Ссылки для упрощенного доступа

Случаи заболеваемости раком печени и поджелудочной железы в ПФО недоучитываются


Каким показателям в российской онкологической статистике можно верить, а каким нет? По каким локализациям злокачественных новообразований расхождения официальных и реальных данных особенно очевидны? "Idel.Реалии" проанализировали проблемную статью доктора медицинских наук Вахтанга Мерабишвили и сравнили опубликованные данные по четырем видам онкозаболеваний в регионах Приволжского федерального округа.

В 2018 году в междисциплинарном научном и прикладном журнале "Биосфера" была опубликована статья руководителя отдела организации противораковой борьбы НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова (Санкт-Петербург) Вахтанга Мерабишвили "Приоритетные задачи совершенствования онкологической статистики в России". В статье доктор медицинских наук, профессор, руководитель Популяционного ракового регистра (ПРР) Санкт-Петербурга указывает на серьезные недостатки в онкологической статистике России.

Сравнивая официальные данные государственной отчетности с показателями из баз данных восьми ПРР (которые подготовлены к включению в очередной том Международного агентства по изучению рака "Рак на пяти континентах"), профессор объясняет, почему нельзя доверять шести аналитическим показателям. Эти показатели — удельный вес ранних стадий заболеваемости злокачественными новообразованиями (ЗНО), показатель запущенности (IV стадия), одногодичная летальность, контингенты онкологических больных, контингенты онкологических больных, состоящих на учете пять лет и более, показатель активно выявленных больных.

Сбор данных о деятельности онкослужбы, например, в 2015 году включает неполный 2015 год плюс "хвосты" за предыдущий год

Расхождения между отчетными и реальными данными, как считает Мерабишвили, обусловлены спешкой при обобщении данных о заболевших (по международным стандартам статистические материалы по ЗНО за отчетный год публикуются не ранее чем через два года — этому предшествует длительный период проверки и анализа данных), спецификой российской системы учета ЗНО (когда сбор данных о деятельности онкослужбы, например, в 2015 году включает неполный 2015 год плюс "хвосты" за предыдущий год, не вошедшие в отчет за 2014 год), административным давлением, а также отсутствием у врачей доступа к данным о больных, невозможностью прослеживания их судеб.

Так, по официальным данным, пишет профессор, удельный вес ранних стадий по раку желудка в среднем по России составляет 31,9%, по некоторым территориям — более 40%, по раку легкого — 27,3% в среднем в России, а на ряде территорий — более 30 и даже 40%, в то время как реальные, исчисленные на основе баз данных ПРР, показатели не превышает 10%. Больные с установленной стадией I заболевания рака желудка погибают в течение пяти лет в 25-40% случаев, со стадией II — в 65-70%.

"Совсем плохо, — отмечает автор, — с этими данным по раку печени: в среднем по России удельный вес стадий I и II равен 9,8%, в Липецкой области — 25,8, в Рязанской — 28, в Северной Осетии — 37,5%. Реально должно быть 0%". Практически все больные в любой стадии заболевания, пишет Мерабишвили, в 80-90% случаев погибают в первый год наблюдения. Такая же закономерность, по его данным, прослеживается и в случае рака поджелудочной железы.

Аналогично, сравнивая данные официальной статистики и данные из баз данных ПРР, профессор приходит к выводу, что везде в России удельный вес умерших в первый год наблюдения (одногодичная летальность) существенно выше аналитических данных государственной отчетности.

Официальные данные о контингентах онкологических больных и контингентах онкобольных, состоящих на учете пять лет и более, по мнению ученого, искажены из-за невозможности проследить судьбу больных ЗНО, состоящих на учете. Причем среди последней группы, считает он, аналитические параметры наиболее искажены.

"Так, например, на ряде административных территорий контингенты больных, состоящих под наблюдением 5 лет и более, составляют по раку желудка (С-16) более 65% (при 5-летней относительной выживаемости больных (Eurocare 4,5) — 25%); — перечисляет автор, — по раку печени (С-22) — более 40 и 50% (при 5-летней выживаемости больных (Eurocare 4,5) — 8-9%); по раку поджелудочной железы — более 40 и до 50% (Eurocare 4,5 — 5,0%); по раку легкого — 40-50% (Eurocare 4,5 — 12-13%) и т.д.".

КАКИМ ПОКАЗАТЕЛЯМ ВЕРИТЬ

При оценке деятельности онкологической службы Вахтанг Мерабишвили предлагает опираться на показатели заболеваемости, смертности, индекс достоверности учета (ИДУ) — отношение числа умерших к числу случаев первичных больных, учтенных в календарный год.

"По данным США величина ИДУ у них составляет 0,2, в Европе 0,5, по последним данным в России — тоже 0,5, но имеются существенные колебания по регионам", — отмечает автор.

Мерабишвили считает более-менее удовлетворительным величину ИДУ в пределах 0,7, но не в целом для всех ЗНО, а для опухолей с высоким уровнем летальности. Показатели выше данной величины свидетельствуют о недоучете первичных больных, что характерно для многих регионов.

"В 2016 г. в России ИДУ по ряду локализаций был выше 1,0. Так обстоит дело для рака легкого на 7 территориях (плюс выше 0,9 на 17 территориях). Для рака желудка — на 3 территориях (Карачаево-Черкесия — 1,1, Республика Адыгея — 1,03, Северная Осетия — 1,01) плюс выше 0,9 на 10 территориях. Для рака печени — на 49 территориях (плюс более 0,9 – 21 территория), для рака поджелудочной железы — на 52 территориях (на 18 территориях 0,9 и более). Только на 16 территориях величина ИДУ менее 0,9".

Впрочем, заниженный показатель ИДУ может свидетельствовать об искажениях в данных о смертности.

В Чечне по официальным данным практически никто не умирал

"Величина ИДУ несколько лет назад составляла для Чеченской республики 0,2 — замечательный показатель, — пишет Мерабишвили, — но это не были объективные данные, просто в Чечне по официально представляемым данным практически никто не умирал. Сейчас ИДУ равен 0,5".

Для получения более объективной картины профессор предлагает рассчитывать ИДУ по возрастно-половым группам, так как для разных полов и возрастов показатель может существенно отличаться.

Наиболее объективную оценку состояния онкологической службы, по мнению автора, представляют расчеты показателей выживаемости онкобольных, но при условии тщательного динамического наблюдения за онкологическими больными и соблюдения международных требований к проведению анализа данных.

Кроме того, профессор отмечает, что динамику смертности населения от ЗНО необходимо оценивать в стандартизованных показателях, устраняющих различия по возрастному составу населения сравниваемых групп населения и периодов наблюдения.

ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ, СМЕРТНОСТЬ И ИДУ В ПФО ЗА 2017 ГОД

Используя информацию из статьи Вахтанга Мерабишвили, мы решили провести сравнение показателей первичной заболеваемости, смертности и индекса достоверности учета в регионах Приволжского федерального округа в 2017 году по четырем видам рака.

А именно — раку желудка, легкого, печени и поджелудочной железы.

Мы использовали стандартизованные данные на 100 тысяч населения из сборника "Злокачественные новообразования в России в 2017 году" Московского научно-исследовательского онкологического института им. П.А. Герцена для сравнения заболеваемости и смертности в регионах, а для расчета ИДУ — абсолютные значения оттуда же.

Анализ показывает, что индекс достоверности учета по данным заболеваниям во многих регионах ПФО превышает величину, которую Мерабишвили считает допустимой. А это, вероятно, означает, что имеет место недоучет первичных больных.

Так, по раку желудка ИДУ в четырех регионах превышает 0,8 (в Кировской области, Пермском крае, Ульяновской области и Башкортостане), а ниже 0,7 — в пяти (в Нижегородской, Пензенской, Саратовской областях, республиках Мордовия и Чувашия), в остальных — между 0,7 и 0,8.

По раку легкого ИДУ превышает 0,9 в Марий Эл, 0,8 — в Пермском крае и Башкортостане, ниже 0,7 — в четырех субъектах федерации (Нижегородской, Пензенской, Саратовской областях и в Республике Мордовия), в остальных — между 0,7 и 0,8.

По раку печени и поджелудочной железы, как и писал Мерабишвили, ситуация хуже.

По раку печени величина ИДУ превышает 1,0 — в трех субъектах (Оренбургской, Ульяновской областях и Пермском крае), 0,9 — в восьми субъектах, ниже 0,9 — в Чувашии, ниже 0,8 — лишь в Удмуртии и Мордовии.

Наконец, по раку поджелудочной железы ИДУ превышает 1,0 в Пермском крае, Ульяновской области и Чувашии, еще в четырех регионах превышает 0,9 (в Кировской, Самарской, Оренбургской областях и Республике Башкортостан), ниже 0,8 — только в двух регионах (в Пензенской области и Мордовии), в остальных — между 0,8 и 0,9.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим то, о чем другие вынуждены молчать.​

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG