Ссылки для упрощенного доступа

Директор школы "СОлНЦе" Павел Шмаков рассказал "Idel.Реалиям" о том, почему школа живет и развивается, несмотря на чиновничьи препоны, как они борются с воровством и что позволило "не такой" школе стать одной из лучших в городе.

Павел Шмаков, сейчас директор школы "СОлНЦе", в начале 90-х создал в Казани Академический колледж, из которого его позже уволили, а потом вернули. Затем Шмаков оказался втянутым в "войну" с бывшим мэром Казани Камилем Исхаковым за школу-интернат для одаренных детей из сел Татарстана. Закончилось так же – Шмакова уволили. Одиннадцать следующих лет Шмаков провел в Финляндии: там он выучил финский, поступил в педагогическое училище, получил образование и стал работать тем, кем в Казани ему работать не дали.

В Хельсинки шесть лет проработал учителем математики, физики и химии, стал лучшим учителем школы на основе мнения учеников в 2009 году, занялся научной работой, которая позволила ему исколесить полмира и выступить на самых крупных конференциях, завел семью. А потом его пригласил назад на место директора лицея им. Лобачевского при КГУ мэр Казани Ильсур Метшин. Шмаков согласился и вернулся в Казань.

Проработал директорам лицея два года, и его вновь уволили – Лицей решили реформировать. Тогда Шмаков создал свою школу – "специализированный олимпиадно-научный центр" или школу "СОлНЦе".

Школу "СОлНЦе" открыли в Казани в августе 2013 года. Уже за первый учебный год школа прошла через десятки разных испытаний: борьбу с муниципалитетом за выделение денег на зарплаты учителям и оплату коммунальных нужд, несколько судов разных уровней, поиски поддержки от известных ученых и общественных деятелей, множество проверок и инспекций, акции протеста, круглые столы в Госсовете Татарстана… В 2013 школу даже закрывали. Это лишь часть того, что приключилось с "СОлНЦем" за три года.

Всё, что нужно было школе – получить возможность спокойно и в комфортных условиях учить детей. Учить хорошо. И даже в таких условиях школа стала одной из лучших в Казани, а её ученики завоевали десятки побед в российских и международных олимпиадах и конкурсах. Но всё время что-то не ладилось.

Павел Шмаков:

– Наша школа живет так же, как тогда, когда меня пригласили назад в Казань, когда я приехал из Финляндии. Меня тогда полтора года уговаривали – хорошо, душевно, корректно. Начало и впрямь было очень хорошим, а потом начались проблемы. Я предполагал, что они будут с самого начала. Я даже мэру об этом говорил, когда он приезжал в Финляндию.

Мы делаем не российскую и не западную школу

Мы. Я говорю мы, потому что я один ничего сделать не могу. Мне нужны люди, с которыми я знаком, с которыми я работаю. Мы можем делать очень красивую школу. Но она в условиях нашей страны будет иметь очень много проблем. Просто потому, что мы делаем не российскую и не западную школу. Мы делаем школу, которая, с нашей точки зрения, лучшее, что может быть. Мы делаем её на основе прежде всего российских школ, но и с учетом всего хорошего, что делается на Западе. Поэтому не всё сразу вписывается.

О РОДИТЕЛЯХ

– Большинство родителей принимают эту школу не потому, что она им нравится, а потому, что дети тут счастливы.

У меня есть одна странная вещь. В обычной школе частенько бывает так, что виноват в чем-то ребенок – сделал, например, что-то плохое. Я считаю, что это не так. Это не моя находка, это находка Александра Тубельского – директора школы самоопределения в Москве. Когда-то он сказал мне, что всегда будет рядом с ребенком. Даже, когда он [ребенок] неправ. Потому что он маленький. Это существенно – быть рядом. Не нужно ребенку говорить, что он не прав, если тот сделал что-то плохое. Но нельзя и сказать ему: "Уйди, сходи подумай о своем поведении".

У меня во всем плохом виноваты родители

И тогда я стал думать, кто же тогда виноват. Я не могу говорить, что виноваты учителя. Я их по одному подбирал. И если они тут работают, значит, я им верю. И получилась такая странная вещь, что у меня во всем плохом виноваты родители. Это концептуально. Если нужно смотреть, кто за ситуацию отвечает, то это, конечно, мы и родители. Поэтому мы родителям сразу говорим, что, если будут какие-то проблемы, то в них будут виноваты они. Родители бы этого не стерпели, если бы детям было тут плохо. Но детям тут хорошо. Поэтому родители готовы нести ответственность и строить эту школу. Или хотя бы не мешать её строить.

О ЧИНОВНИКАХ

– Когда мы создавали лицей им. Лобачевского, то смогли его вывести в топ-25 лучших школ России. Такого раньше в Казани не было. И в тот же год нас закрыли. Из-за громадного конфликта с нашей системой. Не лично с мэром, не лично с президентом. Нас поддерживает множество приличных, хороших, ярких людей. Но как-то так получается... Это идет со времен Петра I, а то и еще раньше. У нас в России царями бывают приличные люди, а бояре у нас – Бог знает что. Именно поэтому у нас народ часто чиновников и недолюбливает.

В России царями бывают приличные люди, а бояре у нас – Бог знает что

Чиновники, которые сидят на вторых, третьих постах, считают, что они всё решают и им все можно. Вот вам такой красивый и маленький примерчик. Буквально этим летом мы не взяли в школу одного мальчика. Мальчик неплохой, и если бы продолжал поступать, то когда-нибудь он к нам поступил бы. Но экзамены он сдал плохо.

Через некоторое время мне звонят из прокуратуры города по поводу этого мальчика. Не представляются. Просто сказали, что из прокуратуры. Я попросил, чтобы они представились, но они отказались снова. "Вы можете проверить наш телефон по справочнику", – сказали только и снова попросили взять этого мальчика. Я еще раз посмотрел ребенка, но он откровенно слабый. Мама у него очень культурная, очень вежливая. Мальчика мы не взяли. Он больше не приходил ни разу.

Прошло полгода. Я получаю очень некрасивое письмо от заместителя прокурора города с фамилией этого мальчика и с автором, чье имя – отчество мальчика. Я не могу сказать, конечно, что 100% это его отец, но совпадение уж очень такое... Письмо было настолько грубым и некрасивым, о том, что я виноват в том-то и в том-то. До суда. И это пишет зампрокурора города. И тут я сразу понял суть того звонка.

Думали, наверное, что мы не выживем. Но мы выжили.

Это вот сейчас 2016-й, а тогда был 2013-й, когда нам дали эту школу в неотремонтированном виде. Думали, наверное, что мы не выживем. Но мы выжили. Был очень тяжелый год. Закончился он тем, что школа попала в поле зрения президента. Он распорядился, чтобы все проблемы школы решили, и все проблемы действительно решили.

И у нас был год счастливой жизни – 2014/2015 учебный год. Наша школа стала лучшей в ЕГЭ по математике в Казани (в этом году школа занимает третье место по ЕГЭ по математике и второе по русскому языку среди всех казанских школ – "Idel.Реалии"). В том году Никита Алкин стал чемпионом мира по биологии и привез золото из Дании.

О РЕМОНТЕ

– Прошел год, президент выделил деньги в 2014 году. Нам сделали полремонта. У нас часто так. Полремонта сделали, полремонта разворовали. Родители, которые приходили сюда, говорили, что какие-то из работ можно было сделать за полстоимости. Я не говорю, что сделали плохо, я говорю, что выделили 13 с половиной миллионов на весь ремонт, а почему-то денег хватило только на полремонта. Всё было обсчитано заранее, но вдруг не хватило…

Деньги кончались. Ремонт остановился на полпути. Меня возмутило, как ушли строители: они вообще не сделали туалеты. В итоге туалеты сделали родители. Я их долго уговаривал, и в итоге несколько человек скинулись и сделали. Сделали навесы, чтобы не заливало подвалы. Поставили бортики, чтобы дети не упали в трехметровый бетонный бункер. Строители же не перестелили полы на первом этаже – они там кривые. Сделали хорошо подвал и крышу, а остальное бросили. Бросили стенку, которая сейчас рассыпается и падает на прохожих.

Сейчас у нас идет ремонт, поэтому и принимаю вас здесь (большая захламленная аудитория на втором этаже интерната – "Idel.Реалии"). Ремонт в учебном здании заканчивается. Его должны были закончить до 16 августа (школа начинает работать не с 1 сентября, а с 16 августа). Мы не можем пока в интернат принимать, раз у нас не закончен ремонт. Дети живут пока непонятно где, один, например, в медблоке. Мы не можем сдать интернат, нас ругают. Нас всегда ругают. Одновременно мне дают кучу всяких благодарственных писем – "какие мы хорошие". А учебный план из-за того, что у нас нет класса для предмета технология, поэтому учебный план сейчас не подписывают.

Мы получаем то, что получаем, благодаря своим каким-то связям и заслугам.

О ПРЕЗИДЕНТЕ

– К нам заглянул президент. Она так построила маршрут, что президент сюда заглянул. И вот с этого начались решаться все проблемы. Очень красивый инцидент был.

Президент был подготовлен к разговору. Посмотрел, поспрашивал, походил. И говорит:

– Мне понравилось здание, понравилась эта школа, я о ней слышал. Слышал, что ребята многого добиваются. Единственное, у меня есть вопросы к собравшимся. Уважаемый, Илдус Саидович (Илдус Нафиков, прокурор Татарстана – "Idel.Реалии"), я знаю, что раньше у этой школы были проблемы с прокуратурой. Сейчас есть?

– Нет, – отвечает Нафиков.

– Совсем нет?

– Совсем.

– А были?

– Были. Всё решено.

У меня лично к прокурору и в самом деле никаких претензий нет. У меня есть претензии к его третьим замам, которые могут позволить себе его именем и именем прокуратуры требовать, чтобы его ребенка или – еще лучше – ребенка его соседа по даче взяли в школу.

У меня лично к прокурору никаких претензий нет. У меня есть претензии к его третьим замам, которые могут позволить себе его именем и именем прокуратуры требовать, чтобы его ребенка взяли в школу.

Когда к нам приходит или в очередной момент узнает про нас президент, на полгода-год у нас исчезают все проблемы. Недавняя красивая новость. Нам звонят из аппарата президента и говорят, что президент только что подписал наше письмо о выделении микроавтобуса школе. Я предполагаю, что это сделал [Асгат] Сафаров, руководитель аппарата президента. Он в курсе всех наших дел. Не могу сказать, что он за или против, но мы с ним разговаривали. Очень интересный человек, который понимает, что если президент нас поддерживает, то и он будет это делать.

Но что происходит, когда президент нас не поддерживает? Я уже рассказал.

По большому счету, у нашей школы на сегодняшний момент проблем нет. То есть они имеются, но они решаются. Я очень надеюсь, что вот-вот починят стенку, из которой камни вываливаются.

Президент обещал, что проблему с ремонтом возьмет на личный контроль.

ОБ ИЗМЕНЕНИЯХ В ШКОЛЕ

– Мы сделали в этом году много интересных вещей. Например, начали обучать с пятого класса. Это совсем новая возрастная ступень! У нас просто фантастичные предвестники, а классный руководитель – мама-курица, которая за всем следит. У нас появился четвертый вечерний подготовительный класс. Это значит, что мы начинаем работать с девяти-десятилетними.

Через два года в России по закону вводится обязательный ЕГЭ по английскому. Мы начинаем к нему готовиться, резко делая на него упор. У нас сейчас уже шесть преподавателей английского, а будет восемь или десять. В школе появились кружки английских песен и другие – тоже с упором на английский язык. Мы очень сильно уделяем внимание этому.

Первый предмет у нас – математика. Я не говорю, что физика и химия – это хорошо, а история и литература – не важно. Просто первый предмет у нас – математика, потому что по нему сдавать ЕГЭ. Есть еще русский язык. И есть теперь английский.

О СТОЛОВОЙ И СПОРТЗАЛЕ

– У нас была с этим проблема. Но вот президент, слава Богу, стал решать её. Сделан проект, у нас начинают строить новое здание, в котором будет и спортзал, и столовая во дворе. От этого здания будет галерея к новому четырехэтажному зданию. Это смешно и неправильно, но проблемы нашей школы может решить только президент. Но так мы живем.

Первый предмет у нас – математика, потому что по нему сдавать ЕГЭ

Если кому-то из первых лиц что-то сильно надо, то это решается. У нас сильно нужно было мэру Казани (пять лет назад), он представил это президенту. И тут добавилось еще то, что помощником президента работает Олеся Балтусова, которая наша ученица. У нее другой профиль, но раз в полгода, если она скажет, что это её школа и тут проблемы, то президент поможет, поскольку он её очень уважает. Вот так это решается.

А в других школах, например, всё ужасно плохо.

О ПОПЕЧИТЕЛЬСКОМ СОВЕТЕ

– Он создавался под то, чтобы спасти школу. И он спас школу. Большинство из этих людей писали письма, звонили, приходили сюда. А в нынешней ситуации его нужно модернизировать. Надо делать его из тех людей, которые будут решать реальные проблемы школы. Одна из проблем – финансирование, это для всех школ самое важное.

Два года этой проблемы не было. Денег всегда не хватало, то это было не главным. Главным было спасти школу, чтобы она выжила.

Теперь главное – чтобы школа жила хорошо.

ОБ ОБЩЕСТВЕННОМ МНЕНИИ

– Сейчас у нас есть мэр, президент и Олеся Балтусова. Есть, конечно, еще мы, родители и общественное мнение. Я, кстати, заметил такой характерный только для нашей республики факт. Татарстан – один из немногих регионов, где общественное мнение значимо. Для наших руководителей не безразлично, когда "народ так считает".

Где-нибудь в других городах не важно, что хочет народ. Конечно, у нас не всё хорошо, но то, что общественное мнение значимо – это существенно.

О ВРЕДНЫХ ПРИВЫЧКАХ И ВОРОВСТВЕ

– Мы живая школа, мы не скрываем наших проблем. Вот еще один грустный и маленький пример, о котором в других школах не скажут, а мы говорим. У нас один мальчик своровал шоколадку. Это ужасно. Мы не называем его имени, друзья, конечно, знают, но остальные – нет. Как я выяснил, это не единственный случай, подобное уже случалось.

Я вспоминаю, что, когда был маленьким, без билета в автобусе ездил. Осознанно, не один раз и не два. Это тоже плохо. Кто-то на красный свет улицу переходит. Кто-то кошку ногой ударит. Это всё плохо, но это всё болезни растущего организма. Это можно скрывать и это останется внутри, а можно открыто с этим бороться.

Когда-то давно мы боролись с куренем тем, что поставили в коридоре шахматы. Потому что бороться с курением, запрещая его, не получится.

Так же и здесь. О проблеме нужно открыто говорить, чтобы все знали – вот она. И она решается.

Раз в неделю, по четвергам, у нас в коридоре проходит собрание всей школы. Мы все вместе обсуждали что такое воровство. Школьники говорили, что это плохо, когда кто-то берет у своего товарища из куртки 100 рублей. Такое тоже было. В обычной школе поступят как? Вызовут родителей и поругают. Ну, а ребенок потом не у товарища, а в другом месте сворует. А когда идет живое обсуждение – совсем другое дело.

Я верю, что, когда появляются проблемы, их надо громко и вместе решать. Поэтому, когда пройдет полгода и президент о нас забудет, а нас начнут проверять, то я искренне верю – найдутся люди, кто услышит, увидит и поможет. У нас есть много людей, которые видят, как хорошо, когда такая свободная школа есть.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG