Ссылки для упрощенного доступа

3 июня отмечается всемирный День донора органов

Речь идет о предоставлении органов для трансплантации после смерти. Эксперты утверждают: то, что кому-то из нас при жизни потребуется орган для пересадки, выше вероятности того, что у нас изымут его после смерти. Поэтому этот день, который отмечается с 2005 года, призван побудить граждан подумать о том, как бы они хотели распорядиться своими органами после кончины.

В Германии, как и во многих других странах (например, в США), действует практика "испрошенного согласия" на изъятие органа после смерти. Это сознательная позиция правительства, которое считает, что решение человека пожертвовать свои органы должно быть свободным и осознанным.

Около полутора лет назад я получила письмо от своей медицинской кассы. В конверте лежал паспорт донора органов, который мне предлагалось заполнить. На небольшом, в формате визитки, которую удобно воткнуть в кошелек и носить с собой, удостоверении – следующий текст:

"На случай, если после моей смерти встанет вопрос об изъятии органов и/или тканей для трансплантации, объявляю следующее:

  • да, я разрешаю изъятие из моего тела органов и тканей после установленной врачами смерти

  • да, я разрешаю изъятие из моего тела органов и тканей после установленной врачами смерти, за исключением следующих органов и тканей (указать, каких)

  • да, я разрешаю изъятие из моего тела органов и тканей после установленной врачами смерти, но только следующих органов и тканей (указать, каких)

  • нет, я не разрешаю изъятию из моего тела органов и тканей после установленной врачами смерти

За или против должен решить следующий человек: имя, фамилия, телефон, адрес."

В прилагающемся к удостоверению объяснении указывалось, что необходимо поставить крестик напротив той возможности, которую я считаю оптимальной. Подписать, проставить дату, положить в кошелек и носить с собой.

"Мы хотим, чтобы Вы подумали над этим вопросом. Все равно, каким будет Ваше решение, но eсли Вы его примeте, это избавит Ваших родных от сомнений и необходимости принимать это решение за Вас в такой непростой ситуации как смерть близкого человека," – говорится в прилагающемся письме.

Обозначенный в "паспорте донора" вариант нигде не протоколируется и не сохраняется. Изменивший свое решение может просто распечатать себе новый "паспорт" (шаблоны можно просто и бесплатно скачать в интернете) и обозначить на нем новый вариант, а старый выбросить.

Согласно закону по трансплантации, смерть мозга должна быть установлена двумя квалифицированными в данной области врачами независимо друг от друга

До семи человек может выжить благодаря органам мертвого донора. Если все органы здоровы, врачи могут пересадить сердце, печень, обе почки, легкие, поджелудочную железу и тонкий кишечник. Однако пересадка возможна лишь в том случае, если мозг умрет прежде других органов – говорят о так называемой смерти мозга – и их работа поддерживалась искусственно в отделении интенсивной терапии. Это происходит только примерно в одном процентe случаев. Согласно закону по трансплантации, смерть мозга должна быть установлена двумя квалифицированными в данной области врачами независимо друг от друга. Им запрещено участие в изъятии органа и его передачи, чтобы исключить их заинтересованность.

Родные и врачи связаны принятым при жизни решением умершего. Изменить его они не могут. С правовой точки зрения, родные имеют право голоса лишь в случае смерти ребенка или подростка до 16 лет. С 14 лет можно запретить изъятие собственных органов, разрешить – с 16 лет.

Более 10 000 пациентов все еще стоят на очереди, срочно ожидая донорский орган для пересадки

В Германии в прошлом году 857 людей после своей смерти пожертвовали органы для тяжелобольных. Таким образом, число доноров органов находится примерно на уровне 2014 года (864 доноров) или 2015 (877 доноров). В противовес этому, более 10 000 пациентов все еще стоят на очереди, срочно ожидая донорский орган для пересадки.

Так что нельзя сказать, что сегодняшние немцы поголовно жертвуют свои органы. Наверное, это очень человеческая реакция – кто любит размышлять о собственной смерти? А тем более, об изъятии своих органов. Где-то в подкорке таится детское "я не умру". Все вот умирают, а я – нет. А если мою смерть установят ошибочно? И я умру уже от того, что у меня заберут, допустим, сердце? Поэтому когда начинаешь размышлять, то первая реакция, конечно: нет. Не дам никому свою печенку и селезенку. Пусть остаются при мне. А потом думаешь дальше... А если тебе, не дай бог, понадобится орган? А если твоему ребенку придется вот так ждать? Имеет ли смысл защищать свое тело после смерти больше, чем при жизни?

При условии клинической смерти, мне мои легкие-селезенки уже не нужны будут

– Раньше я думал: никому не отдам свои органы. А теперь немного поменял мнение: при условии клинической смерти, мне мои легкие-селезенки уже не нужны будут. А кому-то могут спасти жизнь, – говорит мой муж. Он получил такое же письмо от медицинской кассы. Необходимость принятия решения способствует внутрисемейному обмену мыслями на эту тему.

Мы оба до сих пор так и не заполнили этот паспорт донора. Мы все еще думаем, время от времени возвращаясь к этой теме. Но oдин тот факт, что нужно что-то проставить на этом кусочке бумаги, заставляет размышлять и разговаривать с близкими.

Высказанные в рубрике мнения отражают точку зрения авторов.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

  • 16x9 Image

    светлана ниберляйн

    Светлана Ниберляйн —​ свободный журналист из Казани, живет в Германии с 2002 года

XS
SM
MD
LG