Ссылки для упрощенного доступа

Виктор Егоров, известный в народе как Виктор Аванмарт — видный активист чувашского национального движения. В 1989 году он выступил одним из организаторов чувашского культурно-просветительского Общества имени И.Я. Яковлева в Ульяновской области и несколько лет им руководил. Позже эта общественная организация стала колыбелью Ульяновской областной чувашской национально-культурной автономии (УОЧНКА).

На родине в Чувашии Аванмарта знают как оригинального художника и самобытного скульптора. Аванмарт — это псевдоним, от слов "аван" (отличный) + "мар" (не) + "арт" (искусство), перешедший к нему от шутливого обозначения художественного стиля его творческих работ.

Кроме того Виктор Аванмарт — талантливый педагог. Много лет преподаёт, учит подрастающее поколение основам изобразительного искусства. Школой и детьми поглощен полностью, на скульптуру и рисование времени почти нет. Но все же его можно встретить на крупных мероприятиях УОЧНКА и ее подразделений.

Корреспондент "Idel.Реалии" встретился с Виктором Аванмартом на недавнем юбилейном съезде чувашских краеведов Ульяновской области и попросил рассказать о жизни чувашской общины региона.

—​ Виктор Глебович, первый вопрос —​ про ваши знаменитые персональные премии "Аvanmart parni", которые вы вручаете каждый год. За что и кому парне (награда)?

— Аван-премию в виде эксклюзивной авторской скульптуры из дерева ручной работы вручаю за всякие хорошие дела. Антипремию в виде карикатуры попы с ушами — за всякие глупости. В разное время премии вручались и известным людям, и простым профессионалам своего дела.

Вы хотите узнать, учат ли чувашский язык в школах? Вы же всё помните и знаете, что по этому поводу решили на конференции в Йошкар-Оле с участием Президента России прошлым летом.

Среди известных можно назвать, к примеру, певицу Лайму Вайкуле. Она удостоена Аван-премии за верную формулу дружбы между народами: "надо чаще петь песни друг друга". В прошлом году лауреатами стали два скромных сотрудника одного из провинциальных музеев России.

Весьма шумный интерес к антипремиям. Поэт Анатолий Смолин, например, получил антипремию за свои слова в одном из интервью: "Хорошие поэты всегда были придворными". Иногда карикатуры рисую и на сильных мира сего. Понятно, что для них это даже не комариный писк, тем не менее, когда видишь какую-то глупость, но никак не можешь это изменить, вот тогда и тянется рука к бумаге. Для меня это прежде всего процесс очищения. Как говорят чуваши: "Таси паха".

—​ Расскажите, каково положение чувашского дела в Ульяновской области на фоне других народов?

— Если сравнивать состояние чувашского дела в Ульяновской области с тем, как мы начинали, конечно же, есть определённые изменения. Помню, тридцать лет назад в местной газете обсуждали письмо, в котором молодой человек жаловался на то, что им с другом в автобусе сделали замечание и потребовали говорить на русском.

Когда я впервые в Ульяновске выступил в передаче "Еткер" (Наследие) на чувашском языке (было время, когда передачи на национальных языках стояли в сетке местного телевидения), с некоторыми моими учениками, а работал я в школе, случилась истерия... Через несколько лет, когда вещание на национальных языках вошло в практику, детки уже с улыбкой говорили: "Видели вас по телевизору, правда, ничего не поняли, о чём вы говорили…" Что и говорить, СМИ имеют огромное влияние на формирование сознания.

Теперь процесс пошёл обратный. Финансирования национальных проектов нет, как и нет регулярных передач на национальных языках. Правда, продолжает выходить областная газета на чувашском языке, существует национально-культурная автономия.

—​ Но разве не вы в своё время выступали против этих так называемых "автономий"?

— Да, выступал, поскольку, как мне казалось, федеральный закон о культурных автономиях, появившийся в конце 1996 года, явно запоздал — национально-культурные объединения уже были созданы. При желании можно было бы им помочь, но на деле вышло иначе.

В психологии известен этот приём, когда происходит подмена внутренних стимулов на внешние. "Как вы хорошо поёте! Вот вам тыща!", потом со временем рубль, а потом шиш. То же произошло с национальными передачами: ведь их никто не запрещал, просто перестали финансировать.

—​ Зато национальные праздники процветают —​ всевозможные "Акатуи" и "Сабантуи" с приветствиями чиновников и народными гуляниями.

— Это с какой стороны посмотреть. Когда в 1989 году мы решили в первый раз провести в городе Ульяновске "Акатуй" — всё было на голом энтузиазме. Провели, организовали не только игры, даже концерт с участием единственного на то время национального коллектива "Эревет" состоялся. Теперь эти праздники стали ежегодными, традиционными, и проводятся они не только в городе, но и в деревнях.

На работе в этнопарке Сувар в чувашском Заволжье
На работе в этнопарке Сувар в чувашском Заволжье

Занесло меня в прошлом году на один такой праздник — "Акатуй" в Елауре. Елаур (Ялавăр) — одно из крупнейших чувашских сёл на территории Ульяновской области. Когда я там появился, на сцене пел Уральский казачий хор со своим репертуаром, после них артисты из районного ДК, ещё какие-то местные таланты. Однако я не услышал ни одной чувашской песни, кроме той, что затеяли продавщицы за одним из ларьков. Во всей праздничной толпе выделялся лишь один мужчина в похожем на национальный костюме... Вот тут мы и сталкиваемся с таким явлением, как "кризис самобытности".

—​ Кризис самобытности, между прочим, коснулся не только малочисленных народов России. Не менее серьезный кризис испытывает и русский народ.

— Согласен, это явление характерно для многих культур, в том числе и русской. Недавно встретил в детском учреждении мужчину в расшитой рубахе. На мой удивлённый вопрос, к какой же этнической общности относится сей костюм, мужчина ответил: "ульяновской".

Да, в Ульяновской области живут и чуваши, и мордва, и татары. Для этой общности появился и свой термин — "чумотары"... К сожалению, за национальную культуру порой выдают химерные продукты. Даже в областном краеведческом музее (что уж говорить о прочих!) как образец чувашской национальной вышивки висят экземпляры со всякими цветочками, вышитые гладью. Действительно, эти полотенца привезены из чувашской деревни, они вышиты, наверное, руками женщины-чувашки, но ничего национального в этой вышивке нет! Ни-че-го!

—​ А с чего, по-вашему, начался кризис чувашской самобытности?

— Ничего нового здесь не нужно придумывать, всё давно известно: начинается с веры. Нет своего Бога — нет и народа.

Отношение к религии у чувашей своеобразное. Недавно, перебирая бумаги, наткнулся на два текста. В одном автор письма просит наградить Аван-премией своего товарища за его приверженность к традиционной народной вере чувашей. Другой текст — вырезка из газеты "Канаш", в нём другой автор во весь голос кричит, что у чувашей может быть только христианская вера. Вот такой религиозный дуализм.

Мне кажется, что это состояние сохраняется в стадии гомеостаза уже не один век. Как бы это парадоксально ни звучало, но христианизация народа ещё не завершена. Как-то мне довелось вместе с ульяновскими журналистами побывать в качестве толмача в чувашской деревне, где одна из улиц ещё считалась "языческой". Хранительница местных обычаев призналась, что к ней уже несколько раз приходили священники только за тем, чтобы она на смертном одре не забыла сказать, что все старые обычаи она забирает с собой, а они уж позаботятся о том, чтобы её душа попала в рай. Как это понимать?!

—​ Бог с ней, православной церковью. Главное, чтобы чуваши и их общественные организации между собой ладили.

— Как уживаются между собой чувашские национальные организации? Часто приходится слышать, что и там, и сям не поделили что-то братья-чуваши. Не берёт их мир. Конечно же, такие ментальные черты чувашей, как скромность и трудолюбие, несомненно, являются самыми прогрессивными, эволюционно устойчивыми стратегиями. Только у этих стратегий есть и оборотная сторона.

Там, где концентрация носителей этой ментальности становится много, они неизменно начинают "топить" друг друга. Чувашу довольно хорошо живётся среди русских, татар, а ещё лучше тем — среди чувашей. Вот такой симбиоз. А вот среди своих чувашам приходится очень не сладко. Вспомните, как травили просветителя Яковлева прежде всего его же соплеменники.

—​ Кстати, как обстоят дела с чувашским языком в Ульяновске, где 150 лет назад Иван Яковлев открыл легендарную Симбирскую чувашскую учительскую школу?

— Вы хотите узнать, учат ли чувашский язык в школах? Вы же всё помните и знаете, что по этому поводу решили на конференции в Йошкар-Оле с участием Президента России прошлым летом.

Не могу судить, на каком уровне происходит преподавание национальных языков во всех школах, но понятно, что на уровне не более чем проектной деятельности или другого внеурочного мероприятия. Должности, которой мы в своё время добивались и добились – инспектора по национальным школам – сейчас в структуре управления нет.

Изучение родного языка на низком уровне равносильно прививке, чтобы выработать стойкий иммунитет ко всему национальному. Нет никакого сомнения в том, что по результатам следующей переписи желающих записать себя чувашами будет ещё меньше.

—​ И что делать, чтобы изменить ситуацию?

— Решение на самом деле очень простое. Сделать знание родного языка обязательным при поступлении в вузы, хотя бы в местные вузы на филологический и исторический факультеты. Для чего? Мы давно уже живём в одном историко-культурном пространстве, однако очень плохо знаем историю, а тем более языки другдруга.

Простой пример: есть в Ульяновской области три села с названием Алгаши. В литературе этноним сёл связывают с татарским "алга" – вперёд или "елга" – река. Живут в этих сёлахчуваши, и на чувашском языке название села звучит как "Улхаш", что на русский можно было бы перевести как "Луговое"… Ещё нужны аргументы?

—​ Если есть, давайте.

— Не поём мы песни друг друга! Я не мог сдержать слёз, когда в зале Ленинского мемориала Ульяновский государственный симфонический оркестр играл чувашскую мелодию "Уçланкăри палан" — было это на закрытии Дней чувашской культуры в Ульяновске несколько лет назад. Но! Оказывается, не было сделано ни одной записи этого концерта...

Потенциал развития межкультурных связей велик. Чувашское нужно не только чувашам (тем более, сколько их, ассимилированных!). Культура, пусть даже самого маленького народа — это общее достояние человеческой цивилизации. К сожалению, не всё зависит только от самих народов.

—​ Вы намекаете на федеральную власть?

— Дело не шуточное. Десять лет назад я обратился в Генпрокуратуру России с просьбой рассмотреть на признак нарушения Конституции школьный учебник "Глобальная география" под редакцией Ю. Гладкого.

В этом учебнике чёрным по белому, в частности, было написано: "Так, православие исповедуют и грузины, имеющие древнюю историю, уникальный алфавит, неповторимую культуру, и чуваши – тихий крестьянский народ на Волге, говорящий на языке тюркской группы". Получается, чувашскому народу отказали и в древней истории, и в самобытной культуре?

Учебник тихонечко изъяли из списка рекомендуемых, но ведь на деле мало что изменилось, к сожалению. В интернете по-прежнему гуляет вариант "Глобальных проблем человечества", имеются даже ученические презентации с использованием этого текста... Вроде бы не времена Сергея Соловьёва, который в своей "Истории России с древнейших времён" сетовал, как же русским не повезло с соседями: "Что могли заимствовать русские у татарина с товарищи – башкирца, чувашенина?.."

—​ Но мы-то с вами знаем, "чăваш пĕтсен – тĕнче пĕтет" (чуваш исчезнет – если мир исчезнет).

— Эту мудрость наших предков, конечно же, не стоит понимать буквально, что с последним чувашом исчезнет мир. Академик Геннадий Волков, основатель этнопедагогики в России, называл этнический путь чувашей "цивилизацией ненасилия". Письменных источников, сохранивших постулаты этой цивилизации, мы имеем лишь в отрывках. Как говорит чувашская пословица, "Чăваш кĕнекине — ĕне çуланă" (Чувашскую книгу корова слизала).

Так, православие исповедуют и грузины, имеющие древнюю историю, уникальный алфавит, неповторимую культуру, и чуваши – тихий крестьянский народ на Волге, говорящий на языке тюркской группы.

В эпоху глобализации ценность той или иной культуры может быть актуальна тем, что она может положить на алтарь общечеловеческих ценностей, какие универсалии выработаны этой культурой не только для "местного приёма".

—​ Осталось ли хоть что-нибудь полезного от чувашской древности для современной цивилизации?

— Философия этого древнего народа-земледельца сохранилась в вышивке. Физиопластические формы у чувашей давно перешли в геометрически сложный орнамент. В них и почитание предков, и забота о своем потомстве. Особое внимание — парным отношениям мужчины и женщины. Это целый язык, выражающий миропонимание. Именно изучение древних орнаментов, а чувашские орнаменты одни из архаичных, и изучение основ этнопедагогики помогли сформулировать девять заповедей "сознания ненасилия". Возможно, они будут интересны не только чувашам.

Помни о предках. Пусть им никогда не будет стыдно за дела твои.

Укрепляй здоровье. Твое здоровье —​ достаток семьи, крепость рода, сила народа.

Найди свою половину. Пусть ее глаза всегда светятся восхищением тобой.

Детей расти в радости и крепком теле. Лучше тебя этого никто не сделает.

Дай детям лучшие знания. Сделай для этого все от тебя зависящее.

Выросшим детям приготовь отдельное жилище. Это твой долг.

Радуйся внукам. Постарайся дать им то, что не смог дать детям.

Доживи до правнуков. Пусть они запомнят тебя добрым и мудрым.

Оберегай природу. Помни, ты часть ее.

Да будет так (çапла пултăр)!

Справка

Виктор Аванмарт (Виктор Глебович Егоров) родился в 1961 году в деревне Чебаково Ядринского района Чувашии, учился в Ульяновском государственном педагогическом институте. После учебы остался работать и жить в Ульяновске. Еще в юности, навестив родные края, поставил памятник букве Ё на месте исчезнувшей деревни Ёлкино.

Член Союза чувашских художников, заслуженный деятель чувашской этнокультуры. Лауреат премий имени Васьлея Митты и Ивана Яковлева. Дипломант международного конкурса резчиков по дереву "Поющее дерево" в Саранске (2003). Победитель и призёр международных конкурсов скульптуры в Польше и Италии (2015).

Участник республиканских и областных, а также всероссийских выставок. Многие деревянные скульптуры Виктора Аванмарта хранятся в музеях России, Америки, Германии, Италии, Китая, Франции, Финляндии, Японии.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG