Ссылки для упрощенного доступа

Чем запомнится 2016 год? "Idel.Реалии" начинают серию материалов, посвященную итогам уходящего года. В нашем первом обзоре мы постарались вспомнить наиболее знаковые события, вызвавшие бурные дискуссии среди татарской общественности.

ТУРЕЦКИЙ ВОПРОС

Безусловной победой казанского Кремля и лично президента Рустама Минниханова в уходящем году стала самостоятельная политика Татарстана во взаимоотношениях с Турецкой республикой. После инцидента со сбитым российским бомбардировщиком Су-24 турецкими военными в ноябре 2015 года отношения между двумя странами резко обострились. Были разорваны экономические и политические связи между двумя государствами, а в историю вошла уже ставшая крылатой фраза Владимира Путина "Помидорами не отделаетесь". Были закрыты некоторые российско-турецкие экономические проекты, отозваны или даже выдворены многие турецкие граждане, учившиеся и работавшие в России.

​Эти перемены не коснулись, пожалуй, только Татарстана, руководство которого проявило принципиальную позицию и сумело сохранить как экономические, так и культурные связи с Анкарой. В частности, на территории ОЭЗ "Алабуга" продолжили свою работу расположенные здесь турецкие предприятия, а Татарстан – единственный из российских республик – отказался разорвать свое членство в организации "TURKSOY". Сам Минниханов объяснил это тем, что турецкие бизнесмены "поверили в наши гарантии и вложили свои капиталы в производство на территории республики, и мы не можем обмануть их".

Такая самостоятельность республики не могла остаться незамеченной. И свое недовольство по этому поводу высказали СМИ, традиционно придерживающиеся унитаристских и великодержавных позиций, для которых любая самостоятельность регионов – непременно признак сепаратистских устремлений. Не остались в стороне и штатные завсегдатаи разного рода пропагандистских ток-шоу на центральных каналах. В их числе засветился и политолог Евгений Сатановский (широко известный своими исламофобскими заявлениями, в том числе и в отношении татар-мусульман), в симпатиях к которому неоднократно признавалась помощник президента Татарстана Наталия Фишман. Как говорится, no comments.

Кстати, работа самой Фишман неоднократно вызывала возмущение татарской общественности в течение всего 2016 года. В частности, недовольство вызвало упорное игнорирование татарского языка при реконструкции или открытии новых парковых зон и других достопримечательностей, к которым так или иначе имела отношение сама Наталия Львовна и её команда. Помимо этого, целым рядом неоднозначных публикаций успел засветиться и другой ее проект – журнал "Инде" (например, статьи про никах и татар-мишарей).

ПАМЯТНИК ЕКАТЕРИНЕ II. БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ?

Бурную общественную дискуссию вызвали планы казанских властей по установке памятника Екатерине II. Согласно первоначальным планам, памятник планировалось установить в Казани на берегу озера Кабан прямо напротив Старо-Татарской слободы, что должно было символизировать религиозные послабления, которые были оказаны мусульманам во время правления этой императрицы.

Памятник официально именовался "Тергезү". Первым против установки памятника выступил Всемирный форум татарской молодежи, который в открытом письме к казанским властям объяснил свою позицию тем, что памятник может оскорбить чувства представителей других народов: башкир, ногайских, крымских татар (особенно это касается ногайских татар, в отношении которых Екатерина II осуществила самый настоящий геноцид). К тому же в Казани уже есть памятные знаки, связанные с визитом Екатерины. В частности, макет её галеры на Петербургской улице и карета на ул. Баумана.

В итоге, власти города объявили о намерении окончательно решить вопрос после обсуждения с горожанами на публичных слушаниях. Несмотря на это обещание, слушания пока так и не проведены. Состоятся ли они в будущем году, покажет время.

ВСТРЕЧИ ПРЕЗИДЕНТА РТ С ТАТАРСКИМИ ДИАСПОРАМИ

Рустам Минниханов и в 2016 году продолжил давнюю традицию своих встреч с татарскими общинами, живущими в разных уголках планеты. В уходящем году президент побывал в гостях у татар США, Франции, Латвии, ранее такие вояжи он совершил в Чехию, Японию, Китай. Аналогичные встречи прошли и с татарскими диаспорами в ряде российских регионов, но здесь эти встречи носили больше ритуальный характер и в действительности имели мало общего с реальным стремлением способствовать сохранению языка, культуры и самосознания татар, живущих в этих регионах федерации.

Малочисленные зарубежные диаспоры, в силу целого ряда причин не могут играть, и откровенно скажем, не играют реальной роли в сохранении этнического потенциала татарской этнонации. А потому излишнее внимание к этим "осколкам" татарского сообщества, при полном игнорировании нужд татар проживающих в России – явно непозволительная роскошь.

В связи с этими вояжами стоит уточнить, что в настоящее время в Татарстане проживает не больше трети от всех татар. Татары, проживающие за пределами республики, нуждаются в содействии властей РТ в отстаивании своих этнокультурных прав. Благо, для этого имеется целый ряд рычагов, в том числе, 14-я статья Конституции Татарстана, а также договор о разграничений полномочий между Россией и Татарстаном. Но малочисленные зарубежные диаспоры в силу целого ряда причин не могут играть, и откровенно скажем, не играют реальной роли в сохранении этнического потенциала татарской этнонации. А потому излишнее внимание к этим осколкам татарского сообщества при полном игнорировании нужд татар, проживающих в России, – явно непозволительная роскошь.

Понятно, что встреча с соотечественниками, живущими в соседних с Татарстаном регионах, а особенно в Башкортостане (где проживает до 1,5 млн татар), не сулит президенту РТ сплошь приятные моменты. Ведь проблем здесь, что называется, хоть отбавляй. Власти Татарстана и должны бы заниматься проблемами соотечественников, но ведь куда легче провести очередной Сабантуй и отчитаться о том, что Татарстан не забывает о татарском национально-культурном развитии. Однако если татары хотят сохранить за собой звание второго по численности этноса в России, Казани необходимо решать назревшие проблемы. Ведь только за восемь лет – с 2002 по 2010 год – количество татар, владеющих родным языком, уменьшилось на один миллион человек. Это катастрофические показатели, учитывая, что всего в России проживает около 5,4 млн татар. Лучшей иллюстрацией неэффективности “сабантуйной стратегии” в этой связи придумать сложно.

СКАНДАЛЫ В КФУ

Уходящий год ознаменовался целым рядом скандалов в Казанском Федеральном Университете. Споры начались с подачи директора Института истории Академии наук Татарстана Рафаэля Хакимова. Бывший советник Минтимера Шаймиева раскритиковал политику, проводящуюся ректором главного вуза Татарстана Ильшатом Гафуровым по вытеснению татарского компонента из всех факультетов университета. Поводом к этому стало закрытие кафедры татароведения – последнего татарского оплота в КФУ.

Гафуров Институт истории им. Ш.Марджани назвал... “пипирошной структурой”, а сокращение татарского компонета списал на невостребованность татарского языка и “местечковость” татарской истории, выделение которой в отдельное направление, по его мнению, нецелесообразно

Затем к дискуссии присоединился историк Дамир Исхаков, предложивший восстановить Татарский гуманитарный университет, который должен был стать основой Татарского национального университета, но так в итоге им и не стал. Такое мнение поддержал и Всемирный конгресс татар. Подопечные Гафурова, пытаясь защитить репутацию своего шефа, поспешили назвать политику вуза "реорганизацией". Свои мнения высказали нынешний и бывший президенты Татарстана Минниханов и Шаймиев, раскритиковавшие Гафурова, но не столько за сам факт уничтожения татарского национального компонента, а скорее за недостаточную информационную открытость и нежелание объяснять общественности свою позицию.

После продолжительной паузы к "диалогу" подключился и сам господин Гафуров, видимо вняв "желтой" карточке, выданной ему президентом РТ. Своего оппонента – Институт истории им. Ш.Марджани – он назвал... "пипирошной структурой", а сокращение татарского компонента списал на невостребованность татарского языка и “местечковость” татарской истории, выделение которой в отдельное направление, по его мнению, нецелесообразно. На этом вся "информационная открытость" ректора и закончилась.

Параллельно выяснилось, что помимо татарского сегмента, у КФУ достаточно и других проблем. К примеру, в конце апреля 2016 года, после публикации "Независимой газеты", стало известно, что КФУ стал лидером по количеству научных публикаций в так называемых "мусорных журналах" Scopus: Asian Social Science, Mediterranean Journal of Social Sciences, World Applied Sciences Journal. Эти ухищрения вуза по искусственному увеличению скопусовских публикаций не прошли бесследно для рейтингов КФУ, о которых столь рьяно печется его руководство. Так, в рейтинге авторитетного британского журнала Times Higher Education за 2016-2017 годы КФУ провалился сразу на 100 позиций. В другом авторитетном рейтинге QS КФУ оказался ниже 500-го места (отставая на 40 пунктов от плана, разработанного бывшим министром образования РФ Ливановым).

За 2016-2017 годы КФУ провалился сразу на 100 позиций

Помимо этого, КФУ успел засветиться и в истории, связанной с вырубкой исторической части Ленинского сада, примыкающего к библиотеке им. Лобачевского. Вырубка была связана с предполагаемым на этом месте строительством автомобильной парковки. Правда, после возмущения общественности руководство вуза дало задний ход. Попутно от самого КФУ шла информация одна противоречивее другой – то их неправильно поняли и никто, в принципе, не собирался уничтожать часть парка, а вырубили только якобы больные деревья; то вдруг запускались разного рода замеры общественного мнения под разговоры о необходимости бесплатной парковки для работников КФУ именно на месте вырубленных деревьев. Кроме того, в течение года появилась информация о плагиате в диссертациях, защищенных в диссоветах КФУ.

ТАТАР НЕТ?

К дискуссии о происхождении татар в уходящем году подключились биологи из лаборатории популяционной генетики человека Медико-генетического научного центра Российской Академии наук под руководством Елены Балановской. Согласно их заключениям, территориальные группы татарской этнонации (поволжские, крымские, сибирские татары) не несут в себе никакого общего этнического корня. Несмотря на клятвенные заверения авторов этого проекта о том, что их исследования не несут какого-либо политического подтекста, данные выводы были тотчас же опубликованы не только в научных изданиях, но и в достаточно влиятельных общероссийских СМИ с весьма весьма “говорящим” названием.

Что же, в целом, показала нам эта история? Прежде всего, серьезное отставание татарского академического сообщества по целому ряду направлений.

Однако если копнуть поглубже в эту историю, то выясняются весьма интересные подробности. Во-первых, изначально планировался большой совместный проект КФУ и биологов из данной лаборатории по изучению генофонда татар. Но затем в силу ряда причин совместная деятельность не сложилась. Во-вторых, эта группа московских биологов уже долгие годы активно сотрудничает с башкирскими исследователями, а их совместные научные изыскания были использованы при выпуске многотомника "История башкирских родов", которая вызвала негативную реакцию как в Башкортостане, так и в Татарстане. Ведь именно в этих книгах, прозванных известным уфимским изданием "МедиаКорСеть" "многотомной зажигалкой", отрицалось наличие исторических корней у этнонима "татары" и утверждалось об искусственном создании татарского этноса на базе башкир и других народов Волго-Уральского региона. Вся эта "веселая история" щедро финансировалась небезызвестным благотворительным фондом "Урал", образованным в свое время на финансовые средства от приватизации "Башнефти" АФК "Система".

Что же в целом показала нам эта история? Прежде всего, серьезное отставание татарского академического сообщества по целому ряду направлений. В первую очередь, в этих пресловутых генетических исследованиях. Это связано как с хроническим недостатком финансирования научных проектов (ведь своего щедрого спонсора вроде фонда “Урал” у татарских историков нет), так и отсутствием внятной стратегии развития научной сферы Татарстана и, прежде всего, ее гуманитарной составляющей.

Особенно ярко всё это проявилось в "ответе Чемберлену". Единственное, что смогли "родить", – это повторение уже и так известной формулы о том, что нации определяются не по крови. Да, действительно, реальная этническая принадлежность определяется, прежде всего, самосознанием каждого конкретного индивида. Это вам скажет любой студент-историк. На этом во многом и основаны все современные теории нациестроительства. Хотя это и прозвучало в целом убедительно, тем более, что в самой Москве исследования Елены Балановской по этногенетике вызывают у многих ученых довольно неоднозначную реакцию, пропагандистский эффект несомненно был на стороне "искателей истинной татарской крови".

А ведь можно работать, что называется, "на их поле", однако самая большая проблема заключается в том, что некому сегодня заняться генетикой: в Татарстане на сегодня нет ни одного специалиста, занимающегося этими вопросами на профессиональном уровне. У того же КФУ есть не самая плохая биологическая лаборатория, которая год назад собирала ДНК татар. Участникам этих исследований вначале было обещано, что результаты будут опубликованы еще в начале осени. Однако наступает уже 2017 год, а результатов до сих пор нет.

Высказанные в рубрике мнения отражают точку зрения автора

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG