Ссылки для упрощенного доступа

Режут по неживому? Минздрав Ульяновской области требует план сокращения немедицинского персонала больниц на 30%


Министр здравоохранения, семьи и социального благополучия Ульяновской области Рашид Абдуллов. Фото: simbirsk.city

Руководитель министерства здравоохранения, семьи и социального благополучия Ульяновской области Рашид Абдуллов обязал главврачей лечебных учреждений области представить ему план сокращения прочего (то есть немедицинского) персонала больниц на 30 процентов. В своем письме он обосновал эту меру "наличием кредиторской задолженности и сложным финансовым положением в отрасли". К прочему персоналу относятся люди разных профессий, обеспечивающие нормальную работу больниц: водители, уборщицы, программисты, электрики, сантехники и другие. Наблюдатели отмечают, что это распоряжение вышло после президентских выборов.

Фраза про "сложное финансовое положение в отрасли", на первый взгляд, противоречит оптимистичным комментариям, с которыми выступали официальные лица после принятия областного бюджета в конце минувшего года. Тогда региональные законодатели оценивали принятый бюджет региона как "весьма сбалансированный, но жесткий", в очередной раз назвав его социально ориентированным: доля расходов на социальные отрасли в нем составляет более 70%. Особо подчеркивалось как достижение, что бюджет впервые за многие годы сформирован с профицитом. На развитие здравоохранения в 2018 году в нем заложено 8,4 млрд рублей.

Существует поручение президента РФ от 2014 года, требующее, чтобы численность прочего персонала составляла не более 15 процентов от числа медиков, а в Ульяновской области этот процент якобы намного выше

Комментируя решение Абдуллова о сокращении прочего персонала на 30 процентов, пресс-служба министерства говорит о "зафиксированных случаях", когда количество штатных работников в больницах превышает необходимый объем работ. Сокращение позволит "все возможные ресурсы медучреждений использовать не на заработную плату прочего персонала, а закупку лекарственных препаратов и повышение качества оказания медицинской помощи", говорится в ответе пресс-службы. Существует поручение президента РФ от 2014 года, требующее, чтобы численность прочего персонала составляла не более 15 процентов от числа медиков, а в Ульяновской области этот процент якобы намного выше, хотя минздрав региона не уточняет, насколько.

"Прочий персонал сокращают уже лет пять, все резервы сокращения исчерпаны, — сказал в интервью депутат Госдумы от Ульяновской области Алексей Куринный, врач-хирург по профессии, в прошлом возглавлявший Ульяновский областной клинический центр специализированных видов помощи. — Не знаю, где найти еще 30 процентов — как можно работать без водителей, без программистов (ведь установлены новые программные комплексы), без уборщиц? Оптимизация уже была проведена, может, где-то и остались лишние ставки, но не 30 процентов".

Как сказал по телефону главный врач Сенгилеевской районной больницы Александр Тонеев, с выполнением предписания минздрава "проблем не возникнет": "Вакансий немного, но есть. Приводим [штатное расписание] в соответствие с площадями, с численностью населения, тут перегибов нет".

"Речь идет не только о сантехниках и электриках, но и бухгалтерах и экономистах, которых, как говорят, в первой областной больнице и правда много, — говорит врач одного из лечебных учреждений Ульяновска. — Сделают, скорее всего, так: во всех отделениях есть, как правило, несколько свободных ставок, которые распределены между врачами и медсестрами, их просто урежут, чтобы не сокращать прочий персонал, при этом медики будут зарабатывать меньше. Вряд ли будут выкидывать сантехников: в больницах постоянно что-то протекает".

Как можно работать без водителей, без программистов, без уборщиц?

Почему при профицитном, "сбалансированном" и "социально ориентированном" бюджете региона в здравоохранении региона возникло "сложное финансовое положение", о котором пишет министр Абдулов?

"Министр не мог не знать, что бюджет отрасли изначально не дополучил из областного бюджета 2 млрд рублей, чтобы соответствовать федеральным нормативам по программе государственных гарантий бесплатной медицинской помощи, — говорит депутат Куринный. — Часть проблем отрасли, таких как нехватка лекарств, необходимость ремонта зданий, провалы некоторых видов медицинской помощи, например, психиатрической, — это от недофинансирования из областного бюджета".

Программа госгарантий складывается из базовой программы обязательного медицинского страхования (ОМС) и бюджетного финансирования региона. "Что касается ОМС, то регион вынужден соблюдать нормативы, хотя за так называемые сверхнормативные койки и за обслуживание людей без полисов ОМС должен платить областной бюджет, но не платит, — поясняет Куринный. — Вторая часть программы — полностью бюджетная: это разные виды специализированной помощи, которая полностью должна финансироваться из бюджета, и здесь область экономит, причем практически вдвое, судя по нормативам. Есть долги предыдущих лет, ведь работу больниц нельзя прекратить даже при нехватке финансирования. Около 1 млрд рублей больницы должны поставщикам за уже отпущенные товары и услуги".

На каждый вид медицинской помощи есть норматив финансовых затрат из бюджета, причем региональные нормативы должны соответствовать показателям, которые устанавливает правительство РФ. В конце марта Алексей Куринный обратился с запросом к прокурору Ульяновской области Сергею Хуртину, в котором пишет, что некоторые областные нормативы занижены в несколько раз. Например, обращение к врачу должно стоить 1217 рублей (такую планку устанавливает правительство), а областной бюджет выделяет на это только 388 рублей, то есть в три раза меньше; один случай госпитализации требует расходов в среднем на 72 тыс. рублей, но в бюджете на эти цели предусмотрено только 36700 рублей, то есть в два раза меньше, и так далее. Из этой разницы и складывается тот самый дефицит отрасли в 2 млрд, о котором говорил депутат. Куринный пишет, что такое недофинансирование создает угрозу массового нарушения права на бесплатную медпомощь, и просит прокурора принять меры.

Около 1 млрд рублей больницы должны поставщикам за уже отпущенные товары и услуги

То, что в бюджете отрасли есть завуалированный дефицит, специалистам было ясно с самого начала. "Это проблема последних лет, — комментирует Куринный. — Около 30 регионов ежегодно входят [в очередной финансовый период] с острым дефицитом, им прокуратура и Минздрав РФ делают замечания, они делают вид, что устраняют. Ульяновская прокуратура неоднократно выносила предписания по этому поводу, правительство увеличивало финансирование на 10-20 миллионов дополнительно — как бы реагировало, и прокуратуру это "удовлетворяло". Но кардинально это ситуацию не меняет".

На самом деле деньги есть, считает Куринный, потому что дело в приоритетах, которые выбраны неверно: "Есть огромное количество расходов, от которых можно избавиться: огромный чиновничий аппарат, куча разных непонятных организаций, расходы на пропаганду в подконтрольных власти СМИ, непонятные гранты — десятки миллионов в этом году будет пущено на ТОСы, по сути, на подкуп избирателей перед выборами в Законодательно Собрание".

13 апреля Медицинская палата Ульяновской области (экспертное сообщество медиков, созданное в 2012 году по инициативе губернатора для улучшения работы отрасли) выступила с заявлением, где выразила озабоченность ситуацией в региональном здравоохранении. Поводом послужил трагический случай гибели 28-летней Екатерины Федяевой, которой медсестра по ошибке ввела после успешной операции вместо физраствора формалин. "Жизнь не стоит на месте, система здравоохранения нуждается в переменах", — говорится в заявлении.

Обращение палаты вышло через три дня после письма министра Абдулова главврачам о 30-процентном сокращении прочего персонала и идейно подкрепляет эту меру. К сложным проблемам отрасли палата отнесла "недостаточный профессионализм некоторых медицинских работников, нарушение правил этики и деонтологии, сверхнормативные расходы, необеспеченные источниками финансирования в ряде больниц, а также избыточную численность немедицинского персонала в лечебных учреждениях". Решать эти проблемы палата предложила именно с сокращения неэффективных расходов. Как сообщают в министерстве, по поручению губернатора создана рабочая группа из опытнейших специалистов отрасли, которая проанализирует финансово-экономическую деятельность каждого лечебного учреждения. Группа получила самые широкие полномочия, вплоть до решения кадровых вопросов.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (3)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG