Ссылки для упрощенного доступа

"Вынос мозга" от "путинизма": какую правду рассказал Сурков?


Владимир Путин, Владислав Сурков. Фото 2007 года

Один из архитекторов нынешней политической системы Владислав Сурков разродился новой публикацией. Надо отметить, что бывший замглавы администрации президента, а ныне помощник Путина, нечасто радует своими памфлетами. На памяти больше вспоминается его свершения на литературном поприще.

Сурков пытается донести до "главного читателя" свою дезавуированную мысль — система, которую я создавал, вполне жизнеспособна, всё еще впереди, дайте мне возможность, и я дам новую искорку этому старому и заржавевшему механизму

Предыдущий раз (осенью 2018-го) главный редактор Russia Today Маргарита Симоньян публиковала в своем Telegram-канале его стихи. А несколько ранее — в 2017 году — под псевдонимом Натан Дубовицкий (который принято приписывать Владиславу Суркову) вышел роман "Ультранормальность". Но если от творчества поэта Владислава Суркова и писателя Натана Дубовицкого веет пессимизмом относительно будущего нынешней политической системы в России, то в своей последней статье, опубликованной в "Независимой газете", помощник президента РФ, наоборот, пытается донести нам обратное. И сложно сказать, где Сурков более искренен: когда он Владислав Юрьевич и пишет пространные трактаты, или когда он писатель и пишет о скором конце той системы, создателем он когда-то был.

Сразу скажем, текст осилит не каждый, точнее сказать, редко кто осилит главные смыслы этого послания миру. Мало того что он пестрит непереведёнными терминами, так еще и мысли Владислава Юрьевича уходят в какую-то прострацию, вылезти из дебрей которой порой нет ни сил, ни желания. В народе такое явление называют просто — "вынос мозга".

Писать тяжелым и малопонятным языком — это один из способов не только запутать своего неискушенного читателя, но и показать свое якобы интеллектуальное превосходство. Поэтому не стоит здесь искать каких-то глубоких смыслов. Понятно, что у такого рода писанины главный читатель один, к нему он, в первую очередь, и обращается. Про нынешнюю российскую политическую систему он пишет "Оформившееся в целом к середине нулевых [государство Россия] (то есть в качестве её автора Сурков признает сам себя), оно пока мало изучено, но его своеобразие и жизнеспособность очевидны". И Сурков в этом случае пытается донести до "главного читателя" свою дезавуированную мысль — система, которую я создавал, вполне жизнеспособна, всё еще впереди, дайте мне возможность, и я дам новую искорку этому старому и заржавевшему механизму.

У нас всё не как у людей и нам от этого хорошо. И не учите нас жить — нынешняя модель вечна!

В самом тексте, пожалуй, главное то, что впервые один из видных представителей правящей элиты в отношении нынешней политической системы в России употребляет термин "путинизм" и даже, более того, называет его "идеологией будущего". Т.е. теперь этот термин в полной мере легализован не только сторонниками оппозиции, но и самой властью. Одновременно это и попытка придать "путинизму" некую модельность, некий идеологический фундамент. Только вот вся попытка Суркова показать его уникальность умещается в двух словах — у нас всё не как у людей и нам от этого хорошо. И не учите нас жить — нынешняя модель вечна!

Это если в двух предложениях. А так, если копнуть глубже, то идеей о нашей якобы инаковости, непохожести на "гнилой запад" испокон веков пытались оправдать все главные политические пороки. Начиная с Екатерины II и вплоть до последнего императора Николая II.

Нашей инаковостью, народностью пытались оправдать такие явления как крепостное право, абсолютную монархию, отсутствие политических и религиозных свобод, тотальную цензуру

В этом алгоритме были лишь два небольших исключения: Александр I и Александр II. Первый попытался его изменить, но поддался самодержавному искушению, зарубив в конечном счете всё на корню и под конец жизни уйдя в какую-то православно-философскую прострацию (отсюда вообще родилась легенда о том, что он якобы не умер, а стал странствующий старцем). А Александр II и вовсе, начав необходимые административные реформы, не пошел на главный шаг — политическую перезагрузку, хотя бы в формате конституционной монархии. За это и погиб. А в перерывах между этим нашей инаковостью, народностью пытались оправдать такие явления как крепостное право, абсолютную монархию, отсутствие политических и религиозных свобод, тотальную цензуру и т.д. Отсюда и зародилась знаменитая уваровская триада — "православие, самодержавие, народность". Поэтому здесь ничего нового нет, всё это Россия уже проходила почти двести лет назад.

Владислав Сурков как мантру повторяет тезисы об устойчивости путинской системы и что путинизм — это, как минимум, на столетие. Только как можно называть нынешнюю политику устойчивым элементом, если его сменщик Вячеслав Володин прямо связывает возможность дальнейшего существование нынешней Российской Федерации с именем ее действующего президента — "Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России"? В принципе, Сурков и не спорит с этим тезисом, целиком и полностью зацикливая нынешнюю политическую систему исключительно на фигуре первого лица. Но как в такой ситуации можно говорить об устойчивой модели, если вся она зависит от одного человека? Наоборот, Сурков лишь подтверждает володинский вердикт.

Как можно говорить об устойчивой модели, если вся она зависит от одного человека?

Сурков называет путинскую модель политической системы новой страницей в российской истории, сравнивая её с моделью Ивана III, Петра I и Ленина. При этом экс-куратор внутренней политики Кремля подкрепляет это примерами из зарубежной истории — Де Голля, Ататюрка и отцов-основателей США. Но, в сущности, это никакие не модели государства. Из этого списка в роли модели государства можно взять только два примера: американский проект в формате федеративной республики с территориальными субъектами (штаты) или ленинскую модель федерации с национальными субъектами (республики). Остальные примеры никакими уникальнми моделями не являются — это типичные продукты своей эпохи, правда, со своей идеологической составляющей. В этой связи остается только спросить: если путинская модель столь уникальна, то в чем суть ее идеологии? Ведь у каждой приведенной модели был свой четкий идеологический фундамент. Ответа на это в статье нет.Зато ответ на этот вопрос дает другой архитектор нынешней российской политической системы Глеб Павловский в своей последней книге "Ироническая империя". "Система РФ не имеет под собой весомой экономической или управленческой базы, ее основа — стратегическая игра власти с народом. Система РФ устойчива, поскольку является не государством, а способом выживания власти и распределения ресурсов".

Путинизм — это, как минимум, на столетие

В принципе, то же самое нам говорит и Сурков, только завуалированным языком, как говорится, "для тех, кто понимает". Он, к примеру, открыто признает, что все демократические институты в России — это имитация, чтобы всё выглядело "как у всех". Т.е. по сути, бывший серый кардинал Кремля признает, что народ (хоть это и покажется смешным, но, напомню, что согласно Конституции он — единственный источник властив стране) в России — это не субъект, волю которого и должна исполнять власть, а всего лишь некий наблюдатель, полностью доверяющий свою судьбу в руки тех, кто представляет собой государство. По словам Суркова, "уникальное и главное достоинство государства Путина — это умение слышать и понимать народ, видеть его насквозь, на всю глубину и действовать сообразно". Это практически слово в слово повторяет уваровскую триаду, которая, по мнению идеологов самодержавия, также предполагала некую духовную связь между православным народом и царем, чуждость и абсолютную ненужность интересам русского народа любых демократических свобод. Прошло почти 200 лет, и вновь мы слышим то же самое. Спираль истории вернулась на то же самое место — круг замкнулся.

Прошло почти 200 лет, и вновь мы слышим то же самое

Смотреть на всё это без злой иронии, пожалуй, нельзя. А ведь и Глеб Павловский, и Владислав Сурков были двумя главными политтехнологическими архитекторами путинской модели. И оба сейчас, что называется, не у дел. Глеб Олегович тихо, я бы сказал, весьма аккуратно, с изрядной долей якобы отстраненности, критикует путинизм образца 2018 года, называя всё нынешнее российское государство — имитацией. А Владислав Юрьевич, формально всё еще пребывая в должности помощника президента РФ (думаю, таких помощников там вагон и целая тележка), пытается всеми силами показать свою необходимость и вновь стать "серым кардиналом".

Этот тот самый случай, когда, в принципе, способные и не обделенные интеллектом люди, "переходя на темную сторону", теряют не только свои способности (что показала и нынешняя статья), но и со временем за ненадобностью списываются в утиль.

Карма, знаете ли, делает свое дело.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим то, о чем другие вынуждены молчать.​

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG