Ссылки для упрощенного доступа

"Человек умирал в страшных мучениях"


Аксубаевская Центральная районная больница

Два года назад в Аксубаевской Центральной районной больнице скончалась 77-летняя Валентина Зобова. Ее дочь — Людмила Захарова обратилась с жалобой в Минздрав Татарстана. Там заявили, что нарушений не обнаружили, однако спустя год признали, что таковые имелись. Захарова обратилась в районный суд с требованием взыскать в ее пользу три миллиона рублей. Экспертизы установили множество нарушений во время лечения Зобовой, в том числе постановку несуществующего диагноза, а также тот факт, что врач-терапевт не осматривал пациентку в течение пяти дней. В середине февраля Аксубаевский районный суд Татарстана присудил Захаровой лишь 45 тысяч рублей. Женщина намерена обжаловать это решение.

Валентина Зобова 14 января 2017 года умерла в возрасте 77 лет в Аксубаевской Центральной районной больнице (ЦРБ). В конце августа 2016 года ее госпитализировали с диагнозом "диабетическая ангиопатия обеих нижних конечностей ХАН 2-3 ст."

Дочь Зобовой — Людмила Захарова — вспоминает, что еще в 2015 году матери сделали операцию (очищение сосудов) в Казани и отправили на лечение по месту жительства, в Аксубаево. "Мы обратились к хирургу, и он принял решение положить маму в больницу", — говорит Захарова.

По ее словам, "самое страшное" началось после того, как в ноябре 2016 года Валентине Зобовой ампутировали палец на ноге. "Ампутировали-то ампутировали, а лечение не проводили", — констатирует Захарова. У пожилой женщины были постоянные боли, во время телефонных разговоров с дочерью она постоянно плакала.

— Что такое сахарный диабет? Это когда рана очень плохо заживает. И с такой раной ее отправили домой! Мало того, что в больнице ей не оказали помощь, так еще и выписали через десять дней после операции, — недоумевает Людмила Захарова.

По возвращении домой у Валентины Зобовой начались сильные боли, она неоднократно вызывала скорую помощь.

— Я предлагала маме, чтобы она поехала в больницу. Я живу в другом городе и не могла покинуть работу. Думала, сейчас все доделаю и поеду к ней. Не успела, — говорит Захарова.

В начале января 2017 года в Аксубаево приехал племянник Захаровой — Андрей, чтобы навестить бабушку. "Я ему позвонила и сказала вызвать скорую, чтобы маму осмотрели в больнице", — говорит женщина.

Шестого января Зобову госпитализировали в Аксубаевскую ЦРБ. "К ней несколько дней не подходили, — вспоминает Захарова. — У нее открылось кровотечение, ее неправильно обезболивали. Если палец болит, то надо, наверное, какие-то меры предпринимать, а не обезболивающие колоть. Лечить надо! И как они только могли отпустить маму домой, если она испытывала такие боли?"

Аксубаево — поселок городского типа (в 180 км от Казани) с 10-тысячным населением. "Там все друг друга знают", — описывает населенный пункт Людмила Захарова. Ее маму медсестры Аксубаевской ЦРБ хорошо знали.

— Мне рассказывали, что медсестры говорили заведующему хирургическим отделением, что надо предпринимать какие-то меры, но он рукой отмахивался. Столько дней к маме никто не подходил — там не только пожилой человек, но и живой организм не выдержит, — предполагает женщина.

Вечером 13 января 2017 года Захарова приехала в больницу к матери. "А ночью она уже умерла — как будто только меня и ждала", — говорит женщина. По ее словам, половину вечера ей пришлось потратить на то, чтобы бегать в аптеку за необходимыми лекарствами и памперсами: "Я даже не могла около мамы постоять, потому что только и делала, что бегала за чем-то".

— Когда я приехала, ни одного врача не было. Медсестры говорили, что врач отошел: то поесть, то еще куда-то. Через час или два только появился. Но ведь неправильно, когда в реанимации лежит тяжело больной человек, — констатирует Людмила Захарова.

После смерти матери она обратилась в Минздрав Татарстана с жалобой. В марте 2017 года ей ответили, что Валентине Зобовой "была оказана вся необходимая помощь". "Интенсивная терапия была проведена в полном объеме с учетом развившихся осложнений основного заболевания и тяжести состояния больного", — заявили в Минздраве РТ.

Заключение также подготовили специалисты "Территориального фонда обязательного медицинского страхования РТ". Они констатировали, что "медицинская помощь не соответствовала стандарту специализированной медпомощи при сахарном диабете с синдромом диабетической стопы".

Специалисты также напомнили, что 9 января 2017 года Зобова жаловалась на боли в области правой стопы; 11 января жалобы повторились. "Проведена беседа о необходимости ампутации правой нижней конечности на уровне средней трети правого бедра. Согласно записям — больная от операции воздерживается", — сказано в экспертном заключении.

В 10:30 утра 11 января состояние Зобовой резко ухудшается — ее переводят в реанимацию: у женщины язвенная болезнь желудка, осложненная кровотечением. Ночью 14 января она умирает.

В Минздраве РТ в марте 2017 года напомнили: "из-за отсутствия положительной динамики, по неотложным медицинским показаниям Зобовой рекомендовано проведение оперативного вмешательства, от которого она отказалась". Людмила Захарова рассказывает, что ее мать отказалась от ампутации, поскольку ждала ее приезда.

Уже в феврале 2018 года Минздрав Татарстана признал, что "экспертами были выявлены отдельные нарушения в части ненадлежащего выполнения лечебно-диагностических мероприятий, в том числе по лечению имеющейся сопутствующей хронической сердечно-сосудистой и эндокринологической патологии".

"Оказание медпомощи не соответствовало имеющимся клиническим рекомендациям по диагностике и лечению артериальной гипертензии, стандарту оказания специализированной медицинской помощи при сахарном диабете с синдромом диабетической стопы. По результатам проведенной экспертизы качества оказанной медпомощи к медицинской организации были применены финансовые санкции", — сообщили в Минздраве РТ.

Главному врачу Аксубаевской ЦРБ "было рекомендовано обеспечить исполнение мероприятий по диагностике и лечению хронической сердечно-сосудистой и эндокринологической патологии в соответствии с установленными стандартами и клиническими протоколами, а также рассмотреть вопрос о досрочном направлении на аттестацию врачей-специалистов, принимавших участие в оказании медпомощи Валентине Зобовой"

После проведенных проверок Людмила Захаров в августе 2018 года обратилась в суд с требованием компенсации морального вреда в размере трех миллионов рублей. Дело рассматривал Аксубаевский районный суд Татарстана. Консультировала Захарову правозащитная организация "Зона права".

В рамках судебного следствия суд исследовал результаты медицинских экспертиз. ООО "СК "Ак Барс-Мед" выявил множество нарушений в лечении Валентины Зобовой:

  • с 26 августа по 10 сентября 2016 года на этапе сбора информации отсутствовала консультация терапевта в день госпитализации;
  • не проведена терапия, направленная на снижение артериального давления;
  • не этапе постановки диагноза некорректно указана степень ХАН 2-3 ст, правильно ХАН 4;
  • на этапе лечения пациентке назначен препарат "берлитион", который она получала пять дней, в то время как длительность его назначения составляет две-четыре недели с последующим переходом на поддерживающую терапию.

Экспертиза установила, что данные дефекты способствуют риску прогрессирования сопутствующего заболевания. По словам специалистов, "медицинская помощь за указанный период оказана не в полном объеме в части отсутствия лечения сопутствующего заболевания на стадии обострения".

  • с 15 ноября по 6 декабря 2016 года не назначены препараты, улучшающие микроцеркуляцию, не назначена и не проведена антибактериальная терапия.

"Медицинская помощь за указанный период не соответствует стандарту специализированной медицинской помощи при сахарном диабете с синдромом диабетической стопы (критическая ишемия)", — отметили эксперты.

  • с 12-го по 21 октября 2016 года на этапе лечения не назначены препараты, рекомендованные сосудистым хирургом РКБ;
  • 2-го января 2017 года на этапе сбора информации не проведена ЭКГ (электрокардиография), на этапе лечения необоснованно назначен препарат "демидрол", показаний к применению данного препарата не было;
  • с 6-го по 14 января 2017 года имело место ненадлежащее выполнение лечебно-диагностических мероприятий:

    а) несвоевременно диагностировано желудочное кровотечение; не проведена ФГДС с целью исключения повторного желудочно-кишечного кровотечения;

    b) при наличии осложненного течения сахарного диабета, высокого уровня гликемии пациентка не осмотрена врачом-терапевтом в течение пяти дней с даты госпитализации, сахароснижающая терапия назначена несвоевременно — на шестой день госпитализации;

    c) ​желудочное кровотечение диагностировано также несвоевременно.

  • 13 января 2017 года отсутствует осмотр врача-реаниматолога, мониторинг сердечной деятельности не осуществляется. Не проведена консультация со специалистами РКБ. На стадии лечения пациентка получала диклофенак, кеторолак и преднизолон, которые противопоказаны при язвенной болезни желудка, кровотечении и высокого риска их развития.

По ходатайству представителя Аксубаевской ЦРБ экспертизу провело и "Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы Минздрава РТ", которое также обнаружило множество нарушений:

  • скудно собран анамнез (не указаны заболевания, которыми страдала пациентка, и ранее перенесенные оперативные вмешательства);
  • установленный диагноз "прегангрена" не существует;
  • отсутствуют данные о назначенном медикаментозном лечении;
  • однократное проведение исследования крови;
  • в дневниковых записях (18.11, 21.11, 23.11 25.11) отсутствует описание динамики послеоперационной раны, имеются шаблонные записи;
  • некорректно определена степень хронической артериальной недостаточности в клиническом диагнозе.

"На данном этапе оказанная медицинская помощь не соответствовала клиническим рекомендациям", — отметили эксперты. Вместе с тем они не смогли определить причинно-следственную связь между действиями врачей и смертью, поскольку не было проведено вскрытие. В документах сказано, что от вскрытия матери Людмила Захарова отказалась "по религиозным мотивам".

В беседе с "Idel.Реалии" Захарова подчеркнула, что не помнит обстоятельств отказа: "Я была в состоянии аффекта".

— В поселке нет морга. Мне нужно было ее куда-то везти, может, поэтому я черканула — это моя ошибка. На сегодня я поняла, что допустила ошибку, когда не повезла маму на вскрытие. Но не надо тут быть врачом — она пять дней лежала, и только, когда у нее кровь хлынула, врачи очнулись! А до этого они что делали? Как можно было игнорировать ее жалобы? У нее даже кал был черного цвета, то есть кровь уже попала в кишечник, — говорит Захарова.

Юрист Аксубаевской ЦРБ в суде исковые требования не признал и просил отказать в удовлетворении заявления. Представитель прокуратуры поддержал иск, однако сумму компенсации оставил на усмотрение судьи.

15 февраля этого года огласили решение. Суд пришел к выводу, что "при таких обстоятельствах, поскольку стандарты медицинской помощи не были соблюдены ГАУЗ "Аксубаевская ЦРБ", его вина заключается в оказании Зобовой некачественной медицинской помощи".

Аксубаевский районный суд принял решение взыскать с центральной районной больницы в пользу Людмилы Захаровой 30 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда и 15 тысяч в виде штрафа за "несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требования потребителя"

— Я удивилась, как вообще выиграла в этом поселке — там везде рука руку моет, — прокомментировала решение суда Людмила Захарова. — Я благодарна этому судье, что он встал на мою сторону. Но кто мне вернет маму? Никто! Я, может, и не делала бы ничего, если бы они реально предпринимали меры. Но они ничего не делали — человек умирал в страшных мучениях. Это же не единичный случай! В Аксубаево говорят так: "Хотите умереть — отправляйтесь в Аксубаевскую больницу".

После консультации с юристом Людмила Захарова приняла решение обжаловать решение Аксубаевского районного суда Татарстана.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG