Ссылки для упрощенного доступа

Минниханов и Хабиров открыли в Уфе первый памятник Габдулле Тукаю


В столице Башкортостана сегодня открыли памятник великому татарскому поэту Габдулле Тукаю.

Торжественная церемония прошла при большом стечении общественности; в ней приняли участие врио главы Башкортостана Радий Хабиров и президент Татарстана Рустам Минниханов.

— Жизнь, творчество классика связаны, в том числе, с Башкирией. Он любил башкирские легенды и песни, а дружба двух великих поэтов — Габдуллы Тукая и Мажита Гафури ещё больше сблизила два братских народа. Скажу так — в Башкортостане Тукая очень любят. Наш Дом республики, где работает правительство Башкортостана, располагается на улице, названной в честь великого поэта. [Улица именем Габдуллы Тукая была названа в 1924 году; образована из бывших улиц Верхне-Фроловской и Воскресенской. — Idel.Реалии]. То есть, главная улица столицы Башкортостана посвящена ему, — сказал на открытии памятника Радий Хабиров.

Президент Татарстана Рустам Минниханов, выступив на татарском языке, отметил, что "Габдулла Тукай – значимая личность не только для татар, но и для всего тюркского мира".

Бронзовый памятник Тукаю был установлен на площади перед Уфимским государственным татарским театром "Нур" еще 10 апреля и затем задрапирован до проведения церемонии открытия. Высота монумента составляет 3,5 метра, с постаментом — 8 метров. Памятник отлит в Москве. Авторы — уфимский скульптор Владимир Дворник и известный архитектор Леонид Дубинский.

Напомним, кстати, что в марте нынешнего года часть татарской общественности республики обратилась с открытым письмом к врио главы Башкортостана Радию Хабирову с просьбой воспрепятствовать установке памятника Габдулле Тукаю на площадке перед театром "Нур". В обращении указывалось, что памятник Тукаю должен стоять на "берегу реки Белой между памятниками Салавату Юлаеву и Сергею Аксакову как "символ равенства статуса башкирской, русской и татарской национальностей в Башкортостане". "Для памятника Габдулле Тукаю есть только одно достойное место — улица Тукаева в Уфе, на чем всегда и настаивала татарская общественность города. Во-первых, памятник Тукаю на улице, названной в честь поэта — это более чем логичный шаг. Во-вторых, эта территория улицы связана с историей посещения Уфы поэтом в 1912 году… Помимо сквера на улице Тукаева весьма органично данный памятник смотрелся бы в парке Матросова, который как раз и примыкает к данной улице, тем более, как мы отметили выше, именно здесь прогуливался Габдулла Тукай вместе с Мажитом Гафури во время их встречи в 1912 году", — писали также еще в прошлом году татарские общественники.

Габдулла Тукай дважды посетил Уфу весной 1912 года, когда он, по совету друзей, поехал лечиться кумысом в Троицкие степи и заехал по пути в губернский центр. В Уфе поэт остановился в комнате, которая находилась при складе книжного магазина "Сабах" ("Утро"), на углу улиц Александровской и Малой Казанской (ныне дом № 98 по улице Свердлова). Здесь он познакомился с известным башкирским поэтом Мажитом Гафури.

"Я тут же оделся и отправился в город, чтобы повидаться с Тукаем. После долгих поисков встретился с ним в книжном магазине. Знаменитый поэт, которого я надеялся найти в лучшем гостиничном номере, отдыхал на ложе, сооруженном из ящиков. Был он очень худой и маленький. Я не знал, что сказать, словно язык проглотил от удивления. Тукай проворно со своей лежанки. Мы поздоровались, обнялись, как давно знакомые и истосковавшиеся друг о друге люди». Тукай слушал певца и кураиста , исполнявшего башкирские народные песни. Этот концерт устроили для поэта его новые друзья. Такие песни, писал он, «исполненные в настоящем башкирском духе и с башкирской задушевностью, я готов слушать всю жизнь", — вспоминал потом Гафури.

Сам Тукай в своей "Специальной статье" оставил такие впечатления об Уфе:

"… Доехал до Уфы. Она расположена в беспорядке на горе. Сел на извозчика. Но это уже не самарский извозчик. Телега до того стара и жестка, что кишки мои, как вожжи, брошенные на деревянную арбу, прыгали вверх и в стороны. В гору поднимаешься медленно. По сторонам от дороги без счёта глубокие, как преисподняя, ямы. Столбы, которыми для безопасности отгорожена преисподняя, так редки, что, накренись арба, очень легко можно низвергнуться туда вниз головой.

Въезжая в Уфу, не скажешь, что въезжаешь в город. Едешь какими-то беспорядочными, с пустотами и дырами, пустынными улицами. Это угнетает. “Где же тут город?” – ворчу и насилу выезжаем на несколько более приличные улицы. Едем так, и показывается белая вывеска книжного магазина “Сабах”. Там я и остановился…

Квартира в общем весёлая. Приходит много народу. Скучать не приходится. Здесь ежедневно видимся со знатоком хадисов Ахметфаизом Даутовым. Он учится играть на скрипке, пока ещё хорошо играть не может. Но когда он поёт, я готов слушать это пение всю жизнь. И в простом его разговоре металлически звонкий, музыкальный его голос во время пения открывает всю свою силу и величие. Латыпова я не слышал, а таких безголосых, как Камиль, я здесь и упоминать не хочу, чтобы не позориться. Петербургские профессора сейчас уверовали, что башкирский народ очень скоро исчезнет. Описывают его нравы и обычаи и изучают одежду и убранство для сохранения в музее. Если бы записать на граммафон песни, исполняемые с подлинным башкирским духом и башкирской мелодичностью, как это делает Фаиз эфенди, какое бы это имело важное значение после исчезновения башкир! Однако жемчужины нашей нации остаются на дне её моря, а на поверхность всплывают только “разные-всякие”…

Уфа, хотя и намного хуже Казани в отношении архитектуры, но природой своей превосходит многие города. Прежде всего, она на горе. Это означает и летом, и зимой чистый воздух. Она расположена на берегу воспетой во многих наших песнях Агидели. В городе больше деревьев, чем домов. Как это важно в летние дни! На первый взгляд и народ в Уфе кажется трезвым и чистым. Поскольку в этом городе на каждом углу полезные для здоровья людей молочные магазины. В них всегда народ. Пивные редки. Это не Казань, “раздолье для ишанского отродья”. Продавцы молока, как муллы на подушках, никого не обслуживают. Покупатели сами приносят себе из буфета молоко. Как мулла читает тебе Коран, учит религии, так и молочник даёт здоровье, с какой стати он будет тебя обслуживать! Хочешь быть мусульманином – изучай религию, хочешь быть здоровым – иди бери себе молоко! Здесь не видно, как у официантов в трактирах, из старания угодить посетителям, лицемерия и подхалимства…

Встретился с Мажитом эфенди Гафури. Он показался мне присмиревшим и задавленным жизнью даже больше, чем я. Наше с ним общение проходило большей частью глазами. Для наблюдающего за нами со стороны человека мы могли походить на детей, которые только что сильно напроказили, были наказаны матерью и только минуту назад перестали плакать.
Что делать? Шалить – только что прибила госпожа судьба; плакать – слёз не осталось.
Ветры, которые сейчас гуляют по России и воздух России всех наших коллег привели в такое состояние духа…

Да, все слёзы выплаканы. Будущая радость – или далеко, или её нет.
В Уфе я хоть и пожил, но не смог осмотреть город и его окрестности. Выйдем с Мажитом пройтись, на полпути кончаются силы и поворачиваем домой. Трамвая здесь нет. На извозчике болят внутренности, возьмёшь такого, на котором внутренности не болят, болит карман..."

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    артур асафьев

    Корреспондент "Idel.Реалии" в Башкортостане. Сотрудничает с Радио Свободная Европа/Радио Свобода с 1999 года. Специализируется на обзорах политических событий, проблемах соблюдения прав человека, межнациональных отношениях.

Комментарии (26)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG