Ссылки для упрощенного доступа

Футболки "Теплоконтроль": не проблема, а симптом


Жаркий спор вспыхнул вокруг появления в продаже футболок с принтом "Теплоконтроль". Принт вызывает ассоциации с одной из самых жестоких казанских ОПГ - поэтому многие восприняли футболки с возмущением: этично ли использовать образы, которые можно связать с убийцами, бандитами и одним из тёмных периодов истории Татарстана? Сами производители серии одежды говорят об отсылке к новейшей истории Казани и её районов, как таковой, и не понимают обвинений.

Вполне возможно, что проблема не в молодых производителях одежды. Футболки с провокационным принтом - не болезнь, а лишь один из симптомов. Не самый значительный, но вполне характерный.

Как оказалось, принт, который поначалу приняли за символику печально известной ОПГ на самом деле - логотип музыкального коллектива “Теплоконтроль”. Творчество группы не менее показательно. В песне с характерным названием “Вернуть 90-е” говорится, зачем герою потребовалось их возвращение – чтобы расправляться с “богачами, мэрами и депутатами, начальниками ЖКХ”, с теми, кто набивает свои карманы бюджетными деньгами.

Это не похоже на ностальгию по гопникам и головорезам. Это, скорее, похоже на радикальный протест против сегодняшних проблем. Протест, в котором лихие 90-е противопоставляются текущему положению вещей, которое очень далеко от совершенного.

Да, это творчество одного конкретного музыкального коллектива. Но оно высвечивает некоторые незаметные на первый взгляд вещи. Те самые, которые высветила еще два года назад реакция соцсетей на похождения зеленодольского инкассатора Игоря Богаченко.

Пока "верхи" рассуждали, как защищать перевозку банковских денег, в соцсетях стремительно набирал популярность мем “парень взял кредит под выгодный процент” – беглому инкассатору при этом многие симпатизировали.

На фоне того, что текущая модель имеет слишком много пороков, к любому “по-другому” могут возникнуть как минимум подсознательные симпатии

Те, кто застал период “казанского феномена” и “бандитских 90-х”, не видят в нём ничего, кроме волны насилия во имя самых низменных, а иногда – просто неадекватных целей. Но молодёжь, не заставшая те годы, вполне может начать воспринимать их как эпоху быстрых перемен, как период, когда было по-другому.

А на фоне того, что текущая модель имеет слишком много пороков, к любому “по-другому” могут возникнуть как минимум подсознательные симпатии. По крайней мере, это "по-другому" уже не будет вызывать столь однозначное неприятие.

Значит ли это, что растёт “плохое поколение”?

Или причина в том, что оно видит, что на коррупционера нельзя найти управу в суде, депутата нельзя сменить на выборах, а радикально улучшить своё материальное положение за счёт упорного труда очень сложно в системе, где карьера и успешное развитие своего бизнеса слишком сильно зависят от родственных связей?

Человеку свойственно пытаться улучшить свою долю, повысить свой социальный и потребительский статус, удовлетворить свои амбиции. Человеку также часто свойственно замечать несправедливость и желать её исправить. Всё это вполне возможно в рамках закона и спокойного эволюционного развития - конечно, если система достаточно гибкая.

Если же социальные лифты забетонированы, а сложившиеся правила не позволяют постепенно реформировать общество, то нет ничего удивительного в росте симпатий к другим формам личного роста или перемен.

Худшие черты 90-х были проявлением революционных перемен. Это были ужасные по форме перемены. Заставшие их видят в этом словосочетании в первую очередь слово “ужасные”. Младшие поколения, видимо, всё больше видят слово “перемены”. Перемены в личном положении или в обществе - неважно. И если система перестанет проявлять гибкость, то слово “ужасные” каждое новое поколение будет воспринимать всё менее значимым по сравнению со словом “перемены”. Это может быть неприятным, но это достаточно естественно.

Худшие черты 90-х были проявлением революционных перемен. Это были ужасные по форме перемены. Заставшие их видят в этом словосочетании в первую очередь слово “ужасные”. Младшие поколения, видимо, всё больше видят слово “перемены”.

В своё время западные страны справились с угрозой коммунистических революций вовсе не запретом компартий, а введением социальных гарантий и фактически перераспределением материальных благ в пользу широких слоёв населения при сохранении рыночной экономики.

Сложно бороться с ростом воровства в условиях повальной безработицы ужесточением наказания за воровство - нужно создавать рабочие места. Можно запретить футболки “Теплоконтроль”, можно запретить комментарии в поддержку зеленодольского инкассатора Богаченко, можно разъяснять молодым людям суть тёмных периодов нашей недавней истории.

Но могут ли только эти меры защитить нас от проявления худших черт 90-х?

В этом есть сомнения.

Высказанные в рубрике мнения отражают точку зрения автора

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

  • 16x9 Image

    артур хазиев

    лидер политической платформы "Aurupalı Tatarstan | Европейский Татарстан"

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG