Ссылки для упрощенного доступа

Пасха без яиц и христианский рок. Пятидесятники в Сернуре


Дочь руководителя религиозной общины позирует для фотографии на главной сцене в церкви

"Марийским Иерусалимом" называют некоторые исследователи марийский поселок Сернур, что расположился в 70 км на восток от столицы республики Йошкар-Олы. Иерусалимом он назван из-за того, что рядом множество священных для язычников мест, а язычество – традиционная религия мари, здесь особенно было сильно. Но и как Иерусалим израильский, марийский Сернур стал местом, где расположились несколько религий. Одна из них – христиане-пятидесятники. "Idel.Реалии" посетили центр пятидесятников в Сернуре, узнали почему их не любят местные и как живут протестанты в марийской глубинке.

Пятидесятники – евангельские христиане, последователи одного из направлений протестантизма. В России их еще называют христианами веры евангельской. Появились они в России в начале XX века, а зародилось это направление протестантизма еще раньше в США.

Пятидесятники придают особое значение крещению Святым Духом. Именно на 50-й после воскрешения Иисуса Христа день, согласно христианской традиции, Святой Дух спустился на Землю. Этот день называется днем Пятидесятницы, отсюда и название течения.

Богослужение проходит несколько иначе, чем православное. Их церкви не похожи на соборы или храмы, скорее на дома культуры или обычные жилые дома. Там нет икон, золотых убранств и священников в рясах. Зато есть музыкальные инструменты, современная звуковая техника и четырехконечный крест. В начале богослужения пятидесятники молятся, поют песни, восхваляющие Бога, а потом пастор читает проповедь.

Празднование Троицы в церкви пятидесятников в Оренбурге 31 мая 2015 года

Пятидесятники убеждены, что сила, которую верующий получает в результате крещения Святым Духом, внешним образом проявляется говорением на иных языках – глоссолалии. Они верят, что в мире есть два вида языков – земные и ангельские. Когда человек молится на иных языках – сумбурно называет любые звуки с любой интонацией, – он якобы начинает говорить на человеческих языках, которые ему неизвестны или на ангельских языках – языках, на которых ангелы на небесах общаются между собой. Пятидесятники верят, что таким образом через них говорит Святой Дух.

КАК ПАКЕТ ЯРОВОЙ ПОВЛИЯЛ НА ПЯТИДЕСЯТНИКОВ МАРИЙ ЭЛ

В России пятидесятники появились в начале XX века. Сейчас их около 600 тысяч человек, у них около семи тысяч церквей по всей стране. Сколько точно последователей этого течения в Марий Эл – неизвестно, никто никогда не считал. А вот церквей, центров и так называемых малых групп – около 28. Одна из них находится в Сернуре, ее глава и пастор – Александр Якимов. Ему чуть за 50, у него трое детей. С 1993 года он – пятидесятник. В начале 90-х он стал посещать Христианский центр в Йошкар-Оле, а в 2000 году вернулся в свой родной район и в поселке Сернур основал центр – в своем доме. Сейчас богослужения посещает около 30-40 человек.

Об этой небольшой группе протестантов в марийской глубинке так бы никто и не знал, если бы не принятие летом этого года пакета Яровой. В пакете законов есть часть, которая ограничивает миссионерскую деятельность, под нее-то и попал пастор Якимов и его центр.

Это случилось на обычном празднике в деревне Мари-Шолнер. Она в 30 км от Сернура. Староста деревни Василий Зайцев пригласил на праздник своего друга Александра Якимова и его группу при церкви. Их часто звали на сельские и деревенские праздники – в таких местах музыкантов не так много. Якимов и группа приехали и провели свою обычную программу. Часть ее можно увидеть в сети, но запись это непростая, а сделанная сотрудниками ФСБ.

– Вы же все знаете, какой Василий Петрович (Зайцев, староста деревни – "Idel.Реалии".) был раньше? Он выпивал. Не знаю, как он вообще дорогу домой находил. Больше 15 лет, как он обратился к Богу. Больше 15 лет он живет и наслаждается жизнью, у него появилось желание делать людям добро. Он очень много добра для деревни сделал. Даже вот эти праздники, если кто-то не знает, он сам организовывает, вкладывая из своего, как говорится, кармана. И я знаю, что такое возможно только тогда, когда человек Бога знает, – говорит на видео пастор Якимов.

В ролике он просит подняться Зайцева на сцену. Якимов благодарит своего друга зато, что тот сделал и продолжает делать для деревни, а потом обращается к жителям: "Деревня процветает, дети рождаются. Многое совершается по молитве. Каждый человек кому-то верит. Ведь он есть вера божья". Он благословляет старосту, а тот плачет. Потом Якимов кричит несколько раз "Аллилуйя!", зрители (на видео их не видно) отвечают ему тем же.

Сразу после праздника Якимова остановили сотрудники ФСБ и составили протокол о правонарушении. Дело в том, что согласно новым поправкам, запрещается любая миссионерская деятельность в непредназначенных для этого местах (кроме храмов и кладбищ), а штраф за нарушение этого пункта составляет до одного миллиона рублей. Поводом для возбуждения дела по части 4 статьи 5.26 КоАП ("Осуществление миссионерской деятельности с нарушением требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях") стало именно благословение пастором Василия Зайцева.

Пастор из Сернура стал первым в России, кого осудили по пакету Яровой

Во время суда по делу пастора Зайцев выступил в качестве свидетеля. Свидетелем был и ведущий концерта Эдуард Данилов. Пастора оштрафовали на пять тысяч рублей. Потом, почти спустя месяц после праздника, старосте деревни тоже вручили протокол об административном правонарушении. Пастор из Сернура стал первым в России, кого осудили по пакету Яровой.

Эксперты отмечают, что в применении новой нормы административного кодекса наблюдается "опасная тенденция" – она может быть использована для запугивания представителей малых религиозных организаций. Опасность заметили и в Татарстане: госсоветник РТ Минтимер Шаймиев на сессии Госсовета республики выступил с разгромной речью против принятого Госдумой закона. "Безусловно, нельзя не согласиться со многими принципиальными пунктами и в целом с пакетом антитеррористических законопроектов, но вызывает вопросы у депутатов Госдумы глава о миссионерстве", – заявил тогда он и предложил сенаторам от Татарстана высказаться против принятия закона.

Именно так о пятидесятниках из Сернура заговорили.

"А ПОЧЕМУ ВЫ ИМЕННО К НАМ РЕШИЛИ ПРИЙТИ?"

В Сернур мы с екатеринбургским фотографом Сергеем Потеряевым приехали сразу для нескольких проектов. Одна из наших задач – попытаться встретиться и поговорить с пастором евангельской церкви Александром Якимовым. Именно попытаться, так как с другими журналистами, кроме корреспондента издания "7х7", пятидесятники отказались беседовать. Да и единственное интервью получилось довольно скудным, что и отмечает коллега в своем материале.

У нас был телефон пастора и его помощника Эдуарда Данилова, но мы решили рискнуть и сразу пойти в дом пастора, она же "церковь". Семья Якимовых – Александр, его жена и дети – живут в кирпичном добротном доме. На первый взгляд этот дом ничем не отличим от других в округе, может лишь поновее. Стоя перед дверью, мы мешкаемся, но всё же решаем постучаться. В окне кто-то появился и сразу исчез, потревожив тюль. Через несколько секунд дверь отворила женщина.

– Добрый день!

– Здравствуйте, мы журналисты из Казани и Екатеринбурга. Хотели бы поговорить с пастором Александром.

– О чем?

– О церкви, вере и поселке, – отвечаем.

В одно мгновение на его лице появляется улыбка, глаза "загораются" и он приглашает нас внутрь

Женщина просит подождать и исчезает. Через еще несколько секунд дверь открывает серьезный седой мужчина в сером спортивном костюме. Мы вновь объясняем ему цель нашего визита, заранее отметив, что в первую очередь нас интересует не его штраф, а их церковь и жизнь протестантов в марийском селе. Якимов внимательно слушает нас. В одно мгновение на его лице появляется улыбка, глаза "загораются" и он приглашает нас внутрь.

Сергей просит разрешения пройти дальше в дом, чтобы пофотографировать. Якимов разрешает и предлагает мне сесть на лавочку в главном зале, где собираются для молитв верующие. Сам пастор садится на скамейку с обратной стороны, положив на спинку руки.

Александр Якимов
Александр Якимов

– Я в сети не смогла, к сожалению, найти много информации о российских пятидесятниках. А та, с которой я всё же смогла ознакомиться, оказалась довольно противоречивая. Расскажите, о самом направлении церкви, – начинаю интервью.

– Пятидесятники есть по всей России, и в Йошкар-Оле, и в Казани. Очень много церквей… А почему вы именно к нам решили прийти? – осторожно интересуется Якимов, так и не начав толком свой рассказ.

– Мы были на языческих молениях, кроме того, пишем про населенные пункты в Поволжье, решили, что будет интересно побывать в Сернуре. А потом узнали, что тут еще и пятидесятники есть, – отвечаю.

– Понятно. Название "пятидесятники" произошло от библейского праздника, – удостоверившись в наших планах, продолжил Якимов. – День Пятидесятницы есть такой. Иисус Христос умер и воскрес. А Пятидесятница – это 50-й день после воскрешения. Мы верим, что в этот день пришел Святой Дух. То есть Иисус ушел, а Святой дух пришел. Мы верим в его пришествие и в то, что он сейчас с нами.

"МЫ ЧИТАЕМ ТУ ЖЕ БИБЛИЮ И ВЕРИМ В ТОГО ЖЕ ХРИСТА"

– Насколько ваше верование отличается от православия и католицизма? На первый взгляд, кажется, что оно ближе к последнему.

– Возможно. Если смотреть в корни, протестантизм – это лютеране, баптисты, пятидесятники и многие другие. Ну вот Мартин Лютер – христианский богослов, инициатор Реформации – как раз отошел от католиков. Он же не отделял себя от католицизма, он просто выставил свои тезисы, с которыми не согласен. Мы особенно не пытаемся вдаваться в различия и не изучаем их. Это люди так пытаются разобраться, а нам все равно. Отличаемся максимум мы в методах проведения богослужения. Мы читаем ту же Библию и верим в того же Иисуса.

– У вас икон нет?

– Нет. Мы не крестимся еще. Мы просто молимся живому Богу. Без посредников. Вот этим мы отличаемся.

– Это похоже отчасти на то, что показывают в американских фильмах?

– Да-да. Поэтому нас часто с Америкой связывают. (Смеется) В Америке протестантизм – основное направление, как у нас православие. Почти во всем мире, на первом месте по числу последователей католицизм, потом протестанты, а потом уже православие.

– Вы по национальности мари. У вашего народа национальная религия – язычество, много мари исповедуют православие. Как так вышло, что вы стали пятидесятником?

– Я был атеистом. Жил в советское время, учил советский атеизм, зачеты сдавал. Все говорили, что Бога нет. Я был начитан атеистической литературы и считал, что религия – это выдумка. Я верил всему тому, что мне тогда говорили о религии. Но в один момент в моей жизни, начался поиск. Я даже не могу сказать, что у меня вызвало это желание. Наверное, хотелось найти истину или правду. Для чего человек живет? Я начал тогда интересоваться духовной литературой. Пошел креститься в православие. Это трудно даже объяснить. Сейчас я уже могу сказать – Бог меня вел. Тогда я не понимал этого.

В православии мне не хватило ответов

Многие люди приходят к Богу за помощью. У меня такого не было – я не считал, что у меня есть проблемы какие-то. Но вот в православии мне не хватило ответов. Я читал много литературы, но может быть, как и Мартин Лютер, однажды понял, что человек не спасается своими делами, а только верой. Вот это основной его тезис – вера в живого Бога. В той церкви обряды, ритуалы, а внутри – потребность общения с живым Богом. А вот в этих ритуалах я не находил этого. В православии нет общения с Богом. Когда я стал жить верой в живого Бога, я понял смысл жизни и ощутил внутренние перемены.

– Как ваш переход к другой церкви восприняли в семье?

– Кто-то не понимал. Говорили: "у нас же язычество, ты чего?" Я понимаю, что иногда люди не понимают меня. Но это же моя жизнь. Каждый сам решает. Я не злюсь на людей, которые не хотят понимать.

– Когда мы к вам шли и спрашивали у людей дорогу, мы заметили, что к вам довольно негативная реакция. Вчера тоже общались с некоторыми местными, они вас сектантами называют.

– Ну нас сейчас по телевизору показали в негативном ключе. Вот из-за этого.

– Вне Марий Эл к вам, напротив, довольно позитивно относятся – сочувствуют после этого инцидента с пакетом Яровой.

– Да-да. Мы просто проповедовали. Ничего плохого не делали.

– Я видела ролик. И если его посмотреть, то мало будет понятно для обычного человека о каком именно направлении христианства идет речь.

– Это общечеловеческие принципы. Поэтому так. Мы учим о добре – ничего такого. Когда я это понимаю, тогда меня перестает интересовать мнение других людей. Люди имеют право высказывать свое мнение. Тут, конечно, какой-то настрой негативный. Секта – это когда люди себя отделяют от других. Мы же живем как все нормальные люди.

– Вас осудили именно за миссионерскую деятельность. Вы привлекаете новых прихожан? И как вы это делаете?

Мы точно были первыми за кого взялись

– По-разному. Новый закон же не запрещает ее, а ограничивает. Именно после закона к нам приехали [ФСБ]. Они знали, что надо это [оштрафовать] сделать. Специально приехали. То есть закон вышел – они хотели закон опробовать. Может быть меня не первым оштрафовали, но мы точно были первыми за кого взялись.

– Мы вчера много разговаривали с язычниками, они рассказывали о своем быту, как они живут, как молятся. У вас есть какие-то особенности?

– Принцип нашего богослужения, например, – это научить человека понимать Бога. Молитва, песнопения и проповедь – это основа наших богослужений.

– Проповедь, опять же, как из фильмов? Вы берете какой-то кусочек из Библии и поясняете его?

– Да-да. Рассказываем смысл, что это значит, как его применить. Вера должна быть практичной. Она должна помогать людям, а не быть просто набором информации.

– Я не бывала на православных богослужениях. Они там так же поступают?

– В последнее время у них тоже появилась проповедь таким образом. Не во всех церквях, конечно. Я как-то анализировал и понял, что в России довольно сильно развивается протестантизм. Думаю, что РПЦ теряет от части свое влияние. Иногда к нам поэтому негативное отношение. Под влиянием протестантизма РПЦ как раз и начинает проповедовать. Люди же понимают, что не могут получить там то, что хотят, а православная церковь не хочет терять этих людей, вот и подстраивается. Традиции, обряды есть, а люди как пустыми пришли, так и пустыми и ушли.

– Я знаю, что у вас в центре вас есть своя группа музыкальная. Вы песни на русском поете или на английском? Много ли вообще есть религиозных песен на русском?

Под влиянием протестантизма РПЦ как раз и начинает проповедовать. Люди же понимают, что не могут получить там то, что хотят, а православная церковь не хочет терять этих людей, вот и подстраивается.

– В основном мы берем те песни, которые уже готовы. Есть несколько тех, которые кто-то сам сочинил. В основном русские песни – это перевод с английского. Они, конечно, подстраиваются под наши. Пятидесятническое движение развивалось на Западе, для нас оно новое совсем. Поэтому своего еще мало. В последнее время стали появляться, конечно, и мьюзиклы, и проекты какие-то. Когда мы начинали, было совсем мало.

Видеозапись выступления в центре пятидесятников "Новое поколение" в Сернуре в 2012 году

– Есть ли у вас какие-то ограничения? Например, мусульмане не едят свинину.

– Нет особенно каких-то. Мясо мы не запрещаем. Но есть, например, пост. Но мы постимся тогда, когда у нас есть в нем потребность. У нас новое движение, может поэтому у нас в этом нет порядка, как у православных. В пост мы не едим вообще.

– В смысле?

– Ну, у нас посты же не длинные – два-три дня. Только воду пьем в это время. Это полезно для организма и для души. Есть Данилов пост, когда кушаем только овощи. Свободно у нас.

– Либеральная такая вера получается.

– Да-да. Запреты у нас есть, например, те грехи, которые нельзя совершать, но даже в этом у нас люди свободны. В Библии написано, что нельзя, но человек сам решает делать ему это или нет. Вера чему учит? Учит, что человек сам принимает решение, он должен сам до этого доходить.

– Есть ли какой-то процесс искупления грехов?

У нас искупление грехов в том, что мы верим в то, что Иисус искупил все наши грехи – он умер за нас

– Нет. У нас искупление грехов в том, что мы верим в то, что Иисус искупил все наши грехи – он умер за нас. Человек, когда начинаем верить, он просто кается в своих грехах и просит прощения. Это тоже процесс. Человек должен уверовать, что Бог его простил. Это происходит тоже без посредников, человек должен дойти до этого сам. Мы учим, чтобы люди верили и сами говорили с Богом.

– А праздники? Вы отмечаете Пасху?

– Отмечаем, это же общепринятый праздник.

– Яйца тоже красите?

– Нет. (Смеется) Это такая традиция, но мы не видим в ней смысла.

– А Рождество у вас 25 или 7 января?

– А мы и так, и так празднуем. Иногда даже два раза – для нас разницы нет, когда именно. Многие даже сейчас задают вопрос, когда точно это случилось.

Наш разговор прервали дети. Они бегают по всему дому, между скамейками, смеются.

– Моисей, ну ты чего? – поправляет сына его отец.

Моисей ничего не отвечает и весело убегает на кухню. Окончив интервью, мы с пастором идем туда же в поисках моего коллеги. Он сидит за столом с хозяйкой, беседуют.

– Давайте чай будем пить! – зазывает нас жена Якимова. – Вика как раз печенье свое первое испекла!

Вика – старшая из детей в доме. Ей около 13 лет. Она стесняется гостей, как и остальные дети пастора. Но не убегает, идет на кухню и перекладывает печенье с противня в тарелку. Остальные дети постоянно прячутся, чтобы не попасть на снимок, Сергей подыгрывает и пытается запечатлеть их. Потом дети всё же соглашаются на фотографии и даже позируют.

Мы пьем чай за столом на кухне. Через некоторое время к нам присоединяется друг семьи и еще один прихожанин центра – Эдуард Данилов – опрятный мужчина средних лет. Он расспрашивает у нас вновь для чего мы приехали и почему нам интересна их религия. Потом разговор заходит о пакете Яровой, о пятидесятниках в других городах и районах Поволжья, о том, как каждый из них пришел к вере. Поговорили и о другом – о Екатеринбурге, архитектуре Йошкар-Олы и суверенитете Татарстана.

В конце мы попросили свести нас с кем-то из прихожан, чтобы мы могли с ними пообщаться и посмотреть, как они живут. Но, к сожалению, попасть в дом к кому-то из пятидесятников Сернура так и не удалось.

Христиане-пятидесятники на протяжении почти вековой истории в России всегда подвергались гонениям со стороны властей. У пятидесятников нет жесткой иерархии, государству тяжело их держать под контролем.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG