Ссылки для упрощенного доступа

"Дембельского альбома с друзьями в военной форме у меня не будет"


Омск. 27 октября 2016. Призывники во время обеда в столовой в сборном пункте Военного комиссариата Омской области

15 мая — Международный день отказника от военной службы по убеждениям совести. Cамарские парни, выбравшие вместо военной альтернативную гражданскую службу, рассказали "Idel.Реалии", легко ли пойти служить не в армию, а на "гражданку", и что ощущают в России во время службы "альтернативщики".

Самарец Алексей Бабыкин пять лет назад вместо военной службы выбрал альтернативную гражданскую. Спустя годы он не жалеет о своем осознанном выборе.

— Алексей, в каком году и сколько времени вы проходили альтернативную гражданскую службу?

— Я проходил альтернативную гражданскую службу (АГС) с 18 ноября 2012 по 18 июля 2014 года, то есть, один год и девять месяцев. Это почти в два раза больше обычной военной службы, однако такая большая разница в сроке компенсируется выходными днями (я работал по графику пять дней и два отдыхал), больничными листами (один из которых у меня продлился месяц) и свободным временем по окончании рабочего дня (я работал до 16-00).

Алексей Бабыкин
Алексей Бабыкин


— Сложно было попасть на АГС вместо обычной военной службы? Много ли в то время в военкомате было альтернативщиков?

— Насколько я знаю, я был единственным человеком в военкомате Куйбышевского района, претендовавшим на альтернативную службу. Тем не менее, попасть на АГС мне было не сложно. Я написал заявление, где указал причины такого выбора и вложил его в документы, и все. Далее, после успешного прохождения медкомиссии, от меня требовалось объяснить причины моего выбора уже перед комиссией и военкомом. После этого нужно было ждать, пока для меня не найдут подходящее место для прохождения АГС. Уже через пару месяцев я ехал в Самарский госпиталь ветеранов войн. Единственными трудностями, если это вообще можно так назвать, было "капание на мозги" некоторых работников военкомата. Меня постоянно, на каждой медкомиссии, отговаривали от выбора АГС, аргументы были разные: "тебя отправят работать в психбольницу с шизофрениками", "ты будешь постоянно выносить из-под больных утки" и т. д. . На мой взгляд, работникам военкомата все равно, как будет проходить службу тот или иной призывник. Скорее, такое беспокойство за меня больше было связано с нежеланием возиться с лишними документами и незнанием, как это делается.

— Как и в какой должности вы проходили АГС?

— До того, как я попал на АГС, я успел получить образование повара. Я знал, что по закону я имел право работать по этому образованию, однако трудился я там в должности "санитарки-мойщицы". Как я и ожидал, в отделе кадров мне сказали, что вакансии повара нет, поэтому пришлось надеть на себя бейджик с гордым названием "санитарка-мойщица". По закону мне должны были предоставить униформу, но она…в общем ее не было. Поэтому я решил ходить в белом поварском кителе, оставшимся у меня после обучения. Именно в таком виде, в кителе и с бейджиком "санитарка-мойщица" я предстал взору не только моих будущих коллег, но и студентов-медиков, довольно часто там появлявшихся. Однако то, что написано на бейджике — всего лишь название должности. В отделе кадров мне сразу сказали, что мыть палаты и туалеты я не буду. Все, что мне нужно было делать — это исполнять различной степени тяжести поручения медсестер и врачей, в основном легкой степени.

— Каким был ваш распорядок дня?

— Мой рабочий день начинался в восемь утра, как правило, до 8:40 работы практически не было. После 8:40, когда врачи и медсестры обсудили все планы на день, появлялась работа и у меня. Сперва мне нужно было разнести истории болезней пациентов по нужным специалистам. После этого начинался завтрак. Моя задача — доставить пищу людям, которым тяжело самим прийти за ней. На специальной каталке я развозил по палатам завтраки и обеды, к ужину меня на работе уже не было. Следующий этап начинался где-то с десяти утра, это развоз на каталках ветеранов, которым уже тяжело ходить самим, по различным врачам. Как такового строгого распорядка не было, в основном рабочий день состоял из развозов по кабинетам людей и доставки историй болезней до врача и обратно. Если пациентов, которые не могут идти сами было мало или не было совсем, то и работы было меньше. В таких случаях мне поручали раздавать таблетки, стряхивать градусники и прочее. Ну и пару раз в неделю нужно было возить какого-нибудь пациента в другую больницу для дополнительного обследования. Вот и весь распорядок, никаких "уток".

— Как вас воспринимали ваши коллеги по работе, с кем вы работали во время АГС?

— Практически все, с кем я работал во время АГС, воспринимали меня очень хорошо, ведь я выполнял часть их работы. Всю работу, которую я перечислил, должны выполнять медсестры. Они были очень рады, что я появился и взял на себя часть работы. По окончании службы я некоторое время думал: как же они будут успевать делать все это без меня? На работе я хорошо общался буквально со всеми санитарками и медсестрами, все они относились с уважением к моему выбору. Также в госпитале был еще один "альтернативщик", он работал в другом отделении, иногда мы выполняли некоторые поручения совместно. Это было хорошее подспорье, мы много общались, было не так скучно. Конечно, были люди и с более холодным отношением. Например, заведующая отделением подписывала мне документы на отпуск с большим отвращением. Должно быть, она считала, что мужчина должен служить в армии, а не в госпитале.

— Какой главный опыт вы получили во время АГС? Были ли случаи во время АГС, которые вам запомнились?

— Сложно сказать, ничего особенного. Я просто сажал пожилых людей на каталку и помогал им встать с нее. Я увидел, как работает и функционирует медучреждение, немного углубился во всю эту медицинскую тему. За время прохождения службы я успел пообщаться со многими ветеранами войн. Я говорил с ними каждый день, и, конечно, я слышал много рассказов. Это помогает больше уважать то, что они сделали. Честно говоря, мне сложно вспомнить какие-то яркие случаи, разве что пару раз мне приходилось ездить в морг. Это мне запомнилось больше всего, хотя об этом и неприятно вспоминать. Человека, которого еще вчера я возил по врачам, сегодня я везу в морг, это ужасно конечно. Приходилось помогать выносить его и отвозить. Такое случалось два-три раза за всю службу.

— Считаете ли вы, что в современной России для молодёжи нужна АГС? Нужно ли молодым людям, особенно из сельской глубинки, отстаивать в военкомате свое право на АГС?

— Безусловно, АГС нужна. Неважно, откуда человек. У любого человека могут возникнуть причины для отказа от службы в армии, он может быть ярым сторонником Махатмы Ганди, принадлежать к религии, не позвонялющей служить в армии или просто быть чувствительным человеком не способным и муху раздавить. Дело не в том, что это за причины. Дело в том, что просто нельзя заставлять человека идти против собственной совести. Поэтому отстаивать это право просто необходимо. Если же человек идет на АГС из-за страха армии, потому что он наслушался плохих историй, то у него нет настоящего права на этот вид службы, и ему придется сыграть определенную роль. Но это уже не проблема АГС, этот вид службы должен существовать.


Самарец Никита сейчас проходит альтернативную гражданскую службу. Призывался в армию он военкоматом одного из сельских районов губернии. В 14 лет, при постановке на воинский учет молодой человек заявил, что религиозные убеждения не позволяют ему брать в руки оружие и поэтому он не может служить в армии.

— Военком отнесся к моему заявлению довольно скептически. Сказал, что это "дурь и гнилой либерализм". До 17 лет я жил в селе. И ежегодно во время медкомиссии в военкомате и офицеры, и врачи, и представитель администрации говорили мне, что лучше пойти служить как все, чем выбирать альтернативную службу. Предупредили, что служить придется не год, как срочную военную службу, а восемнадцать месяцев. Правда, когда в 17 лет я в очередной раз пришел на медкомиссию в военкомат, его служащие поняли, что меня не переубедить. И посоветовали переехать в город и встать там воинский учет. Мол, там с "альтернативщиками" проще — им находят места для службы непосредственно в Самаре. Вскоре я действительно переехал в Самару, поступил на учебу. Правда, заочно. Из-за этого в восемнадцать лет меня и призвали в армию. Я заранее подготовился: за полгода до призыва подал в военкомат заявление, что выбираю АГС. Военком моего района переубеждать не стал. Только сказал, что таких как я, выбравших АГС, ежегодно в Самаре 5-6 человек.

По АГС я работаю санитаром в одном из крупных медучреждений Самары. В месяц мне платят зарплату согласно штатному расписанию, это примерно восемь тысяч рублей. Работаю пять дней в неделю, два отдыхаю. Время работы, опять же, по штатному расписанию. Мои функции как у обычного санитара в больнице. Перерабатывать не приходится. Работать приходится с больными людьми — перекладывать с каталки на кровать, менять "утки" и подгузники, помогать во время завтрака или туалета. Пациенты знают, что я прохожу в больнице АГС. Многие, особенно: мужчины, поначалу недоумевали, почему я выбрал возню с горшками, вместо службы, например, на границе с автоматом. Но потом, увидев, что я дисциплинированно отношусь к работе и не беру по сто рублей, за то, что, например, достану из холодильника в палате фрукты и схожу их вымою, а потом принесу больному, стали меня уважать.

Считаю месяцы до "дембеля". Пару раз ко мне в гости приезжали мои друзья из села. АГС для них в новинку, многие парни говорят: "ни фига себе, а разве можно вместо армии вот так, на "гражданке" служить?" Понимаю, что "дембельского" альбома, как у моего отца, с фотографиями в военной форме, вместе с друзьми по службе и с красочными картинками с учений у меня не будет. И военную форму при демобилизации не дадут. Да она мне и не нужна, я пацифист. На форуме ребят, выбравших АГС, я общаюсь с ровесниками из других регионов и знаю, что, например, в Сибири,в отличие от Поволжья, военкомы крайне негативно относятся к стремлению ребят выбрать АГС вместо службы в армии. Там это считает "западло" и не по-пацански. Горжусь, что не отказался от своих убеждений, не поступился принципами и добился права отслужить АГС, а не держа цевье в руках.

Как сообщили в Министерстве труда, занятости и миграционной политики Самарской области, по данным на 30 января 2018 года, в организациях Самарской области проходят альтернативную гражданскую службу 35 человек. Больше всего "альтернативщиков" — 11 человек — работают в Государственном бюджетном учреждении Самарской области "Самарский областной геронтологический центр (дом-интернат для престарелых и инвалидов)". Самое экзотическое место, где трудятся выбравшие АГС самарские ребята — Государственное бюджетное учреждение культуры "Самарский академический театр оперы и балета", в котором работают два молодых человека, выбравших альтернативную гражданскую службу.

Международный день отказника от военной службы по убеждениям совести (англ. The International Conscientious Objectors' Day) — отмечается 15 мая в связи с тем, что 15 мая 1997 года Бундестаг, федеральный парламент ФРГ, издал резолюцию о реабилитации тех, кого военное правосудие нацистской Германии преследовало за отказ от военной службы по убеждениям и за дезертирство.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG