Ссылки для упрощенного доступа

"В уездном городе N было так много парикмахерских заведений и бюро похоронных процессий, что казалось, жители города рождаются лишь затем, чтобы побриться, остричься, освежить голову вежеталем и сразу же умереть.." Все мы знаем эти бессмертные строки.

Читая региональную прессу, я никак не могла отделаться от впечатления, что в некоторых регионах рождаются, чтобы поставить памятник. Сталин, Грозный, Садри Максуди, "Конь-страна" - кажется идет масштабная акция "памятников много не бывает".

Нужно ли воздвигать памятник каждому достойному человеку? И если да, то как должен выглядеть этот памятник? Простой беглый их анализ ясно показывает, что большинство представляет собой статую сидящего или стоящего на постаменте человека, в полный рост или по пояс или по грудь.

Мне стало интересно, и я отправилась анализировать памятники нашего франконского городка, сопоставимого, кстати, по размерам с Апастово (В Апастово любят памятники - ред.) За пять лет жизни здесь не могу припомнить ни одного открытия хоть самого малюсенького памятничка.

В бюро туристической информации (где о местных достопримечательностях должны знать все) на меня посмотрели большими круглыми глазами, когда я выразила свой особый интерес к местным памятникам. Сотрудница вытащила книгу по краеведению и мы принялись считать. Мы насчитали невероятное количество фонтанов. Если учитывать, что зачастую их венчает статуя - то можно зачесть за памятник. Mы насчитали целых пять памятников в привычном российском понимании. Самый свежий был установлен в 1909 году.

ДЕВОЧКА С КУВШИНОМ

Он представляет собой круглую чашу фонтана, в середине которого находится постамент, по которому идет девочка и несет кувшин с водой. Так хотелось написать "стоит", но нет: она действительно идет, так здорово удалось художнику передать движение. Это самый настоящий памятник в честь Себальда Штетлера (Sebald Städtler), заведующего провиантом кайзера. Штетлер умер в 1739 году, завещав свое состояние городу на благотворительность. Денег хватило до 1954 года, на них существовала местная больница и приют для бедных пожилых мужчин. А 170 лет после смерти Штетлера благодарные горожане решили воздвигнуть ему памятник. Однако, какое отношение имеет девочка к заведующему провиантом? Дело в том, что в целях экономии денег муниципальные органы власти решили не заказывать новый эскиз памятника, а взять уже имеющийся. Рассудив, что Штетлеру все равно, а на сэкономленные деньги лучше потратить на пациентов местной больницы.

ОХОТНИК

- Да вы выйдете во двор замка, - сказала сотрудница туристической информации, - и увидите охотничий фонтан. Его венчает статуя марктграфа Георга фон Фроммен, основателя замка. Это долгое время был охотничий замок, сюда приезжали лишь на время. Таким образом, этот памятник тесно связан историей именно этого места, где он находится - с замком.

ВСАДНИК

Рядом с городской кирхой высится статуя всадникa: город Рот воздвиг этот памятник 100 лет назад в память о своих сыновьях, погибших в первую мировую войну. Два года назад памятник основательно реставрировали. "Почистили поверхность, очистили граничащую бетонную стену от микробиологических наростов с помощью пара, заделали отркытые швы и трещины, удалили и заменили ржавые элементы и обновили надпись под всадником," - отчитался на своей страничке в фейсбуке перед гражданами мэр города Ральф Эдельхойзер (Ralf Edelhäuser). Работы длились три месяца и стоили 15.000 Евро.

Понятно, что город ухаживает за имеющимися в наличии памятниками. Но почему же не ставят новых? Неужели здесь нет женщин-матерей?Ответ я нашла на той же фейсбук-страничке нашего мэра. И оказалось, что памятники есть, просто выглядят они в 21м веке по-другому.

Вот горожане сообща (и при активном участии детей) смастерили павильон для остановки школьного автобуса. Теперь детям не надо мокнуть под дождем и мерзнуть под ветром.

Или вот распахнул свои двери "Открытый дом" - место встреч горожан для обмена идеями и дискуссий по развитию и дальнейшему благоустройству города. Здесь тепло и уютно, есть горячие напитки - приходите, общайтесь на благо города.

Или вот провели рождественский концерт, который организовали вместе городской и молодежный оркестры, а также молодежный хор. Церковь была полна народу. "А ведь это самая настоящая работа с молодежью, в ее чистом виде," - комментирует мэр.

Кто скажет, что все это - остановочный павильон, "Открытый дом", концерт - не памятники?

Еще какие памятники! Живые. Приносящую людям пользу. Здоровье от того, что куртки и ботинки теперь сухие. Радость от музыки. Молодым музыкантам - гордость после первого выступления. Детям - умение пользоваться рубанком, топором и молотком. И тоже гордость от того, что смастерили вместе со взрослыми полезную вещь.

Это всего лишь выборочные примеры лишь последних недель.

P.S.: Буквально только что, пробегая по городу, обнаружила-таки относительно новый памятник: бюст Йозефа вон Айхендорф (Josef von Eichendorf), воздвигнутого в 1997 году на пожертвования горожан. Местный почтенный деятель, вроде татарского Садри Максуди.

В материале была использована книга Guido Schmid "Roth in Mittelfranken.

Светлана Ниберляйн - свободный журналист из Казани, живет в Германии

Высказанные в рубрике мнения могут не отражать точку зрения редакции

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

  • 16x9 Image

    светлана ниберляйн

    Светлана Ниберляйн —​ свободный журналист из Казани, живет в Германии с 2002 года

XS
SM
MD
LG