь Иванович, мой коллега, пытался с ними общаться. Его ударили кулаком по голове. Меня тоже ударили, – рассказывал Кондратьев.

Потерпевшие тогда поделились мнением, что акция устрашения ОМОНом связана с двумя челнинскими предпринимателями: Сергеем Федосовым и Дамиром Бибишевым. Федосова Следственный комитет признал потерпевшим по делу о мошенничестве со взяткой под судебных приставов в 20 миллионов рублей. А Бибишев, по версии следствия, якобы предлагал владельцу арестованного приставами развлекательного клуба "Мираж" Сергею Федосову решить проблему.

Следователи установили, что "каких-либо законных оснований для применения насилия, огнестрельного оружия и специальных средств у сотрудников полиции не имелось". В результате таких действий полицейских Миргалиеву были причинены телесные повреждения, а именно перелом девяти ребер. У другого потерпевшего диагностировали кровоподтек правого плеча и задней поверхности грудной клетки.

Павел Чиков

Павел Чиков

Руководитель международной правозащитной группы "Агора" Павел Чиков в интервью "Idel.Реалии" говорил, что нападение на адвокатское образование – "безусловно, знаковое событие", поскольку ранее в Татарстане подобного не случалось.

– Вот-вот колокол пробьет и по адвокатуре, – рассказывал Чиков. – Какие-то попытки расколоть, контролировать, сформировать практику преследования – эти звоночки уже идут, потому что адвокатов сажают направо и налево. Очень удобно отчитываться адвокатами, поэтому идет череда уголовных дел в отношении них. Событие, которое произошло в Челнах, может, и крайнее, но оно вписывается в тренд последних нескольких лет относительно грядущих серьезных проблем и рисков, растущих у адвокатуры.


"ДЕЙСТВОВАЛИ СОГЛАСНО ЗАКОНУ О ПОЛИЦИИ"

В октябре прошлого года Тимур Гарифуллин попытался обжаловать постановление следователя о возбуждении уголовного дела, несмотря на то, что речь тогда шла о "неустановленных сотрудников ОМОНа", которых обвиняли в превышении должностных полномочий с применением насилия (ч.3 ст.286 УК России) в связи с нападением на коллегию адвокатов.

Адвокат Гарифуллина Махмут Хисамиев тогда указал, что сотрудники полиции явились с обыском в дом клиента адвокатской коллегии Ленара Миргалиева и обнаружили там около ста патронов. Узнав о местонахождении Миргалиева, сотрудники полиции приняли решение вызвать ОМОН и отправиться туда, где находится Миргалиев. По словам адвоката, ОМОНовцы не знали, что это было здание коллегии адвокатов. Хисамиев также заявил, что основания для возбуждения уголовного дела отсутствовали, поскольку сотрудники "действовали согласно закону о полиции", и никакого насилия по отношению к адвокатам и их клиентам не было – телесные повреждения, по его словам, могли быть получены от падения на пол. Тем не менее, Советский райсуд Казани принял решение отказать в удовлетворении жалобы адвоката Хисамиева.


НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ВЗРЫВ В АДВОКАТСКОЙ КОНТОРЕ

Отметим, что в ночь с 30 на 31 октября в здании адвокатской коллегии Набережных Челнов произошел пожар. На первом этаже (коллегия находится на третьем) обнаружили газовый баллон. По словам адвокатов, неизвестные, взломав двери, пронесли газовый баллон, обложили его досками и вещами и подожгли. Баллон, тем не менее, так и не взорвался, но первый этаж выгорел. Кроме того, как рассказали сотрудники коллегии, на их этаже было сильная задымленность. Тогда представитель одного из юристов коллегии Ирина Хрунова заявила, что "считает этот поджог акцией устрашения адвокатов".

В МВД по Татарстану тогда рассказали, что газовый баллон был пустым, а адвокат коллегии Елена Деревлева пояснила, что информация о пустом баллоне стала поступать после того, как на месте происшествия побывал газовщик и сообщил, что баллон полный и есть угроза взрыва, в результате чего необходима эвакуация.

По факту поджога было возбуждено уголовное дело по ст.167 Уголовного кодекса России – умышленные уничтожение или повреждение имущества, совершенное из хулиганских побуждений, путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом либо повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия.

17 апреля издание KazanFirst, ссылаясь на материалы дела, сообщило, что деформация корпуса баллона произошла из-за повышения давления, имевшегося в баллоне газа. По крайней мере, такие выводы сделали эксперты.

По их мнению, разрушение газового баллона не произошло, поскольку была нарушена герметичность запорного устройства. По данным экспертов, на момент максимальной деформации баллона в нем могло находиться около 4-5 кг сжиженного газа, то есть около четверти номинального объема баллона.

Издание "Реальное время" накануне со ссылкой на члена коллегии Елену Деревлеву сообщило, что "баллон был заполнен на 40 процентов".


ПОЛИЦЕЙСКИХ ОБВИНЯЮТ И В ДРУГИХ ПРЕСТУПЛЕНИЯХ

Следствие установило, что с 9 по 13 февраля этого года в служебном кабинете изолятора временного содержания в Набережных Челнах Ильгам Сафин и Тимур Гарифуллин предоставили осужденному Красильникову мобильный телефон для того, чтобы он нашел людей, готовых признаться в незаконном приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке или ношение оружия. В этот же период времени Гарифуллин и Сафин, как установило следствие, незаконно купили обрез ружья "Иж-5", оставили его в парке "Прибрежный" и сообщили об этом Красильникову.

С 13 по 14 февраля Гарифуллин и Сафин вывезли заключенного из изолятора временного содержания и привезли его в парк, где было спрятано оружие. Впоследствии Красильников должен был указать на это место в ходе следственных действий. Кроме того, следствие установило, что сотрудники полиции незаконно организовали встречу Красильникова с неким Галеевым, чтобы последний "дал нужные признательные наказания". После того, как Галеев согласился, полицейские вывезли обоих на место, где хранилось оружие. После этого "в результате фальсификации оперативно-розыскных действий" оружие было изъято, а 14 февраля этого года в отношении Галеева было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.222 УК России – незаконное приобретение и хранение оружия.

Уже 9 марта Тимуру Гарифуллину предъявили обвинение по пунктам "а", "б", "в" ч.3 ст.286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия и специальных средств, а также с причинением тяжких последствий) и избрали в отношении него меру пресечения в виду подписки о невыезде и надлежащем поведении. Через месяц ему предъявили окончательное обвинение в совершении преступлений, предусмотренных пунктами "а", "б", "в" ч.3 ст.286, ч.2 ст.222 (незаконный оборот оружия, совершенный группой лиц по предварительному сговору), пунктом "в" ч.3 ст.286, ч.3 ст.303 и ч.4 ст.303 (фальсификация доказательств по уголовному делу и результатов оперативно-розыскной деятельности) УК России. Аналогичное обвинение было предъявлено и Ильгаму Сафину.

12 апреля этого года следователь по особо важным делам просил суд изменить меру пресечения Гарифуллину и Сафину с подписки о невыезде на заключение под стражу. По мнению следствия, они могут создать условия для отказа потерпевших и свидетелей от дачи "изобличающих виновных показаний", поскольку ранее "неоднократно оказывали давление" на потерпевших "с целью дачи ими ложных показаний". Тем не менее, Набережночелнинский городской суд отказал в изменении меры пресечения.


"ПОТЕРПЕВШИЕ ПОСТОЯННО ПОЛУЧАЮТ УГРОЗЫ В СВОЙ АДРЕС"

Сегодня потерпевшие и их представители через Верховный суд Татарстана пытались изменить меру пресечения полицейским и отправить их под арест. Сергей Федосов заявил, что преступление в отношении него "носит заказной характер по другому делу, который сейчас рассматривает Верховный суд РТ". Кроме того, по словам потерпевшего, нападение на офис адвокатов – это "форменный беспредел".

Потерпевший Ленар Миргалиев отметил, что ему поступают угрозы о том, что "с ним разберутся". "Сам Гарифуллин меня бил, пинал и сломал ребра", – констатировал Миргалиев и просил отправить полицейских под арест.

Представитель потерпевших Ирина Хрунова выступила с речью, в которой также отметила необходимость изменения меры пресечения с подписки о невыезде на заключение под стражу. По словам Хруновой, "потерпевшие постоянно получают угрозы в свой адрес, их жизнь и здоровье уже ставились в опасность".

– Потерпевшая сторона опасается за свою жизнь и здоровье, поскольку обвиняемые в преступлениях сотрудники полиции имеют обширные связи среди криминалитета. Материалы уголовного дела наглядно показывают, что одно из преступлений, по которым сотрудникам полиции было предъявлено обвинение, совершены с помощью осужденного Красильникова, и это подтверждает позицию потерпевшей стороны о том, что для оказания воздействия на потерпевших полицейские могут воспользоваться помощью осужденных лиц, связанных с криминальной средой, – констатировала Ирина Хрунова.

Обвиняемые в преступлениях сотрудники полиции имеют обширные связи среди криминалитета

Кроме того, уточнила она, полицейские не отстранены от занимаемых должностей, "владеют навыками оперативной работы, в том числе в силу должностных обязанностей имеют доступ к гостайне и огнестрельному оружию".

– Сотрудникам полиции предъявлено обвинение в совершении тяжкого насильственного преступления, которое было связано с циничным применением насилия в отношении нескольких безоружных людей, в том числе и адвокатов на рабочем месте, – отметила Ирина Хрунова. – Обвиняемые свою вину в совершении преступлений не признают, причиненный их действиями бред загладить не намерены. Прибегают к различным активным способам защиты. По роду деятельности имеют знакомства в системе ОВД, могут использовать эти корпоративные связи для оказания давления на участников уголовного процесса и для того, чтобы скрываться.

По мнению Хруновой, полицейские "могут воспрепятствовать производству по уголовному делу, уничтожить доказательства, оказать давление на свидетелей и потерпевших, а также применить насилие в отношении них". Поэтому представитель потерпевших просила суд изменить меру пресечения с подписки о невыезде на заключение под стражу.

Адвокат сотрудников полиции (самих их в суде не было) просил суд оставить в силе решение Набережночелнинского городского суда. С такой же позицией выступил и представитель прокуратуры, уточнив, что считает решение суда первой инстанции "обоснованным".

Судья, удалившись в совещательную комнату на несколько минут, оставил в силе решение Набережночелнинского городского суда. Обвиняемые в нескольких преступлениях сотрудники полиции остаются на свободе.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG