Ссылки для упрощенного доступа

Алексей Глухов: "На первое место выходит социальный протест"


В августе юрист и правозащитник из Чувашии Алексей Глухов объявил о запуске всероссийского проекта "Апология протеста". Он утверждает, что этот проект — не про протест, а про право на протест. А о праве на протест Глухов знает всё или почти всё: на протяжении почти десяти лет он занимается защитой прав участников мирный акций.

"ШАНСОВ ЗАПУГАТЬ АКТИВИСТОВ НЕ ТАК МНОГО"

— Во многих регионах штабы Навального подали заявки на проведение 9 сентября всероссийской акции против повышения пенсионного возраста. А вы готовы к этой акции?

Мы — юристы и адвокаты. Для нас важны технологии защиты мирных демонстрантов

— Мы готовы. Более того — "Апология протеста" уже сейчас готова оказать содействие по обжалованию отказов в проведении публичных акций. Во-первых, это нужно для помощи участникам в организации мирных акций. Во-вторых, это нужно для формирования практики на федеральном уровне: пленум Верховного суда очень серьезно расписал, как и что могут рассматривать суды в рамках дел по митингам. Думаю, что сейчас власти города не будут "отдавать" площадки для проведения акций в центре города, скорее всего — только рядом с центром. Различные шествия также будут запрещены. Другой момент: как будет реагировать полиция? Шансов запугать активистов после июньского пленума не так много и "переворошить" десятки дел одновременно тоже практически нереально.

— Название "Апология протеста" звучит так, как будто вы защищаете протест.

— Наш проект не про протест, он — про защиту протеста. Начнем с того, что мы никогда не занимались политикой и ни желания, ни задачи заниматься политикой, организацией протестов, будь то социальными или политическими, у нас нет. Мы — юристы и адвокаты. Для нас важны технологии защиты мирных демонстрантов, важно, чтобы эти технологии были максимально внедрены в каждом регионе, чтобы суды рассматривали каждое связанное с мирными акциями дело в рамках Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Я всегда считал, что свобода мирных собраний наравне со свободой слова должна быть в каждом регионе и реализоваться без всяких ограничений.

— С чего началась "Апология протеста"?

— Международная правозащитная группа "Агора" издавна специализировалась в том числе на защите гражданских активистов. В частности, на защите от преследования в административном порядке: это дела о митингах, о публикациях нацистской символики без учета контекста, невыполнениях законных требований сотрудников полиции, вымышленных мелких хулиганствах. После того, когда "Агора" взялась защищать участников мирной акции 26 марта 2017 года по всей России (речь идет об акции "Он вам не Димон" — "Idel.Реалии"), количество административных дел в отношении гражданских активистов в производстве резко выросло. На федеральном уровне эта цифра приближалась к 150, в Европейский суд по правам человека ушло 103 жалобы от участников мирной акции. Кроме того, в 2017 году вообще было достаточно много дел, связанных с публичными акциями различных уровней, и к 2018 году стало понятно, что защита организаторов и участников мирных акций — это отдельное направление. Оно требует выработки определенных тактик и стратегий, которые позволят добиваться положительных изменений. Если мы посмотрим на судебную статистику 2017 года по ст. 20.2 КоАП РФ ("Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования" — "Idel.Реалии"), мы увидим, что 2017 год стал лидером по количеству привлеченных лиц к административной ответственности: это "драконовские" штрафы, и массовые назначения обязательных работ и, конечно, аресты.

— С чем связываете резкое увеличение количества тех, кого привлекают по административным статьям?

— В первую очередь, мне кажется, это связано с сужением количества страхов у участников протестов. Также власти в регионах, полиция и суды стали подводить любые мероприятия на улице под статью 20.2 КоАП (нарушение порядка проведения публичной акции). И это, несомненно, вызов правозащитному сообществу, работающему с защитой свобод собраний.

— Вы как-то уже упоминали, что "Апология протеста" появилась потому что теперь есть шансы "переломить ситуацию" по реализации права на протест. Почему вы так считаете?

— В 2018 году Европейский суд по правам человека (далее ЕСПЧ — "Idel.Реалии") принял важное решение. Он стал рассматривать жалобы участников мирных акций в упрощенном порядке. Это говорит о том, что ЕСПЧ готов массово принимать жалобы, чтобы определенным количеством дел оказывать положительное влияние на правоприменительную практику. На мой взгляд, ЕСПЧ, его вопросы и решения стали причиной принятия пленума Верховного суда РФ от 26 июня по митингам, в котором было дано разъяснение нижестоящим судам: запрет на применение ст.19.3 ("Неповиновение требованию сотрудника полиции" — "Idel.Реалии") и 20.2 КоАП ("Нарушение порядка проведения публичной акции" — "Idel.Реалии") за одно и то же деяние, что "сбило с ног" правоохранителей во многих регионах. Теперь нет возможности задерживать активистов до суда и держать в отделах полиции до 48 часов. Также были даны разнесения связанные с подачей уведомлений и было "выбито" излюбленное, вне зависимости от региона, желание местных администраций в ответ на уведомления о проведении протестных мероприятий писать о том, что эта площадка занята другим мероприятием и неважно каким.

— Например?

— Одно из последних в Чувашии — "Литературное варенье". Это совершенно не публичное мероприятие, но его согласовали именно в том месте, где эсеры подали заявку на проведение акции против повышения пенсионного возраста. Важно, что этот пленум уже работает и практика меняется. Впрочем, местные власти скорее всего скоро придумают новые причины для отказа в проведении публичных акций.

— А переход ЕСПЧ на упрощенный вариант рассмотрения жалоб с чем связываете?

— В 2017 году количество обращений в ЕСПЧ по свободе собраний заняло второе место по рейтингу жалоб из России. Поэтому актуальность данной проблематики в стране возросла. Кстати, на первом месте по теме жалоб в ЕСПЧ — бесчеловечные условия содержания и условия в закрытых учреждениях для заключенных.

"НЕ ВИЖУ ПРЕДПОСЫЛОК ДЛЯ РЕВОЛЮЦИИ"

— Что сегодня представляет собой протест в России ?

Протест — это любое мирное негативное высказывание в отношении властей

— Сейчас, с начала лета ситуация стала очень сильно меняться. Политический протест уже не является главенствующим. Люди выходят на улицу из-за свалок, сокращения рабочих мест, против уплотнительной застройки. То есть, протест из политического постепенно переходит в социальный. Думаю, что социальный протест в России выйдет на первое место. Вообще, протест в России — достаточно широкое понятие. Сейчас протест может выражаться просто в негативном высказывании в Интернете. Есть личный протест, который может быть как политический, так социальный, поэтому я бы исходил из того, что протест — это любое мирное негативное высказывание в отношении действий властей или аффилированных с властью крупных бизнесменов. Мамы с колясками, выходящие на митинг или пикет против уплотнительной застройки на детской площадке — это тоже протест, хотя эти мамы и не знают, что они являются протестующими.

— На ваш взгляд, количество протестных акций в России будет расти?

Оно уже растет, вовлекаются все новые слои населения. Действий властей, вызывающих возмущение у народа, достаточно много. Если мы посмотрим на Подмосковье, то там люди массово выступают против свалок вблизи населенных пунктов, которые травят людей и работают по непонятным правилам. И это большая тема антимусорного протеста, к которой присоединилась сейчас Архангельская область, Татарстан с темой строительства мусоросжигательного завода. Протест растет потому, что люди готовы объединяться ради защиты общих интересов.

— Будет ли в России революция?

— Любое насилие — это зло. Независимо от того, в отношении кого оно применяется. Я всегда напоминаю о строчках из Всеобщей декларации прав и свобод человека 1948 года, принятой ООН в том числе (за нее, кстати, голосовал СССР). Там сказано, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения.

Некоторые толкуют это право как право на восстание, в том числе. Я не вижу пока предпосылок для революции.

— За счет каких средств будет работать проект "Апология протеста"?

— У нас есть небольшие человеческие ресурсы для старта. Мы будем думать о фандрайзинге и сборе средств путем пожертвований. Также мы решили, что если человек предложит нам оказать ему помощь на возмездной основе, мы этому сопротивляться не будет. Это даст возможность команде оказать больше безвозмездной помощи для тех, кто в ней нуждается.

Проект "Апология протеста" помогает участникам мирных акций, подвергшимся преследованию. Любой может написать юристу и получить консультацию. Сейчас в проекте работает около 20 юристов и адвокатов в разных регионах России: это Татарстан, Чувашия, Красноярск, Ставрополь, Краснодар, Сочи, Москва, Нижний Новгород, Екатеринбург, Челябинск и другие регионы. В остальных регионах юристы "Апологии протеста" работают дистанционно.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (3)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG