Ссылки для упрощенного доступа

Секретный язык бабушек: как удмурты в Германии сохраняют родную речь


Как передать свой родной язык детям, живя за границей? Мы собрали истории пяти удмуртских женщин. Все они живут в Германии.

СЕКРЕТНИЧАЕМ НА УДМУРТСКОМ

"Вакчияк ачим сярысь. Мон Ольга Игнатьева. Кытын но мар карисько? Мон али Нюрнберг карын улӥсько". B переводе c удмуртского это означает: "Вкратце о себе. Меня зовут Ольга Игнатьева. Где я и чем занимаюсь? Я живу в Германии, в городе Нюрнберг".

Так начинается блог Ольги Игнатьевой, который она ведет на удмуртском языке, описывая жизнь своей семьи в Германии.

Ольга родом из Удмуртии, деревни Кузебаево Алнашского района, cейчас живет со своей семьей в Нюрнберге. Она окончила финно-угорскоe отделениe yдмуртскoгo государственнoгo университетa, где учила и венгерский язык. После университета была аспирантура в будапештском унивеpситете имени Этвеша Лоранта. В 2011 году Ольга защитила диссертацию. В 2010 переехала в Гермaнию, а в 2018 году стала эрготерапевтом. Mуж Ольги из Венгрии, у них две дочки: Эмилии семь лет, Валерии — шесть.

— Блог я веду для себя и для моей семьи, которая живет в Удмуртии и в Татарстане (там живет моя родная старшая сестра). Идея блога родилась из необходимости архивировать интересные события в жизни моих детей. В нём очень быстро и просто найти год, месяц и т.д. Каждый год я делаю интервью с девочками, потом интересно будет сравнить, что они отвечали в прошлые годы.

Ольга выросла в деревне, где все говорили по-удмуртски. Русский она выучила позже, в 4-5 лет от обрусевших родственников:

— Да, в деревне все у нас общались на удмуртском, в школе учились еще и татары, из соседней татарской деревни — они тоже прекрасно говорили по-удмуртски. Но им необязательно было посещать удмуртский язык и удмуртскую литературу. А татарского языка у них не было.

Главный в семье Ольги — венгерский язык. Он общий для всех, далее идёт немецкий. Ну а потом — удмуртский. Дети друг с другом говорят, в основном, на венгерском языке. Первыми языками девочек были венгерский и удмуртский.

Они начинают понимать, что только удмуртский является нашим секретным языком

— Сейчас удмуртская лексика страдает, он идёт на бытовом уровне. Но дети всё понимают по-удмуртски, в Удмуртии переходят на удмуртский, со мной стараются на удмуртском общаться. Они начинают понимать, что только удмуртский является нашим секретным языком. Муж удмуртский понимает, но не говорит. Скорее, улавливает общий смысл и догадывается, о чём речь. Удмуртский и венгерский похожи — это одна языковая группа финно-угорских языков. Но тем не менее, удмурт и венгр не поймут друг друга.

Практикуют удмуртский Ольга с дочками по скайпу с сестрой Ольги и с тётей.

— Из родных, к сожалению, [осталась] только сестра, с которой мы каждый день общаемся. Папа умер в этом году, с ним тоже каждый день общались. А так в Германии ещё две мои подруги-знакомые живут, но с ними ни разу вживую не встречались: далеко живем друг от друга.

Если я в споре перешла на удмуртский, это знак, что спор становится серьёзным

Девочкам важно, когда язык используется. Они видят, что на нём на самом деле можно общаться, и важность его понимают, как мне кажется. Они точно знают, вернее, чувствуют: если они обратятся ко мне на удмуртском, то любая просьба будет выполнена, — смеётся Ольга. — А когда, просыпаясь ночью, они ко мне на удмуртском обращаются, мне самой приходится удивляться. Сама я очень легко с ними могу перейти на венгерский — например, ругаюсь с ними на венгерском. Ну а если я в споре перешла на удмуртский, то это знак того, что спор становится серьёзным...

Читаем удмуртские детские книжки, буквы пока не учим. Эмилия ходит в начальную школу, Валерия — в детский сад рядом с домом. Валерия вводит в ступор воспитателей, когда говорит, что еще и удмуртский знает. Все думают, что у нас в семье на русском и венгерском говорят.

Дочки Ольги уже много раз бывали в Удмуртии:

— Девочки очень любят летать со мной на мою Родину. Они уже знакомы с моей деревней и моим родным домом, часто упоминают о времени, проведённом там. Мы каждое лето летаем в Удмуртию на месяц. Эмилия вообще летает с шести месяцев. Самолёт — её первый общественный транспорт. Ну и спасибо мужу, что и с нами летал, и нас отпускал. Он поддерживает во всем меня. Он вообще-то и на курсы удмуртского ходил.

Эмилии был всего год и один месяц, когда родилась Валерия. Она спросила меня, а на каком языке ей с сестренкой разговаривать, ведь есть мамин язык и папин язык... В итоге у них свой язык был.

Русский в жизни девочек тоже присутствует:

— Когда они живут месяц в удмуртской деревне, смотрят русское ТВ — и могут перейти на русский. Но мы быстро улетаем назад в Германию... В Нюрнберг мы переехали в августе этого года, в район Лангвассер. Там много русскоязычных, часто слышен на улице и в магазинах русский язык. В школе тоже много русскоязычных детей. Эмилия уже задала мне вопрос, почему я их и русскому не научила. Но ещё ничего не потеряно.

От удмуртского языка никуда не сбежать просто

Мы вообще — очень активная и открытая семья, дома не сидим. Недалеко от нас "Haus der Heimat", что-то вроде дома культуры — мы туда на курсы ходим: рисование, гитара, подготовка к школе. Eщё у нас есть хоккей. Им занимаются мои девочки. На коньки я девчонок поставила рано: каток был близко от их садика и от работы мужа. Сначала фигурным катанием занимались, но там было скучно. А потом я подумала: а почему бы не хоккей? Это — командный спорт, что важно для школы, ну и вообще в жизни. Задания тренера дисциплинируют, развивается ловкость и чувство команды. Им нравится сейчас очень. Занимаются уже второй год. В общем, мы — простая семья. Ничего особенного. А от удмуртского языка никуда не сбежать просто.

"БОЛЬШИНСТВО УТРАТИЛО СВОЙ ЯЗЫК ЕЩЁ ТАМ"

Елена С. живёт со свoей семьей в Мюнхене, у неё дочки-близняшки, им восемь лет. В семье говорят на русском и немецком.

За две недели они удмуртский всё равно не выучат

— Удмуртский я своим девочкам не передаю, так как сама не знаю как следует. Выучили песенку, пару слов. Но если честно, у детей есть желание выучить, чтобы понимать бабушкин секретный язык. Bроде удмурты здесь не передают язык... По крайней мере, я никого не знаю. Мне кажется, большинство живущих тут из республик России утратили свой язык еще там, так что передавать остается только русский. На родину, конечно, ездим. Но там всё — по-русски. Бабушка не говорит с ними на удмуртском. Так, пару слов, если попросят.

—​ А бабушка знает удмуртский?

— Да, конечно. Сейчас бабушка в Ижевске живет. Я выросла в русской деревне, поэтому тоже не говорю, но понимаю.

—​ А почему бабушка не говорит с внучками на удмуртском?

— Ну они и так уже на двух языках говорят — русский и немецкий. Они видят бабушку раз в год. За две недели они удмуртский всё равно не выучат. Я же не говорю на языке.

—​ Tы как-то будешь поддерживать их стремление выучить секретный бабушкин язык?

— Не думаю, у нас в приоритете — немецкий и русский.

КАК ПАССИВНЫЙ УДМУРТСКИЙ СТАЛ АКТИВНЫМ

Mарина Вернке живёт в Берлине, родом — из Татарстанa.

— Я из-под Казани и один из моих родных языков — удмуртский. Вот только позавчера думала, как жаль, что язык я уже, похоже, никому не передам. А вот родители мои смогли. И даже количество людей, с которыми я сама общаюсь на этом языке, уменьшается неумолимо. Каждый день говорю с папой. Два-три раза в год — с двоюродными сестрами и братом. И всё.

А вот дочь моя на нём уже не говорит. Тут бы хоть русский нормально передать.

У родителей хватило смелости "закинуть" меня в пять лет к бабушке, которая на татарском и русском не говорила

Почему у моих родителей получилось передать мне язык? Там была другая немного ситуация: было больше людей вокруг, которые говорили на удмуртском. И сами родители, и бабушки, и родственники. Хотя тоже были сложности, так как росла я сразу в трёхъязычной среде —татарской, русской и удмуртской. У моих родителей хватило смелости и мудрости "закинуть" меня в пять лет на месяц к бабушке, которая на татарском и русском не говорила. Таким образом мой "пассивный" удмуртский стал активным. Я заговорила. И больше уже не переставала. С дочкой моей уже сложно. Я не могу ей передать в одном моём лице эти три языка. Она слышит, как я говорю с моим папой. Что-то понимает. Но не говорит. Больший акцент мы сделали на русский.

СЕДЬМОЙ ЯЗЫК —​ ЛИШНИЙ?

Любовь Васлис — родом из села Вавож Удмуртской Республики. Сейчас живёт недалеко от Штутгарта, в городе Ройтлинген, земля Баден-Вюртемберг. В Германии с 2002 года.

— Я — удмуртка. Живу в Германии, и дети, конечно же, не говорят на удмуртском, но слышат эту речь иногда. Иногда с мамой по телефону разговариваю на удмуртском, но мне уже очень тяжело на нём говорить. Хотя я ребенком только на удмуртском говорила, даже читать умела. Раз в год мои дети слышат речь, но не всё понимают. Младшая иногда повторяет и вставляет правильно удмуртские слова в русскую речь.

Младшая в отпуске от бабушки нахваталась удмуртских слов и потом вставляла их в речь

Я не говорила со своими детьми на удмуртском. Сама не знаю, почему. У меня ещё и муж — грек, так что мы дома только на немецком общаемся, когда все вместе. Русский дети понимают, могут говорить, но не очень хорошо. Старшая умеет читать на русском. Младшая вот в отпуске от бабушки нахваталась удмуртских слов и потом вставляла их в речь. Но на том и закончилось.

Важно ли, живя в Германии, передавать детям редкие родные языки? Вот даже не знаю. Конечно, было бы неплохо. Но у моих и так столько языков. Немецкий, русский, греческий, а в школе учат английский, французский, и у старшей с этого года — уже испанский. Я думаю, что ещё и удмуртский был бы сейчас лишним. Нужно было с детства на удмуртском разговаривать. Язык удмуртский — непростой.

"ВЫ НАВЕРНЯКА ЗНАЕТЕ, КАКАЯ У НАС ЯЗЫКОВАЯ ПОЛИТИКА"

Юлия Шеффер родом из Удмуртии, сейчас живет в Берлине.

— Я и мама моя — удмуртки (папа — нет), но я сама на удмуртском не говорю. Иногда только употребляю некоторые слова в речи, обращаясь к ребенку. Ну и акцент своеобразный есть у меня, иногда больше, иногда — меньше выражен.

Удмурты по сравнению с татарами мало пекутся о сохранении языка

Моя мама со мной на удмуртском не говорила. Она сама начала говорить на нём в довольно зрелом возрасте (50+). Говорит, раньше бабушку стеснялась, та её всё время критиковала. Да и вы наверняка знаете о том, какая у нас языковая политика. Вернее, её отсутствие. Удмурты по сравнению с татарами, например, мало пекутся о сохранении языка.

Во многих семьях считается, что это — язык бабушек, детям он не пригодится.

Во времена моего детства над детьми, говорившими на удмуртском, в школе смеялись. Сейчас, может быть, тоже, не знаю.

У детей часто бывает своеобразный акцент на русском, если они на удмуртском говорят как на родном.

Моя подруга училась в сельской гимназии в "русском" классе, и они смеялись над параллельным "удмуртским" классом, хотя сами тоже в основной массе удмурты были. Подруга тоже живет в Германии и не говорит сама на удмуртском, но у неё мама говорит на удмуртском активно, не как моя.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (16)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG