Ссылки для упрощенного доступа

Копилка со свиной мордой и надписью "На сохранение национальных традиций"


Вчера российские обитатели соцсетей были чрезвычайно взволнованы. Причиной на этот раз стали фото и видео, запечатлевшие два вертолета Ми-8, взлетающих с территории московского Кремля, причем к одному из них была подвешена тара с грузом, весьма похожим на фигуры людей.

Спокойствия не внес ни официальный комментарий Федеральной службы охраны (который, само собой, заключался в сакраментальном "Без комментариев"), ни тем более неофициальная информация "Раша Тудэй" о "тренировочном полете в рамках подготовки к учениям".

Народ в Сети почесал репу и разделился на две группы. Первая изрекла сакраментальное же: "Что, уже?!." (ведь всякому озабоченному судьбами Родины россиянину известно, что недалеко от Спасской башни имеется вертолетная площадка для экстренных перемещений Владимира Путина)... Вторая же предлагала более рутинное объяснение: что это был всего лишь внеплановый вывоз пиленого бабла.

Однако Владимир Путин, как нам в очередной раз сообщили, "пользуется крайне высоким уровнем поддержки среди граждан своей страны". Так что для волнений на его счет пока нет причин.

Этот вертолет всего лишь отвозил по домам после работы персонал кремлевского медпункта с тяжким грузом взяток

Вот жители Татарстана, например, могут дать свою убедительную версию этого события. Скажем, такую: этот вертолет всего лишь отвозил по домам после работы персонал кремлевского медпункта с тяжким грузом взяток. А что, свежее исследование мнения татарстанцев о коррупции показало же: на втором месте в топе самых-самых страшных коррупционеров нашей страны — медработники. А как они сговорились насчет вертолета — вообще не вопрос: вертолет, как пить дать, гаишный, а, по тому же исследованию, коррумпированней гаишников вообще никого в стране нету!

А в целом результаты этого социологического исследования, подготовленного Комитетом РТ по социально-экономическому мониторингу и представленные вчера "Татар-информом", выглядят сенсацией.

"Социологи установили, что каждый второй татарстанец готов дать взятку", — сообщило официальное информагентство республики. В тексте под таким заголовком главный советник Управления президента РТ по вопросам антикоррупционной политики печалится: "Если в 2010 году у нас 50 процентов с лишним опрошенных были готовы дать взятку, то за семь-восемь лет ситуация не намного улучшилась — сейчас 53 процента"...

Исследование благонамереннейшего Комитета РТ по социально-экономическому мониторингу стало выглядеть ну просто как разработка внутренних и внешних врагов, имеющих цель разрушить к чертовой матери весь инвестиционно привлекательный и антикоррупционно-передовой имидж Татарстана

В этом месте истовый читатель госСМИ, несомненно, должен был сделать вывод, что увеличение количества желающих давать взятки до 53 (точнее, до 53,8) процентов населения — этого нашим чиновникам мало... Ну он же не знает, что писатели "Татар-информа" не имеют глупой привычки предварительно знакомиться с предметом, о котором пишут. И что на самом-то деле о своей готовности дать взятку заявил, к счастью, не "каждый второй татарстанец", а каждый второй из числа попадавших в этом году в коррупционную ситуацию (т.е. в ситуацию возможности решить свою проблему исключительно за взятку) — а таких оказалось только 8,4 процента.

Словом, исследование благонамереннейшего Комитета РТ по социально-экономическому мониторингу стало выглядеть ну просто как разработка внутренних и внешних врагов, имеющих цель разрушить к чертовой матери весь инвестиционно привлекательный и антикоррупционно-передовой имидж Татарстана. И без всяких, заметим, шпионских печенек — исключительно за сотни миллионов рублей, ежегодно выделяемых "Татар-информу" из бюджета Татарстана на живописание успехов республики...

Впрочем, давно замечено, что коррупция имеет сходство с венерическим заболеванием — в смысле высочайшей латентности: признаться в своем практическом знакомстве с обоими этими предметами готова лишь незначительная часть таковую практику имеющих.

Так что стоит исходить из трех ключевых обстоятельств. Во-первых, положительно ответили на вопрос о своей причастности к коррупции только самые честные, самые отчаянные или самые простодушные. Во-вторых, те 53,8 процентов опрошенных, действия которых стыдливо охарактеризованы как "готовность дать взятку" — на самом деле в ходе опроса заявили, что взятку действительно дали. В-третьих же, 8,4 процента попадавших в коррупционную ситуацию — это среднереспубликанский показатель, а в ряде муниципалитетов он оказался существенно выше.

Так, в Новошешминском районе о том, что в их жизни в этом году была ситуация, когда дача взятки просто-таки напрашивалась, заявили около 15 процентов опрошенных, в Набережных Челнах — около 23 процентов, а в Зеленодольском районе — 25 процентов. И если исходить из данных опроса, что больше половины оказавшихся в коррупционной ситуации дали-таки взятку, то выходит: в Челнах и Зеленодольске в этом году практически каждый восьмой взрослый житель давал взятку!

Крепкая жизненная закалка, однако. Вот и каждый пятый опрошенный в Татарстане заявил, что коррупция — она у нас в менталитете и в национальных (в широком смысле) традициях.

Следует признать, что пессимизм в этой сфере, как и во всех остальных, базируется на незыблемой основе печального опыта. Ведь самые принципиальные из участников опроса — т.е. те, у кого под взглядом должностного лица рука так и тянулась к кошельку, но была усилием воли удержана, — признались, что антикоррупционный настрой окупается так себе. Так, у 42,7 процента отказавшихся от дачи взятки проблема, решения которой они добивались, была решена лишь частично и с большими проволочками. А еще у 20 процентов так и не была решена.

Размер взятки многим не по карману

В такой ситуации антикоррупционный настрой эффективней всего поддерживается простым фактом, что размер взятки многим не по карману. Именно так объяснили свою несгибаемость более 17 процентов опрошенных.

По данным исследования, средняя сумма "бытовой" взятки в Татарстане с 2010 года выросла почти вчетверо и теперь составляет около 39 тыс. рублей. А если еще учесть, что "средняя интенсивность бытовой коррупции" (среднее число взяток, приходившихся в 2018-м на одного взяткодателя) — 1,6 раза... А еще что средняя зарплата в Татарстане только по итогам этого года обещает приблизиться к 32 тыс. рублей...

А вот представьте-ка, что решение вашей проблемы зависит не от гаишника, или медика, или преподавателя вуза — официальной триады главных коррупционеров Татарстана, — а от простого главы Росимущества по РТ, и что его разовая такса — 10 миллионов...

А главные коррупционеры у нас — всё равно гаишник, врач и профессор. И это, как мы только что убедились, к лучшему. Так что не надо жаловаться (то есть вообще-то как раз надо, но 89,2 процентов татарстанцев этого не делают, считая это в лучшем случае бесполезным, а в худшем — опасным), а надо либо банкам повернуться, наконец, лицом к насущным нуждам татарстанцев и открыть в своей кредитной линейке новый продукт "Взяточный льготный (с минимальным процентом отката)"... Либо просто завести копилку со свиной мордой и надписью "На сохранение и развитие национальных традиций".

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (18)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG