Ссылки для упрощенного доступа

Европейский суд по правам человека зарегистрировал жалобу жительницы Набережных Челнов — ее муж Константин Сабуров в сентябре прошлого года скончался в больнице после того, как провел десять часов в местном отделе полиции. Председатель Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов, готовивший жалобу, настаивает на том, что несвоевременные действия полицейских, вовремя не вызвавших "скорую", привели к смерти задержанного. Кроме того, правозащитник считает, что у стражей порядка и вовсе не было поводов задерживать Сабурова. По мнению Шолохова, Россия в данном случае нарушила две статьи Европейской конвенции по правам человека — право на жизнь и право на свободу и личную неприкосновенность.

17 сентября 2016 года, в 10 вечера, на пульт "02" поступило сообщение о том, что в поселке Сидоровка (находится в Набережных Челнах) около автомобильной парковки ходит "неадекватный мужчина". На место выехал экипаж полиции — сотрудники, прибывшие на парковку, обнаружили там 39-летнего грузчика ООО "РИГ-Трейд" ​Константина Сабурова, который, по их мнению, находился в состоянии наркотического опьянения. Мужчину задержали и доставили в отдел полиции №2, где в отношении него был составлен протокол об административном правонарушении по ч.1 ст.6.9 КоАП РФ — невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения гражданином, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он потребил наркотические средства или психотропные вещества без назначения врача либо новые потенциально опасные психоактивные вещества. Ближе к двум часам ночи 18 сентября Константина Сабурова поместили в камеру.

— Вечером 17 сентября охранница одной из автостоянок позвонила в полицию и сообщила о том, что у них какой-то "неадекватный" мужчина пинает автомобили и пытается открыть двери, — рассказали в октябре прошлого года изданию Chelny-biz.ru в МВД по Татарстану. — Приехавшие на место полицейские спросили, употреблял ли он наркотические либо спиртные вещества, Сабуров ответил положительно. Тогда мужчину отвезли в ГНД. Там он отказался от медицинского освидетельствования, и его повезли в отдел полиции "Комсомольский".

После осмотра врачами мужчину отвезли в больницу скорой медицинской помощи Набережных Челнов. Через несколько дней — 22 сентября — Сабуров скончался

Утром 18 сентября, в 10:45, Константину Сабурову вызвали "скорую". После осмотра врачами мужчину отвезли в больницу скорой медицинской помощи Набережных Челнов. Через несколько дней — 22 сентября — Сабуров скончался. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть наступила от закрытой черепно-мозговой травмы, которая осложнилась отеком, набуханием головного мозга и кровоизлиянием в его желудочки.

Экспертиза установила, что давность черепно-мозговой травмы — не менее четырех суток до наступления смерти. Повреждения возникли в результате "ударно-травматического воздействия твердых предметов", которые причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. В результате таких повреждений и наступила смерть Константина Сабурова.

На следующий день после смерти вдова скончавшегося Лариса Сабурова обратилась в Следственный отдел по Набережным Челнам СУ СКР по РТ с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту нанесения тяжких телесных повреждений супругу. 28 сентября следователи возбудили уголовное дело в отношении неустановленного лица по ч.4 ст.111 Уголовного кодекса России — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего.

Не исключается образование закрытой черепно-мозговой травмы головы при падении "с высоты собственного роста"

Следствие допросило двух коллег Сабурова по работе. Они рассказали, что 17 сентября примерно в 16:30 Константин Сабурова, находясь в раздевалке ООО "РИГ-Трейд", получил травму по неосторожности, упав лицом вниз, ударившись при падении лобной частью головы о бетонный пол. Комиссионная судебно-медицинская экспертиза показала, что характер, объем и локализация повреждений в области костей черепа Сабурова и головного мозга позволяют высказаться о том, что не исключается образование закрытой черепно-мозговой травмы головы при падении "с высоты собственного роста". Эксперты уточнили, что получение такой травмы возможно как при самостоятельном падении, так и при придании ускорения с последующим падением.

Однако ключевой пункт проведенной экспертизы состоит в том, что своевременная квалифицированная медпомощь не исключала возможности предотвращения смерти Константина Сабурова.

Своевременная квалифицированная медпомощь не исключала возможности предотвращения смерти Константина Сабурова

25 ноября прошлого года уголовное дело по факту смерти Сабурова было прекращено в виду отсутствия события преступления. По мнению следователей, мужчина получил черепно-мозговую травму по собственной неосторожности при падении, а другие повреждения не состоят в причинной связи со смертью.

Уже 28 ноября Следственный отдел по Набережным Челнам СУ СКР по РТ отказал в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников полиции по ч.3 ст.286 УК РФ — превышение должностных полномочий с применением насилия — и ч.2 ст.293 УК — халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека. По мнению следствия, полицейские не применяли физическое или психологическое насилие к Константину Сабурову. Кроме того, следователи установили, что телесные повреждения были получены за несколько часов до его задержания полицейскими.

Вместе с тем следствие констатировало, что полицейские не выполнили должностные обязанности в части своевременного вызова "скорой" Константину Сабурову, однако вины сотрудников в этом нет, поскольку мужчина их об этом не просил.

Полицейские не выполнили должностные обязанности в части своевременного вызова "скорой" Константину Сабурову, однако вины сотрудников в этом нет, поскольку мужчина их об этом не просил

Представитель Ларисы Сабуровой — сотрудничающий с правозащитной организацией "Зона права" юрист Андрей Сучков — обжаловал отказ следствия в возбуждении уголовного дела по ч.3 ст.286 и ч.2 ст.293 УК России. По мнению Сучкова, полицейские необоснованно задержали Константина Сабурова, ошибочно приняв его неадекватное состояние за нахождение в состоянии наркотического опьянения. Сучков отмечал, что такое состояние Сабурова было вызвано получением черепно-мозговой травмы, общественный порядок он не нарушал, а наличие наркотического или алкогольного опьянения впоследствии подтверждено не было. Кроме того, юрист констатировал, что вопреки должностным инструкциям полицейские не вызвали Сабурову "скорую", несмотря на наличие видимых телесных повреждений и неадекватного состояния. По мнению Сучкова, своевременное оказание помощи мужчине могло предотвратить его смерть.

Городской суд Набережных Челнов так и не рассмотрел жалобу Сучкова по существу, поскольку на заседании было представлен документ прокуратуры города от 30 января этого года, согласно которому ввиду преждевременности постановление от отказе в возбуждении уголовного дела по ч.3 ст.286 и ч.2 ст.293 УК России было отменено.

9 февраля этого года Следственный отдел по Набережным Челнам СУ СКР по РТ вынес идентичное первому постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. 12 мая Набережночелнинский городской суд признал законным такое решение следствия. По мнению суда, данных, указывающих на признаки преступлений, в достаточно объеме добыто не было.

Андрей Сучков
Андрей Сучков

Андрей Сучков обжаловал решение Набережночелнинского городского суда в Верховный суд Татарстана. Он напомнил, что Константин Сабуров был задержан незаконно, поскольку никакого административного правонарушения не совершал. Юрист отмечал, что получив черепно-мозговую травму, Сабуров не мог адекватно оценивать происходящее, а сами полицейские подтверждали, что он не разговаривал, а лишь мычал и качал головой.

Юрист отмечал, что получив черепно-мозговую травму, Сабуров не мог адекватно оценивать происходящее, а сами полицейские подтверждали, что он не разговаривал, а лишь мычал и качал головой

"Воспользовавшись беспомощным состоянием Сабурова, сотрудники полиции сфабриковали на него административный материал за отказ от прохождения медицинского освидетельствования на наличие наркотического опьянения. Сотрудники полиции, проводившие задержание Сабурова, с первых минут констатировали наличие у него болезненного состояния, тем не менее доставили его в ОП №2, где он пробыл 11 часов", — говорил в Верховном суде Татарстана Андрей Сучков.

В конце июня судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Татарстана признала законным решение городского суда Набережных Челнов. Таким образом, отказ следствия возбудить уголовное дело было признано законным.

***

В сентябре этого года председатель Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов, представляющий интересы Ларисы Сабуровой, направил в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) жалобу. В ноябре она была зарегистрирована.

Россия нарушила право Константина Сабурова на свободу и личную неприкосновенность

"Заявительницей были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты", — указал в жалобе Шолохов.

Он отметил, что Россия нарушила право Константина Сабурова на свободу и личную неприкосновенность (статья 5 Европейской конвенции по правам человека), "поскольку задержание его в ОП №2 было явно неоправданным". Шолохов подчеркнул, что в сообщении, которое поступило на пульт "02", не было "никаких сведений, что Сабуров совершил, совершает или намерен совершить какое-либо правонарушение".

"Таким образом, заявительница утверждает, что у сотрудников полиции не было обоснованных подозрений в совершении Сабуровым правонарушения, за которое необходимо было произвести его задержание для дальнейшего направления в суд", — указал Игорь Шолохов в жалобе, подчеркнув, что Россия также "нарушила негативное обязательство по предотвращению угрозы жизни Сабурова" (статья 2 Конвенции — право на жизнь).

Председатель КПЦ сообщил, что сотрудники полиции, "достоверно зная о наличии болезненного состояния Константина Сабурова", отвезли его в отдел полиции "вместо того, чтобы доставить его в медицинское учреждение, как это предписывает должностная инструкция".

"Сфальсифицировав на Сабурова материал о якобы совершенном им административном правонарушении, сотрудники полиции необоснованно оформляют задержание Сабурова и помещают его в камеру, где он проводит в беспомощном состоянии около 9 часов. Получив черепно-мозговую травму и пребывая в болезненном и "неадекватном" состоянии, Сабуров не имел возможности сам обратиться за помощью. Когда речь идет о лицах, находящихся в изоляции, Европейский суд по правам человека обращает особое внимание, что они находятся в уязвимой ситуации, и что на власти возложен долг по их защите", — считает Игорь Шолохов.

Получив черепно-мозговую травму и пребывая в болезненном и "неадекватном" состоянии, Сабуров не имел возможности сам обратиться за помощью

Он сослался на статью 2 Конвенции и сообщил, что по мнению Ларисы Сабуровой, "Российская Федерация в лице следственных органов Следственного комитета РФ не выполнила позитивное обязательство по проведению эффективного расследования в отношении должностных лиц органов полиции, которые своими действиями нарушили право Сабурова на жизнь".

"Следователь не счёл нужным проводить дополнительные проверочные мероприятия, на которые ему указывало руководство, а лишь копировал предыдущее постановление. Если расследование не проводится в короткие сроки, то высок риск, что потом невозможно будет установить истину, а потому оно априори не может считаться эффективным и тщательным. Указанная ситуация свидетельствует о формальном подходе следствия при проведении предварительной проверки и о нежелании возбуждать уголовное дело в отношении должностных лиц полиции при наличии явных признаков должностного преступления", — резюмировал Игорь Шолохов в своей жалобе в ЕСПЧ.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG