Ссылки для упрощенного доступа

"Они построили дачный домик из фанеры и пенопласта"


Татьяне Шестаковой 56 лет. У нее атрофия мышц. Сейчас женщина передвигается на инвалидном кресле. Она живет в селе Алтышево в Чувашии. Ее дом был построен в первой половине прошлого века как барак для лошадей. Последние 11 лет Татьяна Шестакова доказывает, что дом аварийный и просит предоставить ей новое жилье. Власти района и села пошли навстречу, построили для женщины новый дом за 1,5 млн рублей из фанеры и пенопласта. Татьяна Шестакова не может в него даже войти — коляска не помещается в узкие дверные проходы, а площадь комнат не позволяет в них развернуться. Сейчас власти района планируют заселить женщину насильно через суд.

Дорога к селу Алтышево, что в Алатырском районе Чувашии, практически вся разбита. Село стоит вплотную к железной дороге, находится в 168 км на юг от Чебоксар. Проезжаем маленький синий продуктовый магазин, разрушенную детскую площадку с деревянной баскетбольной корзиной, кирпичный дом председателя села, через пару поворотов снова оказываемся у железной дороги.

Справа дом Татьяны Шестаковой, слева — разрушенные темные брусья, в бывшем жилые дома. За невысоким деревянным забором нас встречает голубоглазый пес Хасик — имя от породы. Рядом с ним сын женщины Сергей. Он занимается документами, пишет письма и заявления, участвует в судах.

Хасик и Сергей провожают нас в дом. За деревянной дверью коридор, налево кухня, прямо зал и две спальни. Татьяна Шестакова встречает нас сидя на диване. Напротив нее телевизор — концерт по федеральному каналу. У правой руки — домашний телефон. За ней окно с цветами и видом на мелькающие поезда.

Татьяна Шестакова с сыном Сергеем
Татьяна Шестакова с сыном Сергеем

— Они [власти] долго не признавали этот барак аварийным, а стоит он с 1929 года. Это не год постройки. В этот год его привезли из Канаша. Там когда-то был конный двор лошадей. Со строительством железной дороги сюда пригнали рабочих и перевезли те самые конные бараки. Сколько они стояли там для лошадей и сколько еще здесь уже для людей. Единственные документы, которые подтверждают возраст домов, говорят о том, что в 1929 году крышу этой постройки после доставки меняли с деревянной на черепичную, — рассказывает Татьяна Шестакова.

В последний раз она делала косметический ремонт в доме в позапрошлом году — нанимала женщину подклеить обои. До этого, по ее словам, был кошмар. Но косметический ремонт не может исправить отсутсвие канализации и высоких порогов. Из-за последних Татьяна Шестакова не может передвигаться по дому на коляске и делает это на руках.

— Этот барак стоит на болоте и ходит ходуном. Вода весной заходит сюда, в дом. Коридор с кухней затапливает, я уже не могу туда попасть. У меня здесь в зале стоит и ведро, куда я хожу. Тут жить нельзя, но и то, что они построили, жильем не назовешь. Я понимаю, что я инвалид, но мои права ведь должны как-то исполняться. Государство ведь должно меня как-то защищать в конце концов. Мало того, что я борюсь со своим заболеванием, так я еще и с ними борюсь, — говорит женщина.

Аварийный дом Татьяны Шестаковой
Аварийный дом Татьяны Шестаковой

Она переехала в этот дом в 2005 году. Как рассказал Сергей Шестаков, они с мамой вернулись из Оренбургской области на ее родину в Чувашию. Купили дом, а спустя два года узнали, что он входить в перечень аварийных.

— С 2007 года начали бороться и доказывать нашим чиновникам. Сначала они не хотели признавать дом аварийным. Говорили, что эти списки неверные. Через суды, юристов и проведение собственных экспертиз мы это все-таки доказали, — рассказывает Сергей Шестаков.

С 2011 года дом официально включили в перечень аварийных. По программе переселения власти района должны были предоставить Татьяне Шестаковой как собственнице либо деньги, либо новый дом. Они выбрали последний вариант и построили новое жилище в пяти минутах от прежнего.

Дом начали строить летом 2013 года, а сдали через несколько месяцев — в ноябре. Тогда же Татьяне Шестаковой предложили подписать согласие на отказ от прежнего имущества и принять в собственность новострой. Она отказалась после того, как не смогла попасть в помещение.

Из искового заявление прокуратуры мы узнаем, что новый дом общей площадью 51,63 кв.м состоит из прихожей в 11,8 кв.м, кухни в 4,9 кв.м, трех жилых комнат площадью 10,9 кв.м, 8,1 кв.м и 8,1 кв.м, санузла в 3,1 кв.м и ванной комнаты площадью 4,7 кв.м. Через уже разрушенные дома Сергей Шестаков ведет нас к новострою. Одноэтажное белое здание, участок зарос травой, пандус прогнил. Стены у двери обиты фанерой, за которой проглядывает белый пенопласт.

Новый дом
Новый дом

Дом двухквартирный. С другой стороны уже живет соседка Татьяны Шестаковой. Ранее она рассказывала ей, как у нее ванна провалилась под пол. Общаться с журналистами она отказалась.

— Они хотели, чтобы мама тут жила. Мы сейчас, конечно, не попадем во внутрь, но вы в окна можете увидеть размер комнат. Крохотные, непригодные для человека на коляске. Я уже молчу о канализации, которая ведет во двор, — рассказывает Сергей Шестаков, указывая на дом.

"Сереж, заканчивай воду мутить, переезжай и живи как все", — доносится из-за полуметрового забора. После минутной перепалки сын Татьяны Шестаковой поясняет, что этот мужчина в кепке ЛДПР родственник главы администрации. "Мы им всем как кость в горле", — добавляет Сергей. Возвращаемся в старый дом.

— Мне должны были предложить выкуп. Если бы я отказалась, только в том случае они могли построить тот дом под моим чутким руководством для меня, учитывая мои проблемы и потребности. Я инвалид-колясочник первой группы. А они там построили кошмар, и простой человек не сможет жить. Я на коляске не смогу развернуться, если поставить кровать, не считая шкафа с моим барахлом. К тому же, тут центральная полоса России, понимаете, какие холода. Они построили дачный домик из фанеры и пенопласта. Я сказала, что я туда не пойду, отдайте мои деньги — полтора млн рублей, — продолжает Татьяна Шестакова.

Попасть в дом сейчас нельзя. Можно только заглянуть в окна
Попасть в дом сейчас нельзя. Можно только заглянуть в окна

В эту сумму власти района оценили аварийное жилье женщины. Экспертизы при этом не проводились. Эти же деньги прописаны в контракте с застройщиком нового дома — ООО "Жилстрой". Женщина считает, что по факту на новый дом ушло не более трехсот тысяч рублей.

— Дом строили три алкоголика, при которых продавался цемент, доски. Деревня у нас маленькая, все друг друга знают и вечером нам уже докладывали, кто что продал, а кто что купил. Так называемые строители поставили там две доски на ребра и сверху застелили фанерой. Вот тебе и пол. У нас тут недалеко поселок, где делают дешевую фанеру. Там они ее и купили. Фундамент в доме — 40 сантиметров. Мы даже для бани делали фундамент в 70 сантиметров. Разве можно так? У нас был глава района Романов. Этот дом строила фирма его друга Быстрикова. Вот они и сделали незнамо что. Я сказала, отдайте мои деньги, я могу сама купить домик или нанять бригаду и построить, — говорит Татьяна Шестакова.

Деньги ей, похоже, никто возвращать не собирается. После сдачи нового дома в эксплуатацию в 2013 году, женщина написала заявление в прокуратуру. Сотрудники надзорного ведомства практически сразу провели проверку и выявили, что дом не соответствует нормам жилья для инвалидов. Исходя из них, площадь одной комнаты должна быть не менее 12 кв.м. В 2014 году прокуратура подала в суд на администрацию района и проиграла. Основной довод суда: чиновники и застройщик не знали кому будет сдан дом. Строить новый никто не собирается — деньги ведь уже реализованы.

В этот период Татьяна Шестакова вместе с сыном через суд добилась предоставления жилья в соцнайм без очереди. На фоне разбирательства с аварийным жильем и переселением это решение суда осталось не исполненным. В 2016 году власти района юридически изъяли дом для муниципальных нужд и запретили любые сделки по объекту. В 2017-ом они направили очередное соглашение об изъятии дома. После повторного отказа Татьяны Шестаковой, уже районная администрация подала иск. В нем сумма в полтора миллиона превратилась в 203,7 тысячи рублей. Судебное разбирательство стартовало в сентябре этого года и длится по сей день.

Старый барак
Старый барак

— Сначала дом оценивали в полтора миллиона, потом присло письмо с суммой в сто тысяч, а теперь в 200 тысяч. Я не знаю, откуда они взяли первоначальную стоимость и как рассчитывались последующие суммы. Сейчас идет разбирательство по иску администрации сельского поселения, а должно быть по иску администрации района. Администрация сельского поселения не является исполнителем ни одной из программ, которые должны быть выполнены в отношении этой женщины, — рассказывает "Idel.Реалии" юрист "Правозащиты Открытки" Эльза Нисансебова.

Сергей Шестаков обратился к ней за помощью после того, как узнал о новых намерениях местных властей. По его словам, они хотят переселить его маму в построенный дом по программе соцнайма и забрать существующее жилье из собственности. Таким образом, они оставят невыполненным решение суда о возмещении аварийного жилья.

— Этим иском администрация сельского поселения действительно хочет убить двух зайцев. Изъять жилое помещение, в котором сейчас живет Татьяна Шестакова, и предоставить ей иное в соцнайм. Так, естественно, делать нельзя. У них не должно это получиться в принципе, потому что есть два независимых друг от друга решения суда. По одному она нуждается в улучшении жилищных условий и ей необходимо предоставить жилье в социальный найм. По второму — ее дом признан аварийным и ей полагается либо денежная выплата по рыночной стоимости жилого помещение, либо предоставление нового без ухудшения жилищных условий, — уверена Эльза Нисанбекова.

Она планирует заявить об этом на ближайшем заседании, а также подать встречный иск к администрации района. Его суть — заключить соглашение о выплате денег. Принимать существующий новый дом по программе соцнайма Татьяна Шестакова с новым защитником также не планирует. Ближайшее заседание по иску пройдет 13 ноября.


Почему администрация села выступила от имени района, в связи с чем менялась стоимость дома и когда женщина с инвалидностью получит положенные квадратные метры, "Idel.Реалии" не ответили ни районные, ни сельские власти.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG