Ссылки для упрощенного доступа

Площадь Тысячелетия не собрала и тысячи


В Казани в воскресенье, 9 декабря, прошел первый за последние годы протестный митинг, объединивший экологов, татарских активистов, дольщиков, вкладчиков и жителей аварийных домов. Несмотря на количество тем, митинг оказался немногочисленным — в нем, по подсчетам журналистов "Idel.Реалии", приняли участие не более 500 человек. А к концу акции организаторы и вовсе переругались.

В последние годы на площади Тысячелетия в Казани собирались разве что представители профсоюзов и единороссы — власти города без особых препятствий разрешали бюджетникам митинговать. Лишь в далеком 2011 году площадь заняли те, кто по итогам думских выборов вышли на митинг за честные выборы. С тех пор власти — как казанские, так и республиканские — закрыли площадку у Центрального стадиона для всех, кто хочет сказать "нет": мусоросжигательному заводу, пенсионной реформе или узурпации власти.

Несмотря на то, что власти Казани "закрыли" центр города для любой оппозиции, в этот раз они изменили себе и разрешили провести митинг под стенами казанского Кремля. Организаторы заявили сразу девять тем: от строительства мусоросжигательного завода (МСЗ) и татарского языка — до пенсионной реформы, проблем дольщиков и вкладчиков татарстанских банков, прав незаконно осужденных.

Согласование митинга не помешало казанским властям оказать давление на непосредственного заявителя акции — Равиля Мухаметзянова. Еще 27 ноября его задержали в отделе полиции "Вишневский". Там в отношении активиста составили протокол об административном правонарушении по ч.2 ст.20.2 КоАП РФ за то, что на митинге 30 августа он якобы изменил цель заявленного публичного мероприятия. Активиста оставили на ночь в отделе полиции. На следующий день Вахитовский районный суд Казани не смог рассмотреть дело Мухаметзянова, поскольку он является членом участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса. Согласно закону, для привлечения его к ответственности необходимо согласие прокурора РТ, которого на тот момент еще не было. 6 декабря суд продолжился, но судья Дамир Гадыршин был вынужден вновь отложить рассмотрение дела: привлеченный к участию в процессе переводчик с татарского языка не справилась со своей обязанностью. Сам Равиль Мухаметзянов в пятницу заявил, что его "преследуют силы, которые хотят уничтожить государство Татарстан, его Конституцию".

За 40 минут до начала митинга огороженная площадка пустует. Власти города и полицейские выделили митингующим территорию, непосредственно прилегающую к Центральному стадиону — ближе к цирку. В уведомлении о проведении акции организаторы указали, что в ней примет участие до 300 человек, однако площадка явно рассчитана на большее количество потенциальных участников.

Дежурившие на входе полицейские (один из которых владеет татарским языком) внимательно проверяют все плакаты участников акции, после чего пропускают их на площадь. Начало митинга задерживается. Сцены как таковой нет — ее заменяют три деревянных паллета. Акция еще не стартовала, однако первые конфликты уже начались. Один из полицейских подошел к группе обманутых дольщиков и потребовал у них убрать плакаты, поскольку они не соответствуют теме заявленного митинга.

— Вы в хоромах живете, а мы без квартиры остаемся! — кричит на полицейского дольщица из ЖКХ МЧС. — Бессовестные! Выбираем депутатов — за что? Чтобы мы так стояли?

— А вы чего пришли-то? Налоги платим, господин полковник, вы на них зарплату получаете! — вступает в диалог пожилой мужчина.

— Идите отсюда! Бессовестные!

— У себя порядок наводи, у себя, жулье!

Полицейский решает не вступать в диалог и уходит.

— Мы недовольны, что полиция требует убрать плакаты. Полицейские живут за счет нас! Нормальный человек стоит — какая это свобода? Это унижение! А милиция для чего — чтобы жуликов ловить, а не чтобы нормальных людей сажали, — объясняет журналисту "Idel.Реалии" один из участников митинга, представившийся Алмазом.

На площади с десяток сотрудников Центра "Э" в штатском. Ближе к 13:15 митинг все-таки начинается. Первым выступает активист "Открытой России" Дмитрий Егоров, который заявляет, что "сегодня нарушения прав человека в России носят повседневный характер".

— Наши права ущемляются сегодня в каждой сфере. Нет ни одной сферы, ни одного института, чтобы там не нарушались права человека. Нам нужно понять одно: есть общие проблемы, которые коснутся каждого вне зависимости от его политических и иных взглядов — это произвол судов, чиновников, силовых структур, фальсификация уголовных дел, пытки, мусоросжигательный завод и другие вреднейшие предприятия. Нам нужно научиться действовать сообща. Нам нужно совместно достигать соблюдения наших прав, — говорит Егоров.

Вера Керпель, активистка против строительства МСЗ, сравнивает проблему строительства завода с татарским языком, который "в 90-х годах сделали обязательным для обучения, вложили много сил и денег, но сделали это плохо".

— Сейчас нам предлагают потратить большие деньги и построить совершенно не эффективное предприятие, от которого мы все будем страдать. Чтобы этого не произошло, мы должны показать, что есть другой путь. Если построить завод, будем страдать мы все! — констатирует Керпель.

В этот же момент на другой стороне площади (там расположились активисты с плакатами против строительства МСЗ и дольщики) разгорается конфликт между участниками митинга и полицейскими. Один из сотрудников просил свернуть часть плаката "Инвестор, иди на ЙУХ со своим МСЗ!". Одна из активисток осталась недовольна таким требованием.

— Здесь нормальный митинг. Вы попросили закрыть [слово], мы закрыли, — говорит она сотруднице полиции.

— Не я к вам пришла, а вы сюда пришли, успокойтесь, — отвечает она.

— Я спокойна!

— Что вы сейчас возникаете?

— Что за слово такое "возникаете"?

В диалог вмешивается старший по званию и отводит коллегу от протестующих. Через несколько минут ситуация нормализуется. Однако у входа на площадку с полицейскими спорят уже жители аварийных домов, которых не пускают на митинг с плакатами. Стражи порядка заявляют, что тема аварийщиков не согласована с исполкомом города (что правда). "А для чего нас тогда сюда пригласили?" — возмущается одна из активисток. В результате этого часть аварийщиков так и не попадет на акцию.

Председатель президиума Всетатарского общественного центра (ВТОЦ) Фарит Закиев на митинге выступает в защиту татарского языка. По его словам, "обрусевших татар сейчас больше, чем татар, способных читать по-татарски".

— Ассимиляция усиливается. Можно ли спасти татарский народ от исчезновения? Если будем вместе — можно. 30 лет назад, когда образовывалось татарское национальное движение, стало понятно, что высшее образование на татарском языке поможет спасти татар. В 1994 году Верховный Совет Татарстана принял решение о том, что нужен Татарский национальный университет. Но он так и не был открыт. Национальный университет — одна из самых актуальных проблем. Требуем от Минниханова, Мухаметшина, Песошина открыть в 2019 году Татарский национальный университет, — заявляет с импровизированной сцены Закиев и добавляет, что татарский язык "должен использоваться в госучреждениях, согласно Конституции РТ".

"Госсовет не смог, президент не смог. В Казани правит только один государственный язык — русский. В Казанской Думе теперь даже синхронного перевода на татарский нет. То есть администрация Казани не входит в состав Татарстана. Там всё на русском. Они не признают татарский", — завершает выступление Фарит Закиев.

К журналисту "Idel.Реалии" подходит заместитель председателя ВТОЦ Галишан Нуриахмет и говорит, что на входе сотрудники прокуратуры пытались вручить ему предостережение по итогам митинга, состоявшегося 30 августа. Сотрудники надзорного ведомства, по словам Нуриахмета, считают, что он изменил цель акции. В предостережении указано, что оно выписано на имя Галишана Нуриахметова. По этой причине зампред ВТОЦ предлагает сотрудникам прокуратуру поискать именно Нуриахметова.

Тем временем выступления на митинге продолжаются. Отец ребенка-инвалида Юрий Никишин напоминает, что "лица, осуществляющие уход за инвалидом, получают оплату ниже прожиточного минимума и МРОТ". "Мы вынуждены выходить и требовать от руководства нашей страны исполнения требований Конституции и международного права", — говорит Никишин.

Мать двоих детей-инвалидов Жанна Халтурина констатирует, что "оплачиваемой пенсии совершенно не хватает". Она напоминает, что не так давно в Тольятти мать и ее ребенок-инвалид "сбросились с высотки, потому что не могли больше так жить". "Я прошу Рустама Минниханова обратить внимание на эту проблему и помочь учредить региональную доплату", — резюмирует Халтурина.

Активистка движения "Волга и народ против" Гульнара Гилязова напоминает о засыпке Волги.

— Мы предлагали открыть клинику Кащенко, чтоб поместить туда тысячи свидетелей этого варварского намыва, потому что нам говорят, что его не было, несмотря на все документы. Природа перед маразмом бессильна, — констатирует Гилязова.

Лидер Ассоциации незаконно осужденных РТ Надежда Шакирова подчеркивает, что "те, кто должен защищать наши права, стали структурой, которая по заказу может спокойно возбуждать уголовные дела, не имея доказательств".

— Доказательства вины и невиновности в сегодняшних реалиях никого не интересуют. Нет ни одного человека, который мог бы сказать, что застрахован от незаконного уголовного преследования, — говорит Шакирова.

Жительница аварийного дома из Зеленодольска Дания Перминова вспоминает, что "в один день в 2011 году задним числом полгорода признали аварийным". По ее словам, их "незаконно лишили единственного жилья", в результате чего они стали "бомжами".

— Сейчас через суд нас уже выселили на улицу, мы ждем судебных приставов. Спасибо Татарстану за прекрасную программу переселения из аварийного жилья, — саркастично заявляет Перминова.

Людей на площади становится все меньше, а ситуация на импровизированной сцене — все напряженнее. Во время выступления вкладчика обанкротившихся татарстанских банков организатор акции Равиль Мухаметзянов силой пытался выпроводить мужчину, поскольку проблемы вкладчиков не было среди заявленных тем митинга. Активисту все-таки дают договорить. На сцену поднимается татарская поэтесса Нажиба Сафина. Ведущий митинга Антон Голубков продолжает спорить с Равилем Мухаметзяновым, Сафина на татарском языке зачитывает стихотворение, а оставшиеся участники акции кричат "Азатлык" (свобода — тат.яз). Следом в защиту государственного статуса татарского языка выступает Галишан Нуриахмет — организаторы акции продолжают ругаться.

Успокоить пришедших пытается координатор казанского штаба Алексея Навального Эльвира Дмитриева. Она напоминает, что участники сегодняшнего митинга не могут "добиться своих прав ни в суде, ни в местных органах власти".

— Невозможно получить какое-то решение, если ты судишься против власти! Власть купила все суды, и добиться положительного решения невозможно. Власть совершенно разучилась разговаривать с людьми — они не хотят их слышать и не понимают, что у них есть проблемы. Одна из тем митинга — это экология. Уже несколько недель в Казани невозможно дышать — кто за это отвечает? В Казани есть мэр, которого мы, конечно, не выбирали. Он отчитывается только перед руководством республики. Когда горожанам нечем дышать, почему мэр не высказывается и не объясняет, что происходит? Метшин молчит! Надо объединяться и требовать соблюдения наших прав, — говорит Дмитриева.

Руслан Зинатуллин
Руслан Зинатуллин

Глава татарстанского отделения партии "Яблоко" Руслан Зинатуллин призывает лидеров протестных групп участвовать в предстоящих в следующем году выборах в Госсовет республики. "Мы должны менять эту власть, менять ее законным путем. Депутаты должны быть, действительно, народными, а не как сейчас", — заявляет Зинатуллин.

Активистка против строительства МСЗ Ирина Никифорова под занавес митинга проводит розыгрыш экологических сумок. Активисты раздавали участникам акции "номерки" — по результатам подсчета Никифорова сообщает, что в мероприятии участвовали по меньшей мере 720 человек. По подсчетам журналиста "Idel.Реалии" — не более 500.

В резолюции митинга его участники потребовали отказаться от строительства МСЗ, "начать работу по созданию Татарского национального университета", а также отменить повышение пенсионного возраста.

Оставшиеся участники митинга уходят с площади. Сотрудники полиции, дежурившие на митинге, улыбаются и смеются.

Объединиться сегодня не удалось.

Против чего протестуют татарстанцы?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:06 0:00

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (104)

XS
SM
MD
LG