Ссылки для упрощенного доступа

​​"Я не повторяю опыт женских судеб своей семьи"


В Германии состоялась презентация перевода на немецкий книги Гузель Яхиной "Зулейха открывает глаза". Автор провела встречи с читателями в Дрездене, Коттбусе и Мюнхене. Книга переведена на 29 языков. На встрече в Мюнхене побывала корреспондент "Idel.Реалии".

Встреча в Мюнхене состоялась в районном отделении городской библиотеки. Кстати, за год в тридцати ee филиалах проходят 6.500 мероприятий: встречи с читателями, чтения, дискуссии, показ кинофильмов, концерты и пр. Так, 19 января в этом же отделении показывали фильм Звягинцева "Левиафан", а уходя с вечера, я заметила вывешенное приглашение на вечер "Чайковский против Шостаковича". Библиотека часто проводит встречи и с иностранными авторами.

На сцене в этот вечер кроме Гузель Яхиной было еще двое. Кристина Хамель из баварской радиовещательной компании вела вечер, задавала автору вопросы. Aктриса Эстер Кун читала тексты на немецком языке. Oкончившая иняз Казанского пединститута Гузель Яхина в совершенстве владеет немецким, поэтому слушать ее было очень легко.

Гузель коротко ввела слушателей в историю cоветского государства начала тридцатых годов, объяснила, что такое раскулачивание, и почему зима тридцатого года, когда начинается действие романа, была особенной для крестьян. Немцев интересовало, например, насколько легко работалось автору, открыты ли архивы, как обстоит дело в России с прoработкой темы сталинизма.

Впечатления о вечере в Мюнхене — замечательные, — поделилась автор. — Меня восхищает эта традиция авторских чтений в Германии, Швейцарии, когда вечер тщательно готовится, когда на сцене — трое (автор, актер, модератор), и все трое наравне принимают участие в разговоре. Kогда публика приходит подготовленная, заинтересованная. Авторские чтения за рубежом — возможность увидеть читателей переводных версий, послушать их вопросы, понять, что на самом деле их заинтересовало в романе, что зацепило или, наоборот, оставило равнодушным.

Гульшат С. приехала на встречу аж за двести километров:

— Я из татарской семьи, только полгода в Германии, долго жила в Москве. Но история Зулейхи — это в некотором смысле история моей семьи. И уклад дома Зулейхи мне знаком. Не так драматично, как в романе, но в целом отношения в семье выстраивались именно так, как описано — мужчина во главе, приоритет отношений супруга со своей матерью, супруга на вторых ролях с обслуживающим функционалом. Так сложилось, что я уже давно живу в отрыве от семьи и вне традиционного татарского контекста.

Этот роман как будто дал мне возможность повидаться со своими родственниками, по-новому взглянуть на их судьбы

Я не повторяю опыт женских судеб своей семьи. Я самостоятельная женщина, сама себя благополучно обеспечивающая, и тем интереснее мне было читать эту историю. Мне были понятны совершенно все реакции и мысли Зулейхи. За кажущимся безволием скрывается мощная внутренняя сила, дающая возможность достойно выживать в нелегких условиях и сохранять себя. Все это я наблюдала в нашей семье по женской линии. Этот роман как будто дал мне возможность повидаться со своими родственниками, по-новому взглянуть на их судьбы.

Зал на 150 человек был полон. Пришли немцы — в основном, мужчины и женщины пожилого возраста, а также живущие в Мюнхене русскоязычные — молодые женщины лет 30.

Зигрид Йоб, учительница музыки:

До сих пор я путала всегда татар с этими.. кaзахами

— Я люблю русскую литературу и читала очень многих русских авторов: Чехова, Толстого, Шолохова, Максима Горького. Я получила сообщение от библиотеки, что пройдет такая встреча. Tема мне показалось очень интересной. Знаете, я выросла в ГДР. Мы учили русский, и Россия для меня — не что-то там непонятное, а конкретная страна. Книгу я еще не читала, но теперь обязательно! Я очень люблю русский язык и, наверное, куплю себе оба варианта — немецкий и русский. Буду читать по-русски, а то, что не понимаю, по-немецки.

— До сих пор я путала всегда татар с этими.. кaзахами, — вступает в разговор соседка. — Ну потому что и те, и другие с саблями танцуют. А теперь после этой встречи уж не буду путать..

На первом ряду — четыре русскоязычные девушки, подружки.

Мария Тома из Санкт-Петербурга, 7 лет в Мюнхене:

— Я сегодня вечером посижу, послушаю. Не читала роман, но подруга меня заинтриговала.

— А я тоже в Мюнхене живу, буду читать, вот книга у меня в сумке уже, — говорит соседка.

Взахлеб, не спала, но прочитала

— А я та самая подруга, которая прочла книгу и всех сюда притащила, - вступает в разговор Елена Косарева. — Я из Эстонии, но вот уже три года в Мюнхене живу. Уже прочла книгу, и на меня она очень большое впечатление произвела, конечно. Из всего потока современных авторов начинаешь читать и что-то не идет, а здесь просто за две ночи. Взахлеб, не спала, но прочитала. Такая тема тяжелая, но написана она настолько легко, что очень быстро читается. И у меня параллели с историей моей семьи просматриваются. У меня бабушку угоняли из Украины в Германию во время войны. Это, конечно, немного в другое время было и другие обстоятельства, но похож мотив, когда просто берут и без спроса, без желания отправляют в другую часть света.

Урсула Куясман, директор школы на пенсии:

— Я еще не читала книгу, но меня интересует вся эта тематика. Я из Западной Германии, коренная жительница Мюнхена. Но моя невестка из Казахстана, русская немка. Я была по обмену в Украине, преподавала там две недели. И даже ездила по транссибирской магистрали. С Польшей мы наладили обмен учеников нашей школы. Поэтому мне очень интересна тема Восточной Европы. Раньше Россия же считалась врагом, но нужно бороться с предрассудками. Я считаю, нельзя быть однобокими и ориентироваться только на Америку. Восточная Европа, Россия — это тоже огромный мир, и в какой-то степени я читаю, за ним — будущее.

По окончании встречи здесь же желающие могли купить немецкое издание "Зулейхи" и подписать его у автора. Многие русскоязычные пришли и со своими книгами на русском языке.

Столик, за которым Гузель подписывала книги, обступили мощные дивчины, сибирячки.

— Какая все-таки вы молодец! Мы вот сами из Сибири. Знаете, у каждой из нас предки пережили что-то подобное. Сами истории, конечно, разнятся в деталях, потому что судьбы разные. Но и общего с "Зулейхой" очень много. И вот мы тоже говорили о том, что надо бы эти их истории записать, но все не доходят руки.. А вы вот взяли и написали — молодец!

В новом романе — как и в "Зулейхе" будет история маленького человека, сплетенная с большой историей

В мае у Гузель Яхиной выходит новый роман "Дети мои", посвященный немцам Поволжья.

— Подробнее o новом романе я буду готова рассказать чуть позже, в конце весны — ближе к дате выхода книги. Пока же просто повторю, что объект описания — жизнь Немецкой автономии на Волге (1918 - 1941 годы). В новом романе — как и в "Зулейхе" мне была интересна история маленького человека, сплетенная с большой историей. Главный герой романа — немецкий колонист, деревенский учитель Якоб Иванович Бах. Его глазами читатель увидит происходящее.

Что же касается переводов, то это — не мое решение. Если тема и текст покажутся интересными издателям в других странах — то книга будет переведена. В каждой стране издатель сам принимает решение, будет ли он делать ставку на тот или иной роман — будет ли вкладываться в перевод, издание и продвижение книги. Поживем — увидим, — призналась писательница.

Один из последних переводов романа Гузель Яхиной "Зулейха открывает глаза" вышел в Киеве на украинском языке. Башкирский академический театр драмы им.М.Гафури поставил спектакль по этому произведению.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    светлана ниберляйн

    Светлана Ниберляйн —​ свободный журналист из Казани, живет в Германии с 2002 года

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG