Ссылки для упрощенного доступа

"Здесь несколько людей могут добиться того, чего в Москве добиваются тысячи"


Константин Толкачев с губернатором Сергеем Морозовым

В Ульяновске 8 сентября пройдут муниципальные довыборы в округе №16 Засвияжского района города. Мандат депутата будет действовать всего 12 месяцев, в 2020 году — выбирают уже всю городскую думу. Сейчас же зарегистрировано рекордное количество кандидатов. Сразу 12 человек решили баллотироваться в одном из проблемных районов Ульяновска. В середине лета здесь закрыли детскую поликлинику, в мае этого года проходили протестные акции против строительства храма на месте сквера рядом с ДК "УАЗ". К выборным процессам активно подключился лично губернатор Ульяновской области Сергей Морозов и глава Ульяновска Сергей Панчин. Как один округ, в котором проживает 16 тысяч избирателей, стал центральной ареной для политической борьбы. Про админресурс и оппозицию в интервью "Idel.Реалии" с Константином Толкачевым.

Константин Толкачев один из кандидатов в округе №16, не представляет интересы какой-либо из зарегистрированных партий. Известно, что с 2017 года он работал на общественных началах советником губернатора Ульяновской области Сергея Морозова. Как говорит сам, с начала 2019 года их пути разошлись из-за "разных подходов к работе по защите прав жителей региона". До госслужбы Толкачёв работал в ульяновском Центре защиты прав потребителей (с 2008 года), преподавателем права в местных вузах (2012-2015 годы). Всё это время он позиционировал себя как независимый юрист и общественный активист.

— В мае этого года все узнали о скандале со строительством храма на сквере у ДК "УАЗ". Вы тогда отправляли запросы в прокуратуру. Знали тогда, что пойдете на выборы в этом округе и нужна будет протестная поддержка избирателей?

— Как раз тогда я еще не знал, что пойду на выборы. Решение принял уже после. Засвияжский район, на самом деле, один из протестных районов города. И в этом не моя вина, что власть напрочь испортила отношения с избирателями. Об этом можно судить по разным причинам, в том числе из-за спорных строек. Например, по улице Аблукова, в 5-7 метрах от жилого дома №19, где раньше была детская площадка, сейчас собираются строить офисный центр. Другой пример — закрытая детская поликлиника №5 на площади Горького, которую вероятно скоро снесут. Еще один конфликт — продвигаемое чиновниками строительство храма на месте "зеленой зоны".

— Какая ситуация со строительством храма сейчас?

По неофициальным источникам, разрешение на строительство храма, выданное администрацией Ульяновска, было своеобразным подарком на Пасху. К этому может иметь отношение глава региона. Конечно, от своего решения он просто так не откажется. В планах у власти построить здесь храм и площадь Александру Невскому, только никакого отношения к нашей области этот исторический персонаж не имеет. Несмотря на то, что прокуратура явно указала на нарушения земельного законодательства в вопросе передачи территории под строительство храма и выдаче разрешения. В мае этого года прокуратура потребовала отозвать разрешение о строительстве из-за многочисленных нарушений.

В планах у власти построить здесь храм и площадь Александру Невскому, только никакого отношения к нашей области этот исторический персонаж не имеет


Остается вопрос, почему не демонтируют забор. Если было установлено, что парк — это зеленая зона и строить здесь нельзя. Своеобразный союз прокуратуры и исполнительной власти в нашей области очень сильный. Можно сказать, что у них уже выработан механизм работы с несогласными. Если я жалуюсь в прокуратуру на администрацию о нарушении правил землепользования, то надзорный орган просто пересылает письмо к городским чиновникам. Они, в свою очередь, пишут, что не имеют никакого отношения к земельному участку и собственник может устанавливать здесь забор по собственному усмотрению. В связи с этим прокуратура отписывает, что повода для принятия мер у них нет. Распоряжение землей в конечном итоге осуществляет правительство Ульяновской области, которое возглавляет человек, сказавший — храму быть.

— То есть сейчас строительство храма отменено?

— Полагаю, что в правительстве Ульяновской области так не думают. Здесь все определяется выборами. После 8 сентября, вероятнее всего, к истории вернутся и строительство будет запущено. Сейчас власть хочет минимизировать все электоральные риски. Проблема всех ульяновских застройщиков проста — в следующем году будут выборы во всю городскую думу. Все пытаются успеть "протоколнуть" спорные проекты как можно скорее.

— Почему для губернатора так важен храм?

— По одной из версий, глава региона стал сильнее заботиться о духовной стороне жизни.

— Что вы думаете про рейтинг Морозова?

Глава региона стал сильнее заботиться о духовной стороне жизни


— Я скептически отношусь к периодически публикуемой информации о федеральных исследованиях уровня поддержки региональной власти. Это больше похоже на давление больших финансово-политических групп, взаимодействие "кремлевских башен". Есть закрытые непубличные местные исследования, которые делают, соответственно, по заказу правительства Ульяновской области. В итоге — у одних рейтинг местной власти очень низкий, у других — весьма высокий. Думаю, что истина где-то посередине.

— Вы работали в команде губернатора. Почему вы ушли?

— Я был советником губернатора по вопросам защиты прав потребителей на общественных началах больше года, но наши пути разошлись. В основном я занимался большим количеством жалоб на товары, работы и услуги — все вопросы, связанные с потребительским рынком. Сюда же относились проблемы лекарственного и даже социального обеспечения. Ключевое противоречие в отношениях с правительством области объяснить очень просто. Я убежден, что людям нужно помогать как можно больше, что защита прав и свобод должны быть в безусловном приоритете. В правительстве считают совершенно иначе, хотя и декларируют обратное. Полагаю, что моя деятельность многих напрягала. Кстати, советником я прекратил быть де-факто, контакты с представителями власти просто оборвались. В итоге я решил, что продолжу заниматься общественной деятельностью самостоятельно.

— Трудно зарегистрироваться и участвовать на выборах независимому кандидату?

Мы выступили против совмещения Вадимом Андреевым должностей председателя Ульяновской городской избирательной комиссии и заместителя секретаря местного отделения партии "Единая Россия" по агитации и пропаганде


Когда мы с коллегами уже решили выдвинуться и объявили об этом, нам неофициально дали понять, что мы не сможем собрать подписи и пройти все юридические процедуры. Нас не пропустят ни при каких условиях. Подписей нужно было мало, но их нужно было собрать качественно. Требовалось всего 95 подписей избирателей в поддержку выдвижения, а мы собрали порядка 150. Но прежде чем сдать подписи на проверку мы выступили против совмещения Вадимом Андреевым должностей председателя Ульяновской городской избирательной комиссии и заместителя секретаря местного отделения партии "Единая Россия" по агитации и пропаганде. Этот человек — очень важная фигура в ульяновском отделении партии власти, защищает ее интересы и является председателем избирательной комиссии уже больше 12 лет. Тут явный конфликт интересов. Даже коммунисты, которые в Ульяновской области любят кричать, мол мы здесь оппозиция, ни разу не заявляли об этом вопиющем политическом казусе.

— Каков результат жалобы на председателя городской комиссии?

— Среди прочего моя жалоба на Вадима Андрева была адресована, в том числе, в облизбирком. Секретарь Ульяновской городской избирательной комиссии Оксана Черабаева — родная дочь председателя Ульяновской областной избирательной комиссии Юрия Андриенко. Разумеется, отец скажет, что там, где работает его дочь, все законно. Однако после этой "атаки" наши подписи прошли проверку с легкостью. Мои документы получили максимально корректное внимание, и я не могу упрекнуть горизбирком, что были какие-то нарушения при проверке моих подписных листов. Тем не менее, вопрос конфликта интересов и совмещения статусов Вадимом Андреевым не закрыт. Мы продолжаем политическое давление и добьемся его смещения с одной из должностей с помощью федеральных структур.

— Вас пытались снять с выборов?

— После нашего удара по господину Андрееву не было ничего подобного. Кураторы внутренней политики выбрали другую концепцию — максимального набивания в бюллетень разных людей. Цель простая — размыть протестное голосование. В округе было первоначально выдвинуто 16 человек, зарегистрировали 12. Я уверен, что все кандидаты так или иначе аффилированы с властью, кроме меня и КПРФ. Один из кандидатов — девушка, которая является сотрудником федерального бюджетного медицинского учреждения. Зарплата у нее не более 20-25 тысяч рублей. А ее рекламную кампанию можно оценить в сотни тысяч рублей — билборды, колоссальное покрытие округа агитационными материалами разного вида с огромными тиражами. Надо понимать, что наличие билборда уже указывает, что это не независимый кандидат.

— Почему?

— Билборды с информацией общественно-политического характера в обязательном порядке согласуются с управлением внутренней политики. Если информация о кандидате размещена, значит это разрешили.

— А КПРФ, лидер регионального отделения, депутат госдумы Алексей Куринный представляет реальную оппозицию Сергею Морозову?

— Это все игра. Никакой реальной оппозиции господин Куринный не представляет, его деятельность — это имитация бурной деятельности и трансформация политических очков, вполне конкретные денежные дивиденды. Именно с этим можно связать ситуативность и одномерность работы депутата на территории области.

— В последнее время Ульяновская область очень славится скандалами в здравоохранении. С чем вы это связываете?

Спрашивается, зачем нужно было закрывать больницу, здание которой не было аварийным


— Все начинается с коррупции. На фоне воровства еще добавляется ужасный менеджмент, недофинансирование. И самое главное деньги есть, лекарства есть, но система не может расставить приоритеты. Чиновники бросают миллионы рублей на тему, которая вообще никак не отразится на благополучии региона и, наоборот, забрасывают первостепенные вещи. Например, закрытая больница на площади Горького. Сейчас будут десятки миллионов изыскивать, чтобы здание снести или починить или построить там многоквартирный дом, наконец. Хотя важнее на 10 миллионов рублей закупить инсулин для диабетиков. В результате родители 6 тысяч пациентов сейчас просто ненавидят эту власть. Спрашивается, зачем нужно было закрывать больницу, здание которой не было аварийным. Никакого заключения об этом общественности минздрав не предоставил.

— Губернатор области находит время в своем графике, и лично подключился к избирательной кампании кандидата Андрея Князева, который идет как самовыдвиженец. Почему для Морозова так важны довыборы в этом округе?

— Есть история со строительством храма и площади Александра Невского. Кроме этого на реконструкцию ДК "УАЗ" заложены огромные деньги. Это приличная сумма, которая требует присутствия своего провластного депутата в этом округе. Но куда более важен другой аспект. Эти выборы — своеобразная репетиция перед 2020 годом, когда губернатор поведет свою команду в Ульяновскую городскую думу. Кроме него это сделать попросту некому. Если Морозов сейчас проиграет довыборы на одном округе, то хорошего нынешней команде ждать в следующем году не придется. Ульяновская дума, по примеру Димитровграда, запросто может стать "красной".

— Вы ведь говорили о том, что между КПРФ и властью игра.

— Я думаю, что неформальный договор есть, есть диалог. Посмотрите, это видно в том числе по ситуации в Димитровграде. Там в итоге прислали править варяга. На мой взгляд, это политическая катастрофа для обеих сторон. Разве оппозиция — это те, кто согласны, чтобы главой второго города по значению в Ульяновской области чиновник из Хакасии? Они должны были биться до последнего, проводить митинги и отстаивать своего кандидата, который знает специфику Димитровграда. Уверен, что между Куринным и Морозовым в конечном счете есть взаимное понимание, которому могут способствовать из администрации президента и ЦК КПРФ.

— Вы чувствуете поддержку избирателей?

Я вижу, как люди люто ненавидят власть


— Я вижу, как люди люто ненавидят власть. Они готовы поддержать независимого кандидата не из "Единой России". Но надо понимать, что этот округ долгие годы был фактически брошен. Это пять минут до центра Ульяновска, но коммунальная обстановка здесь как в дальней деревне. Надо констатировать, что в пользу провластного кандидата запущены огромные ресурсы государственного и муниципального уровня. Практически в каждом дворе делают "показушные" ремонты, обрезку деревьев, минимальную уборку. Главная цель — изобразить, что эти траты денег налогоплательщиков связаны с активностью конкретного кандидата. Конечно, это очень примитивный административный ресурс, но многие люди готовы поверить в это. Другие готовы проголосовать за кого угодно лишь бы коммунальный бардак продолжили ликвидировать. Вне зависимости от итогов голосования, уверен, уже 9 сентября про этот округ напрочь забудут.

— С какими реальными проблемами сталкивается независимый кандидат на выборах?

— У независимого кандидата сейчас могут быть проблемы — это использование административного ресурса, использование огромных денег с той стороны и, к сожалению, нехватка ресурсов с нашей стороны. При всем желании мы не сможем найти на кампанию 5 миллионов рублей, а с той стороны эти деньги есть. Мы не можем создать серьезный штат из технологов. Основной наш массив — это волонтеры, глава штаба и я. Зато нет проблем с поддержкой простых людей. Граждане готовы голосовать за альтернативу. Но пока о существовании альтернативы знают не все.

— Вы говорите о том, что в вашем округе были зарегистрированы якобы независимые кандидаты, были основания для их снятия, пытались их снять?

— Мы пытались снять фейковых кандидатов, но у нас ничего не получилось. Причина — кривое законодательство, которое в Москве позволяет не допустить неугодных, а здесь позволяет допустить хоть кого. В Москве не могут доказать, что подписи избирателей в поддержку выдвижения того или иного человека настоящие. В Ульяновске мы не можем доказать, что подписи поддельные. Законодательство надо менять и устранять из него правовую неопределенность, которая может ситуативно использоваться чиновниками.

— Вы чувствуете неравные условия на выборах?

— Конечно. Когда по какой-то причине в судебных процессах прокуратура закрывает глаза на явные нарушения избирательного законодательства, и говорит, что все законно, это неравные условия.

— Сколько вы потратили на кампанию?

— Порядка 50 тысяч рублей. Это мои личные сродства, которые ушли на изготовление подписных листов, листовки, транспортные и иные расходы.

— Как вы работаете с избирателями?

Я уверен, что благодаря активности и политической конкуренции качество жизни в этом избирательном округе хоть немного, но изменилось


— Я хожу сам к каждому человеку. Поквартирный обход — это главный инструмент. И только такой вариант сейчас работает. Плюс у нас есть интернет, но как источник информации о политической ситуации его использует ничтожно малое количество жителей округа. Но те, кто там есть, точно превращаются в наших сторонников, потому что видят, как мы работаем. Я уверен, что благодаря активности и политической конкуренции качество жизни в этом избирательном округе хоть немного, но изменилось. Власть просто вынуждена делать хоть что-то, чтобы не упустить контроль окончательно.

— Вы чувствуете давление правоохранительных органов?

Я считаю, что важно не только призывать выходить на акции, но и не бросать потом людей, которые вышли на улицу за общую идею


— За нами определенно наблюдают. Наша кампания предельно прозрачна. Ни правоохранительная система в Ульяновской области, ни Следственный комитет, ни МВД стараются не вмешиваться и фактически держатся в стороне от политической борьбы.

— Как вы относитесь к протесту, стоит ли выходить на митинги? Участвовали в акциях сами?

— Протест в любой форме привлекает внимание. Любое выражение мнения необходимо. Здесь, в Ульяновске, все акции солидарности с Москвой проходили с подачи людей, которых я подозреваю в связях с правительственными и правоохранительными структурами. Поэтому я стараюсь дистанцироваться. Я считаю, что важно не только призывать выходить на акции, но и не бросать потом людей, которые вышли на улицу за общую идею. Мне симпатичны такие проекты, как ОВД-Инфо, "Открытка", "Медиазона" и другие. Хорошо, что они есть. Это очень важная работа. В Ульяновской области настоящая протестная деятельность очень эффективна. Здесь полностью зачищено общественно-политическое поле, поэтому если где-то что-то происходит, то, как правило, власть часто реагирует очень чутко. Здесь несколько людей могут добиться того, чего в Москве добиваются тысячи.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (1)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG