Ссылки для упрощенного доступа

В Национальном архиве Башкортостана открылась документальная выставка в память о жертвах политических репрессий в Советском Союзе.

На выставке экспонируются документы из архивных фондов Башкирского обкома ВКП(б), отражающие механизм репрессий в отношении десятков тысяч жителей республики за 1926-1953 годы. Среди таких документов – переписка обкома с Центральным комитетом ВКП(б), союзными ведомствами и правоохранительными органами о ходе коллективизации и выселении кулаков, директивы о разоблачении "вредителей" и "врагов народа", об обязательном обсуждении в партийных, общественных организациях и трудовых коллективах хода политических процессов в Москве (процессы Каменева-Зиновьева, Пятакова-Сокольникова, Бухарина-Рыкова и пр.), о деле "врачей-вредителей" в январе 1953 года.

"Я ЗА ТЕБЯ ОТВЕЧАТЬ НЕ БУДУ"

Гизетдин Иргалин
Гизетдин Иргалин

На открытии выставки бывший директор партийного архива Башкирского обкома КПСС Гизетдин Иргалин рассказал, как нелегко проходило опубликование биографий даже реабилитированных партийных работников, не говоря уж о биографиях подвергавшихся репрессиям простых людей.

— Реабилитация репрессированных началась в 1950-х годах, при Хрущеве, но местная печать тогда об этом ничего не писала. В 1988 году я решил написать заметку о репрессированном в 1937 году первом секретаре Башкирского обкома ВКП(б) Якове Быкине. В редакции газеты «Советская Башкирия», куда я отнес материал, заместитель редактора Владислав Устинков сказал мне: "Если будем согласовывать, статья просто не появится". И я не стал ни с кем в обкоме партии это согласовывать. Статья вышла, и секретарь по идеологии спрашивает меня: "С кем согласовал?" — "Ни с кем не согласовывал" — "Я за тебя отвечать не буду". — "Oтвечу за каждую букву, за каждое предложение, у меня все документально подтверждено". Статья, кстати, получила очень хороший отклик, в газете появилась рубрика "История в лицах". Я написал затем о расстрелянных председателе БашСовнаркома Зинатулле Булашеве, втором секретаре Ахмете Исанчурине, вожаке республиканского комсомола, ставшей затем секретарем ЦК ВЛКСМ Шарифе Тимергалиной.

"ОН ЖИЛ У НАС НЕДЕЛЮ — ЭТО ОТЦУ ПОСТАВИЛИ В ВИНУ"

Ордер на арест Мусы Муртазина
Ордер на арест Мусы Муртазина

Дамира Саяхова, дочь директора медеплавильного завода в Баймаке Мифтаха Саяхова, рассказала, как ее отец был репрессирован за связь с "врагами народа" — известным башкирским поэтом Шайхзадой Бабичем , убитым красноармейцами при переходе башкирских полков на сторону советской власти в 1919 году, и популярным башкирским военачальником Мусой Муртазиным:

— Мой отец воевал в гражданскую войну в бригаде Муртазина, был политруком взвода. После войны его послали на партийную работу в Зилаир. Там в 1924 году отмечалась пятилетняя годовщина со дня гибели Бабича, и отец выступал на траурном митинге. И это впоследствии, при аресте поставили ему в вину, поскольку Бабича позднее объявили "врагом народа" — он ведь был в валидовском правительстве.

Потом отца перевели в Баймак, назначили директором медеплавильного завода. И где-то в 1936 году в Баймак, на конный завод приехал Муса Муртазин, который работал тогда в наркомате обороны, отвечал за подготовку "конского состава". Он жил у нас дома целую неделю — и это отцу поставили в вину.

Мифтах Саяхов
Мифтах Саяхов

В 1937 году отца арестовали. Пришли за ним ночью, когда мы спали. Все в доме перевернули, постель разбросали, забрали много документов, книг. Обвинили его в связях с "врагами народа", а также во вредительстве, в нарушении техники безопасности на предприятии — там не удалось вовремя реконструировать плавильные печи. Мама ездила в тюрьму к отцу на свидание, он ей сказал: "Меня 11 суток держали в одиночной камере, но я никаких показаний ни на кого не дал".

Его приговорили к десяти годам лишения свободы, два года он провел в уфимской тюрьме. Потом было переследствие, новый суд, где срок заключения снизили до пяти лет и послали в лагерь на Сахалин. Как нам потом, много-много позднее сообщили, он умер в 1942 году "от сердечной недостаточности"…

"КОНЕЧНО, ЭТО БЫЛА СПЛОШНАЯ ВАКХАНАЛИЯ"

Письмо об "обнаружении фашистских знаков"
Письмо об "обнаружении фашистских знаков"

Многие выставленные документы ярко отражают царившую в ту эпоху атмосферу всеобщей подозрительности и шпиономании. Так, например, в одном из сообщений секретаря Башкирского обкома ВКП(б) Александра Заликина на имя секретаря ЦК Андрея Жданова говорится, что на рисунках известного русского художника Васнецова на обложках школьных тетрадей, выпущенных типографией фабрики "Светоч", якобы обнаружены надписи "Долой ВКП(б)", портреты Троцкого, "фашистские знаки".

— Конечно, это была сплошная вакханалия. Мы долго с архивистами рассматривали эти рисунки и, конечно, не нашли там никаких "фашистских" знаков и лозунгов, — рассказали сотрудники архива.

Выставка будет работать до 25 декабря 2017 года по адресу: Национальный архив Республики Башкортостан, г. Уфа, ул. Советская, 7 (читальный зал).

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG