Ссылки для упрощенного доступа

Бюрократия немецкая и российская: ключевые отличия


Наш много лет живущий в Германии автор сравнивает российских и немецких чиновников. Сравнение получается в пользу последних.

Часто приходится читать в соцсетях, что, мол, уехавшие за рубеж не имеют больше права "вякать про Россию". Живите, мол, себе там, ешьте свои сосиски. А критиковать не смейте — потеряли вы такое моральное право.

Почему они не правы?

Во-первых, как сказал поэт, "лицом к лицу лица не увидать". Большое видится на расстоянии, также на расстоянии лучше заметен потенциал. Что нужно изменить, чтобы стало лучше жить — в этом, собственно, и заключается главная цель критики.

Мы же —
"эксперты по России"

Во-вторых, мы тут за рубежом не столько сосиски едим (хотя и это тоже), сколько объясняем окружающим, "почему Володька сбрил усы". Почему кокс на самолетах в Москву перевозят, кто там в Сирии погиб (или не погиб?) и прочая-прочая... Мы же — "эксперты по России". По крайней мере, понимаем в ней больше окружающих.

И, в-третьих, last but not least: это иллюзия, что мы живем в отрыве от России. Пока сохраняется российский паспорт, мы вынуждены хотя бы время от времени окунаться в родное... пардон, родную среду.

"СПРАВОЧКА ИЗ КАЗАНСКОЙ НАЛОГОВОЙ"

...Стою я тут недавно в российском консульстве в Мюнхене, подаю папку документов. Собирала их полгода, каждый — в точном соответствии с километровым описанием, опубликованном на официальном сайте Консульства.

Сотрудник в окошечке просматривает одну бумажку за другой.

— Так, хорошо... Это — тоже... А вот эта справочка у вас не так оформлена.

Справочка — из казанской налоговой.

— Это вам для организации ЧП дали, а не для зарубежного консульства.

— Как "не так оформлена"?! — бледнею я от мысли, что справку надо переделывать. — Cправка сделана, как на вашем же сайте написано. А там про ЧП и зарубежное консульство ничего нет.

— Где?

Сую под нос предусмотрительно взятую с собой распечатку.

— Хм... Да. Но все равно. Если будете сдавать документы с такой справкой, могут прислать отказ в вашем прошении. А может всё хорошо пройти. Тут пятьдесят на пятьдесят.

На этом месте любой немец выпал бы в осадок.

Потому как:

А. Если справка сделана в соответствии с требованиями официального учреждения — она НЕ МОЖЕТ быть неправильной.

Б. Что значит 50/50? "Устроили тут ромашкa!" Либо справка верная, и тогда документы проходят и принимаются, либо неверная, и тогда — увы и ах. Летите в свою Казань и переделывайте.

— Так будете сдавать документы? — возвращает меня в реальность работник. — Учтите, если вернут, потеряете месяца три, а то и полгода.

— Буду сдавать, — решила я рискнуть. Совсем по-русски.

Всё прошло отлично, всё признали, все документы подошли. Просто я полгода сидела как на иголках. Признают? Или завернут? И оборвала все ромашки в округе.

Как там? Строгость правил в России смягчается необязательностью их исполнения. Аминь.

Eсть в наших присутственных местах и другие oсобенности, от которых немец выпал бы в осадок.

ОКОШКИ

Да, знакомые всем окошки — по банкам, регистратуре в поликлинике, вокзалу и прочее. Окошки, перед которыми нужно сгибаться в три погибели, просовывать в узкую щелочку деньги, документы и одновременно отпихивать напирающего сзади соседа. Так вот, таких окошек — нет.

Есть стойки (информации, в банке, на почте) — с той самой известной чертой "просьба соблюдать дистанцию".

Впрочем, если у вас вопрос, требующий обсуждения, вам назначат время и пригласят в отдельный кабинет. Где вы, расположившись в кресле, можете выложить на стол свои документы, а консультант откроет в компьютере нужные программы, тут же распечатает или отксерокопирует необходимое.

Такая система кабинетов, позволяющая поговорить о своем деле спокойно, без лишних ушей — в банках, госучреждениях, школах, детсадах...

В мюнхенском консульстве все ещё старая, окошечная система. Проситель автоматически повышает голос — ведь человек за толстенным стеклом плохо слышит.

Вся очередь греет уши, конфиденциальности — ноль

У окна российского консульства решает свои вопросы пожилой человек, сеньор, как почтительно называют их немцы. Он пытается получить пенсионную справку, для чего объясняется по громкой связи с сотрудником, сидящим за окном. Вся очередь греет уши, конфиденциальности — ноль.

— С какого времени вы не работаете в Германии, — пытается выяснить сотрудник.

— Да двадцать лет я уже не работаю! Мне 80 лет! Я и еще лет двадцать проживу, надеюсь!

— Мне дата конкретная нужна, понимаете? Дату назовите!

— С 1959 года не работаю я! — выдает дед.

— Ого, — комментирует сотрудник. — Так сколько ж вам лет? Вы сюда в Германию с советскими войсками вошли, что ли?

Смех в очереди, комментарии: "Да скажите уже ему любую дату!"

Обсуждение. Соучастие и советы. Наши люди.

Образовалось — совершенно по Жванецкому — две очереди. Одна "я только спрошу", другая — "мне назначено".

Тесно, зато не скучно: можно следить сразу за несколькими окошками.

— А вот моя дочка от гражданства отказалась, а сейчас назад хочет. Можно назад вернуться? (любопытствующим: можно — прим. авт.)

— А у меня с мужем отношения не очень, он мне эту справку не даст. Можно без нее обойтись?

Чувствую себя неловко от того, что оказалась посвященной в интимные детали семейной жизни незнакомой мне дамы, но делать нечего. Не затыкать же уши.

У меня оказался простой случай: всего одна доверенность, документы в порядке, сама доверенность составлена верно и даже сохранена на флешке. С выданным квиточком я побежала платить свой сбор в размере, на минуточку, 29,5 Евро.

НОВЫЙ ТИП МЫШЛЕНИЯ

Уже при входе в консульство я увидела окно с надписью "Касса" и внутренне порадовалась. Несколько лет назад её не было, и каждый маршировал со своей оплатой в ближайший банк — полчаса пешком туда, полчаса — обратно.

А тут — такие удобства!

У кассы пыталась заплатить карточкой девушка, но оплата не проходила.

— Слушайте, — обратилась она ко мне, — заплатите за меня, пожалуйста, а я вам наличными дам. Тут, оказывается, только картой можно платить.

Я возблагодарила бога, что у меня с собой была кредитка.

Практически во всех немецких присутственных местах в коридоре давно стоят автоматы для платежа. Подходишь, оплачиваешь (хочешь, наличными, хочешь — карточкой), две минуты — и дело сделано.

Делать копии тоже не надо. Это вообще не дело посетителя — делать копии своих же документов. Обычная практика — когда чиновник, просмотрев документы, отбирает те, что ему нужны в виде копии, просит подождать и идёт копировать сам.

Идея в том, чтобы воспринимать посетителя государственных учреждений как клиентa, a не как просителя

Старожилы говорят, что были когда-то и в Германии такие времена, когда чиновники были хамоватыми бюрократами с толстой непробиваемой кожей. Но потом случилось переосмысление: "запустили" другой тип мышления, чиновники стали видеть себя поставщиками услуг. Идея в том, чтобы воспринимать посетителя государственных учреждений как клиентa, a не как просителя. Клиентa, который за свои деньги (налог, пошлина) должен получить качественную услугу. Отсюда — конфиденциальность, точность, вежливость, быстрота.

Переосмысление удалось провести как-то быстро. По крайней мере, немецкие чиновники, которых встречала я, были корректны, профессиональны, доброжелательны. Руководствовались строго законом — ни больше, ни меньше.

Никаких "у вас тут запятой не хватает, перепишите" или "сходите сделайте копию, это рядом, километра два всего."

И никаких ромашек.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    светлана ниберляйн

    Светлана Ниберляйн —​ свободный журналист из Казани, живет в Германии с 2002 года

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG