Ссылки для упрощенного доступа

Победы и беды Симбирской чувашской школы


Старая чувашская школа в Симбирске

Новейшую историю чувашского народа невозможно представить без легендарной Симбирской чувашской учительской школы — национального учебного заведения по подготовке учителей для начальных школ. Возникла она 28 октября 1868 года на квартире ученика V класса Симбирской гимназии Ивана Яковлева как частная школа для чувашских детей. Школа служила приготовительным классом для поступления в уездное училище и на педагогические курсы.

В деле духовного и культурного развития нации яковлевская школа до сих пор остается эталоном народного образования и знаком качества интеллигентности. Её называют первым чувашским национальным университетом. Наличие в роду выпускника или выпускницы Симбирской школы для чувашей было равнозначно обучению члена семьи в Оксфорде для англичан.

В течение года в Татарстане, Башкортостане, Ульяновской, Тюменской областях и других регионах чувашской диаспоры прошли юбилейные торжества, посвященные 150-летию Симбирской чувашской учительской школы и 170-летию со дня рождения ее основателя. 17 ноября в Национальной библиотеке Чувашской Республики состоялся обобщающий круглый стол, организованный Чувашской национальной академией наук и искусств и чебоксарскими вузами. Изданный к юбилею цикл трудов философа и историка Герольда Плечова в защиту имени выдающегося просветителя от несправедливых выпадов недоброжелателей был удостоен Государственной премии Чувашской Республики 2017 года в области гуманитарных наук.

"В ГОРНИЛЕ СЧАСТЛИВОГО ОПЫТА"

В голове юноши Яковлева большая и ответственная идея поделиться знаниями и культурой с родными чувашами, которые "почти в собственном смысле слова сидели во тьме и сени смертной", зародилась ещё до его учёбы в Симбирской мужской гимназии.

Реализация идеи началась тогда, когда гимназист Иван Яковлев уговорил деревенского мальчика Алексея Рекеева приехать к нему в город учиться.

Из книги воспоминаний Яковлева "Моя жизнь"

"Рекеев пришёл без денег, с убогим багажом, состоявшим из одежды, бывшей на нём, и небольшого запаса белья. Припомню, что Рекеев явился ко мне в Симбирск 28 октября 1868 года... Мне удалось подготовить Рекеева и поместить его в первый класс уездного училища... Тут по моему вызову явился в Симбирск к Рождеству 1868 года из деревни Чукалы Буинского уезда Симбирской губернии русский, Исаев... Он тоже прибыл без средств и без запаса необходимых вещей..."


Выписанных из деревни нескольких чувашских мальчиков Иван Яковлев разместил в собственной ученической квартире, сам же с ними занимался и содержал на свои скудные средства, добываемые репетиторством в частных домах. Сегодня можно только удивляться, как он, будучи сиротой с крестьянским происхождением, отважился устроить такую школу.

Развить свою мечту о настоящем учебном заведении смог лишь годы спустя, воодушевившись поддержкой просветителя-миссионера, профессора Казанского университета, директора Казанской инородческой учительской семинарии Николая Ильминского. Ильминский на "чувашскую работу" вначале "сватал" Михаила Фёдорова, автора поэмы "Арçури", но тут появился Иван Яковлев с готовой квартирной школой.

В 1870 году Яковлев решил превратить школу в базу подготовки учителей для чувашских школ, и в этом деле ему помогли педагоги — директор Симбирской гимназии И.В. Вишневский, директор народных училищ Симбирской губернии И.Н. Ульянов, попечитель Казанского учебного округа П.Д. Шестаков.

После признания Министерством народного просвещения в 1871 году школа существовала на правах начального училища и была принята на государственный бюджет. Первым её штатным учителем был В.А. Калашников, работавший также домашним учителем в семье Ульяновых. В 1877 году училище стало Симбирской центральной чувашской школой, которой было разрешено готовить учителей для чувашских школ Казанского учебного округа. Через год при школе на личные средства Яковлева открылось женское отделение, состоявшее из двух классов, и мужское начальное училище. Появились учебные мастерские, переводческая комиссия.

В 1890 году детище Яковлева было преобразовано в трёхклассную чувашскую учительскую школу с 6-летним курсом, по два года обучения в каждом классе. Заработали своя сельхозферма, домовая церковь. В этом статусе Симбирская чувашская учительская школа приобрела славу первого чувашского национального университета. В 1900 году при школе были организованы женские педагогические курсы, выпускницам которых присваивали звание учительниц начальной школы.

В начале ХХ века мужское и женское приходские училища и женские педагогические курсы при школе считались образцовыми. Общее число учащихся в 1908 году достигло 300 человек. В светской и духовной печати отмечалось, что "педагогика директора школы И.Я. Яковлева выработалась в горниле его счастливого опыта".

"БОДРАЯ ШКОЛА"

В 1909 году в Киеве писатель, священник, воспитанник Московской духовной академии Николай Колосов опубликовал статью под названием "Бодрая школа", посвященную 40-летию чувашской учительской школы. Автор рассказывает, "на каких основах жила, крепла и расцветала Симбирская школа в то время, как тысячи других, в том числе и духовных, школ постепенно умирали и – во всяком случае – клонились к упадку и развалу".

Как утверждает Колосов, Иван Яковлев руководствовался принципом, который выражался словами: "Нужно душить учеников работой", что означало, конечно же, не подавление учеников учебным материалом, а окропление труда духом. Яковлев хотел, чтобы никто из них не боялся работы и тех её последствий, которые "на теперешнем модном языке называются переутомлением, неврастенией и т.п. ".

"Я и мои ученики — дети природы и трудового народа, — объяснял Яковлев. — Если у наших отцов и братьев мозоли на руках, то у нас должны быть и во всяком случае могут быть мозоли в головах. Не нужен избыток работы, вредно обременение его, но обилие и разнообразие её — это необходимость, и не горькая, а очень часто сладкая и отрадная". Цель школы заключалась в том, чтобы готовить учителей, а потом и учительниц чувашской школы. Чтобы образование не было пустым звуком, не фикцией, а действительно благотворным началом для народной жизни, нужно было выпускать деловитых учителей, которые приносили бы пользу в жизни примером и умом.

Яковлевские воспитанники были нацелены на привитие народа школьным путём к русской государственности и русской культуре. Вследствие этого важнейшими предметами были русский язык и методика. В отношении русского языка не скупились ни на разговорные уроки, ни на грамматические упражнения, ни на чтение образцов классической русской речи, ни на писание сочинений. Результаты достигались хорошие: через 3-4 года обучения чуваши, до сих пор не слыхавшие ни звука по-русски, в совершенстве овладевали и русским языком, и русским пером.

В области дидактики широкое место отводилось практическим урокам по обучению детей, писанию подробных конспектов и обстоятельному их обсуждению. Долгое время педагогика изучалась по знаменитой "Великой дидактике" Я.А. Коменского.

Широкое место в школьной программе отводилось религии, поскольку "чуваши — недавние язычники-фетишисты", и ученики Яковлева должны были быть не только учителями среди чувашей, но и миссионерами для них. "Мы не насаждали в школе религию суровыми предписаниями, сухими формулами учебников и даже строгими тезисами катехизиса... Мы не столько учили религии, сколько учились ей из наблюдения тайн природы, из интимного общения с Богом в молитве, из чтения священного Писания, творений отцов Церкви, художественных произведений на религиозные темы и т.п. " — рассказывал Иван Яковлев.

Усиленно изучали художественную литературу, процеживая её сквозь самый недоверчивый фильтр. Задача была в том, чтобы в тёмной народной среде насадить больше человечности и религиозности, а потому из литературы брались лишь положительные, светлые и религиозно-настроенные характеры и изучались лишь высокие и благородные идеалы. "Зла, безобразья и всякой низости так много в самой жизни. Грязь и пошлость повседневности известны всем и каждому по непосредственной близости к неприглядной житейской обстановке. Зачем же ещё это возведение будничной грязи в безобразный, но художественный апофеоз, и зачем созерцание этого апофеоза?"

С 1868 по 1919 год школу окончили 598 человек

В школе будущие учителя и миссионеры готовились пойти на то поле, где "рабочие работают с израненными руками и ногами, где они часто одеты в лохмотья, где на всём лежит отпечаток недостатка и горя". Было бы нелепо, если бы в эту среду пришли миссионеры или учителя изнеженные, капризные, с модными манерами, в щеголеватом платье, с непривычкой и даже отвращением к физическому труду. Яковлеву были нужны работники, а не "вертопрахи с фаршированными мозгами". Всё, что нужно было делать по школьному хозяйству, ученики делали сами. Сами рубили дрова, носили воду, мыли полы, рубили капусту, летом работали на школьной ферме и на опытных полях. Труд в школе был в большом почёте.

УЧЕНИКИ ЯКОВЛЕВА

К 1875 году число выпускников Симбирской чувашской школы составило 25 человек. В 1879 году состоялся первый выпуск воспитанников со званием учителя. С 1868 по 1919 год школу окончили 598 человек. На женских педагогических курсах, закрывшихся в 1918 году, всего было подготовлено 276 учительниц. Женское отделение училища с 1878 по 1918 год окончили 505 девочек. С учётом этого общее количество окончивших школу составляло 1379 человек. В советские годы школа преобразовывалась в семинарию, курсы, институт, техникум и просуществовала до 1956 года как Ульяновское чувашское педагогическое училище имени И.Я. Яковлева.

Женское отделение училища с 1878 по 1918 год окончили 505 девочек

Среди выпускников Симбирской чувашской школы — деятели образования, литературы и искусства, священнослужители, общественные, военные и государственные деятели, организаторы народного хозяйства, учёные. Питомцы школы сыграли неоценимую роль в зарождении и развитии чувашской национальной профессиональной музыки, изобразительного искусства, театра и кино, литературы, языкознания.

В этой школе образовалась "могучая кучка" чувашской литературы и искусства: писатели К.В. Иванов, Д.П. Юман, М.Д. Трубина, композиторы Ф.П. Павлов, С.М. Максимов, певица К.Н. Эсиванова. Получили образование основатель чувашского театра и кино, народный артист ЧАССР И.С. Максимов-Кошкинский, лауреат Ленинской и Государственной премий, доктор химических наук И.И. Корнилов, доктора филологических наук В.Г. Егоров, С.П. Горский, доктор педагогических наук П.О. Афанасьев и многие другие. На виртуальной выставке "Симбирская чувашская учительская школа" в Национальной библиотеке республики представлены имена выпускников школы:

Известные выпускники

— писатель Михаил Акимов-Аруй (1895–1972),
— языковед Семен Горский (1897–1975),
— тюрколог Василий Егоров (1880–1974),
— писатель-переводчик Аркадий Золотов (Арис) (1901–1942),
— классик чувашской поэзии Константин Иванов (1890–1915),
— государственный деятель Тимофей Кривов (1886–1966),
— писатель Степан Лашман (1895–1986),
— композитор Григорий Лисков (1890–1963),
— драматург, режиссёр Иоаким Максимов-Кошкинский (1893–1975),
— математик Павел Миронов (1861–1921),
— поэт Василий Митта (1908–1957),
— математик, этнограф Никифор Охотников (1860–1892),
— организатор музыкального образования Фёдор Павлов (1892–1931),
— музеевед Михаил Петров (Тинехпи) (1877–1938),
— этнограф Константин Прокопьев (1872–1938),
— этнограф Алексей Рекеев (1848–1932),
— исследователь чувашского языка Фёдор Тимофеев (1887–1941),
— писатель Марфа Трубина (1888–1956),
— поэт Яков Ухсай (1911–1986),
— писатель Николай Шубоссинни (1889–1942),
— общественный деятель Даниил Эльмень (1885–1932)

Список этот совсем неполный. Сюда следует добавить имена "приносивших много хлопот" Яковлеву своими статьями Дмитрия Юмана, Гавриила Алюнова, Агафьи Гавриловой, а также языковеда Тимофея Матвеева, философа Гурия Комиссарова-Вандера, поэтов Тимофея Таэра и Васся Анисси, художников Алексея Кокеля, Ивана Трофимова, музыкантов и певцов Петра Пазухина, Тимофея Парамонова, Анны Токсиной, Ивана Васильева, Анны Казаковой, педагогов Андрея Туринге, Петра Афанасьева, Марины Максимовой, Тимофея Малышева, Александры Николаевой (Александровой), Анны Солодовниковой, Петра Ефремова.

Герои Советского Союза (Н.В. Соколов и др.), Герои социалистического труда (Т.С. Кривов и др.), военачальники и генералы всё ещё не учтены. Яковлевоведение до сих сильно хромает. Труды Яковлева издаются в купюрах. Спорят вокруг личности просветителя и его методов воспитания, перечисляются его мнимые грехи. Ошибка повторяется за ошибкой. На виртуальной выставке, например, к списку "птенцов гнезда Яковлева" ошибочно причислен народный поэт Чувашии Яков Ухсай, который был преподавателем Ульяновского педучилища.

Почти каждый из воспитанников школы был творческой копией учителя и наставника Ивана Яковлева. Педагог, учёный, организатор просвещения, обладатель премии французской Академии наук Павел Миронов — известный чувашский математик, автор учебников. Работал учителем математики, учителем-инспектором 1-го Уфимского городского четырёхклассного училища, инспектором народных училищ в городе Уральске, членом Уфимского уездного училищного совета, принимал участие в работе чувашских общественно-культурных центров, был первым руководителем Приуральского чувашского педагогического техникума. Это удивительно разносторонне одарённый человек: как учёный-математик работал в области теории чисел, как музыкант знаменит своей обработкой чувашских народных песен для хора, как ботаник занимался исследованием флоры Оренбургского края и составил богатый гербарий и коллекции бабочек и жуков, увлекался садоводством и пчеловодством. Награждён орденами Св. Станислава II и III степеней, Св. Анны II и III степеней, медалью в память царя-императора Александра III.

Уникальный феномен — поэт, композитор, драматург, дирижёр, фольклорист, певец, артист, судья, инспектор чувашских школ, деятель культуры и просвещения, организатор музыкального образования и Чувашского национального хора Фёдор Павлов. Его имя сегодня носит Чебоксарское музыкальное училище. А вот друг Павлова и Пазухина музыкант и дирижёр Тимофей Малышев всю свою профессиональную жизнь провёл в маленькой школе села Анат-Киняры под Чебоксарами, и при этом он автор учебников по чувашскому и русскому языкам, по музыке и сурдопедагогике. Такие яковлевцы были по всему чувашскому краю.

Государственный и общественно-политический деятель, организатор Чувашской автономной области, журналист, поэт, переводчик Даниил Эльмень был выгнан из учительской школы вместе со всем его революционным классом. Отслужив в армии, он вернулся в родные края и стал работать в Симбирской чувашской школе в комиссии по переводу и изданию книг. Под покровительством И.Я. Яковлева Эльмень со своими одноклассниками, известными поэтами Константином Ивановым и Николаем Шубоссинни, создал ряд поэтических произведений, переводил литературу разных политических направлений.

РАССАДНИК СЕПАРАТИЗМА И НАЦИОНАЛИЗМА?

Яковлев мечтал, чтобы его воспитанники были полезными для народа. Он считал, что это возможно лишь в том случае, если "сами они будут обладать крепкими и действительно нужными для народа знаниями, если свои знания и вместе свою культуру они будут уметь передавать народу верными и целесообразными методическими приёмами, если они будут смотреть на своё дело не как на средство существования, а как на святое служение, как на подвиг всей своей жизни, если в деятельности своей они будут стремиться не к тому лишь, чтобы выполнить программу, а к тому, чтобы одушевить программу, заполнить её духом высшего сознания и глубочайшего смысла".

Просветительская и педагогическая деятельность Ивана Яковлева ретроградами принималась в штыки. Последние годы работы Яковлева в Симбирской школе омрачились противостоянием с Чувашским национальным обществом, активисты которого с лета 1917 года пытались отстранить Ивана Яковлевича от руководства школой. К прискорбию, в числе противников оказался его одарённый ученик Гавриил Алюнов, эсер и особый уполномоченный Комуча. Ярые большевики из губернского комитета тоже ополчились на Яковлева — он находился под следствием по обвинению в контрреволюционной деятельности. Известно, что Яковлев приветствовал падение монархии и участвовал в переводе на чувашский язык Конституции РСФСР.

Величайшая трагедия пришлась на голову Ивана Яковлевича в 1922 году, когда он был вынужден покинуть Симбирск и переехать к сыну на станцию Елизаветино близ Петрограда, а затем к дочери в Москву. Со своей школой, ставшей легендарной на многие десятилетия вперёд, он попрощался с горьким сожалением. Вместе с её основателем школу покинули атмосфера первого национального университета, дух святого служения делу и вера в подвиг во имя народа. С закрытием педучилища и вовсе упал подвижнический дух ульяновских чувашей.

В настоящее время в зданиях Симбирской чувашской учительской школы располагаются Ульяновское училище культуры, храм во имя Сошествия Святого Духа на апостолов и музей "Симбирская чувашская школа. Квартира И.Я. Яковлева".

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG