Ссылки для упрощенного доступа

"Он сказал мне, что я об этом пожалею" — 7 лет колонии


Татьяна Неваленова

Сейчас жительнице Уфы Татьяне Неваленовой 49 лет. В 2000 году она основала научно-производственную компанию "Уральские промышленные технологии", которая занималась разработкой экологических проектов для крупнейших предприятий Башкортостана и патентов по переработке отходов. Через 16 лет после начала работы компании Татьяну Неваленову обвинили в мошенничестве в особо крупном размере, а в этом году приговорили к семи годам колонии. В ее деле нет заявителя, якобы пострадавшие стороны не имеют претензий, другие обвиняемые превратились в свидетелей, а само следствие закрывало глаза на пробелы и недочеты в деле. С чего началось расследование и кто за ним может стоять — в материале "Idel.Реалии".

Докопаться до правды и выяснить, почему Татьяна Неваленова потеряла бизнес, пытаются ее дочери Алина и Камилла. По их словам, то, что случилось с фирмой их мамы, ничто иное как рейдерский захват сферы переработки отходов в Башкортостане. А началось это в 2015 году. Причиной так называемого давления стал контракт "Уральских промышленных технологий" от 2008 года.

По итогам обе стороны подписали акты выполнения работ. Стоимость контракта превысила 11 млн рублей

Тогда, десять лет назад, Исполком Уфы объявил тендер на выемку и утилизацию опасных отходов с полигона "Спецавтохозяйства" Уфы. Это муниципальное предприятие, где хранились опасные отходы после пожара на производстве "Технохим". В 2008 году саркофаг с этими отходами разрушился, и они стали смешиваться с почвой и ливневыми водами. Чтобы не допустить катастрофы, администрация и объявила тендер.

Выиграла его компания Татьяны Неваленовой "Уральские промышленные технологии". Ее сотрудники вскрыли саркофаг, изъяли отходы, провели паспортаризацию и вывезли отходы на предприятие по утилизации. По итогам обе стороны подписали акты выполнения работ. Стоимость контракта превысила 11 млн рублей.

Спустя семь лет после изъятия и утилизации этих отходов, 14 июля 2015 года, в офис компании Неваленовой и на ее предприятие в Бирске пришли с обысками. Сотрудники УВД Уфы изъяли документы и собрали пробы других отходов, датированных 2008 годом. Это, как рассказали дочери Неваленовой и она сама при даче показаний, были отходы после урагана в Бирске (2007 год), при котором пострадал полигон предприятия. Чтобы они не загрязняли почву, их сложили на хранение в специальные контейнеры.

Присутствующие при обыске оперуполномоченные Отдела экономической безопасности МВД по РБ Хаматова и Лутфуллин сообщили Неваленовой, что на нее написали анонимное заявление о невыполнении контракта с исполкомом Уфы от 2008 года.

Почему после закрытия дела, пролежав в столе месяц, оно ушло в СК — неизвестно

В августе того же года оперуполномоченный Лутфуллин вынес постановление об отказе в возбуждении дела, а уже через месяц передал все материалы в Управление СКР по Башкортостану. Почему после закрытия дела, пролежав в столе месяц, оно ушло в СК — неизвестно. Но 16 января 2016 года постановление Лутфуллина об отказе в возбуждении дела отменила районная прокуратура, а 19 января на сайте СК появляется информация о возбуждении дела против Татьяны Неваленовой по ч.4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупной размере) и по ч.1 ст. 247 УК РФ (хранение запрещенных видов опасных отходов). Отметим, что до этого эксперты проверили собранные при обыске пробы отходы и определили класс их опасности — III и IV (умеренно опасные и мало опасные).

"На мои неоднократные просьбы о выдаче мне данного постановления (о возбуждении уголовного дела — прим.ред.) майор полиции Хаматова, ссылаясь то на отпуск, то на болезнь, мне ничего так и не выдала, и 2 декабря 2015 года я от нее узнаю, что, оказывается, материалы переданы в Следственное управление СКР по РБ", — писала Неваленова в обращении к прокурору РБ Андрею Назарову (текст письма имеется в распоряжении редакции).

В тот же день ее адвокат выяснил, что дело расследует родственник оперуполномоченной Хаматовой, которая проводила обыск в июле 2015 года. Уже после возбуждения дела в январе Татьяна Неваленова обжаловала его законность. Суд удовлетворил иск и признал возбуждение дела незаконным.

За неделю до этого решения суда на предприятие в Бирске снова пришли с обысками, но на этот раз уже представители Следкома, и снова изъяли образцы отходов — 54 непрозрачных пакета. Десять из них отправили на повторную экспертизу в Управление Минприроды Удмуртии. Результаты были теми же, что и в первый раз — III и IV классы опасности. После этого, исходя из материалов дела (имеются в распоряжении редакции), эти десять пакетов уничтожили. То есть, у следователей осталось 44 пробы.

Это спустя восемь лет якобы были взяты пробы отходов, полностью вывезенных с предприятия. Странно?

Саму же проверку (материалы имеются в распоряжении редакции) провели через восемь дней после изъятия проб. По методике проведения анализа отходов, их должны были осмотреть в течение пяти дней. Позже это подтвердил и профессор кафедры природообустройства Аграрного университета РБ Наил Минигазимов, который провел собственный анализ экспертизы.

После того, как пробы собрали в последний раз, Наваленова решила утилизировать эти отходы от урагана 2007 года, чтобы их хранение никого не смущало. Исходя из материалов дела, на это она потратила (вывоз и утилизация на специальном предприятии) около 170 тысяч рублей. Напомним, ранее на уничтожение особо опасных отходов понадобилось более 11 млн рублей. Можно ли считать, что на ядовитые вещества могло уйти всего около 170 тысяч — вопрос.

— Летом 2016 года Следственный комитет отправляет представителей взять пробы отходов со "Спецавтохозяйства" в Уфе. Это спустя восемь лет якобы были взяты пробы отходов, полностью вывезенных с предприятия (что подтверждено актами выполненных работ). Странно? И выносится постановление сопоставить их с теми пробами, которые были изъяты в феврале в городе Бирске, — рассказали "Idel.Реалии" дочери Татьяны Неваленовой.

Отходы, хранившиеся на предприятии в Бирске после урагана
Отходы, хранившиеся на предприятии в Бирске после урагана

Предположим, оперативники действительно обнаружили на муниципальном предприятии опасные отходы восьмилетней давности, угрожающие загрязнением почвы и воды. Каким-то образом они сохранились, ничему не навредили, и проверка подтвердила их происхождение. Но вот на проверку отходов из Бирска, исходя из материалов дела, они направили все изъятые 54 пакета. Напомним, у следователей оставалось 44 образца, потому что десять уничтожили на другой экспертизе. Как они воскресли в дели — вопрос.

Повторную экспертизу провела некая Светлана Леонтьева — доцент кафедры прикладной экологии УГНТУ. Позже адвокат Татьяны Неваленовой выяснил, что ни у нее, ни у университета нет аккредитации эксперта и разрешения на проведение подобных исследований.

И администрация, и "Спецавтохозяйство" свидетельствуют, что работы выполнены в полном объеме, и никаких претензий нет

Экспертиза Леонтьевой также подтвердила III и IV классы опасности отходов, но обнаружила, что они содержат 0,0416-0,0518 процента нефтепродуктов. Для справки, из заключения того же Минигазимова следует, что это менее одного процента нефтепродуктов на весь вес отходов. Однако Леонтьева пришла к выводу, что эти отходы были очень опасны. Следствие же без подтверждающих экспертиз решило, что проанализированные отходы идентичны с изъятыми и утилизированными в 2008 году, а Неваленова подделала документы, чтобы это скрыть.

Далее был суд, где отклонялись все ходатайства Татьяны Неваленовой и ее адвоката о пробелах в деле и отсутствия как такового заявителя.

— В апреле 2018 года наша мама подала иск на администрацию Уфы и "Спецавтохозяйство", чтобы они уже выставили свои претензии по выполнению работ в 2008 году, если эти претензии есть. Дело это было выиграно! И администрация, и "Спецавтохозяйство" свидетельствуют, что работы выполнены в полном объеме, и никаких претензий нет. Это к тому, что изначально все следственные действия с отбором проб были начаты без заявления, оно в деле отсутствует, — сообщили дочери Татьяны Неваленовой.

Отметим, что помимо нее изначально обвиняемыми были еще четверо — Ришат Байков, Людмила Недоступ, Аркадий Лопатин и Елена Карева. С ними глава компании Неваленова якобы находилась в сговоре. К началу процесса все они переквалифицировались в свидетелей, а некоторые обвинили ее в невыплате денег. Исходя из материалов дела, все сотрудники получили свои зарплаты. Исключение — Аркадий Лопатин. Его персона вызывает немало вопросов. Татьяна Неваленова считает, что личный конфликт с ним и стал причиной развала бизнеса и ее заключения в колонию.

Он сказал мне, что я об этом пожалею

Когда женщина только основала компанию, исходя из ее показаний, в состав учредителей входила она сама, Аркадий Лопатин и ОАО "Башсельэнерго". В процессе последнее юрлицо — третий учредитель — обанкротилось, а Аркадий Лопатин добровольно вышел из состава в 2011 году.

"Он объяснил свой выход тем, что отец отдает ему бизнес в г.Стерлитамак, и он не хочет "сидеть на двух стульях". С 2011 по 2014 год фирму отца ЗАО "Урал-нафта" он довел до банкротства, ликвидировал ее и с конца 2014 года начал навязывать мне свои предложения по его возвращению обратно в состав учредителей <…> На мой отказ от его предложений и проведении с ним дополнительных расчетов он сказал мне, что я об этом пожалею", — писала Татьяна Неваленова в письме прокурору Башкортостана.

В день, когда к ней в первый раз пришли с обыском, Лопатин подал требования о возвращении дополнительных денег и подкрепил это неким гарантийным обязательством. Неваленова заверила, что такого документа никогда не существовало.

Все события вокруг уголовного дела против нее разворачивались параллельно с рассмотрением иска Лопатина и процедурой банкротства ее компании. Сейчас "Уральские промышленные технологии" уже включены в реестр банкротов. А иск Лопатина в итоге не удовлетворили.

Без удовлетворения остались и гражданские иски о невыплате зарплат. Но эти дела, на удивление, включили в уголовное, что отразилось и на приговоре. Суд посчитал, что Неваленова действительно не выплатила зарплаты в полной мере и обязал сделать это повторно. Помимо этого ей предстоит вернуть все деньги, затраченные на выполнение контракта с администрацией Уфы в 2008 году.

Таким образом, Татьяну Неваленову приговорили к семи годам колонии и штрафу около 12 млн рублей.

Отметим, обвинение базировалось на том, что женщина якобы взяла деньги у администрации на утилизацию опасных отходов, содержащих нефтепродукты, но не сделала этого и хранила их на своем производстве в контейнерах. Далее появились якобы подделанные документы, невыплаты зарплат и так далее.

Но дело в том, что у фирмы Татьяны Невеленовой есть лицензия №ОТ-41-001238(02), выданная 21 июля 2008 года Управлением Ростехнадзора РБ, на сбор, использование, обезвреживание, транспортировку и размещение опасных отходов, в перечне которых указаны шлам нефти и нефтепродуктов III и IV класса опасности.

Сейчас дело рассматривается в Верховном суде Башкортостана. Заседания по апелляции идут с конца августа. Следующее назначено на 11 сентября.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    регина альбертова

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о событиях в Поволжье. Специализируется на социальных и судебных темах, освещает гражданские протесты. 

Комментарии (9)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG