Ссылки для упрощенного доступа

Финляндия массово отказывает в убежище Свидетелям Иеговы из России


Финские власти сообщают, что всего прошения на получение убежища в Финляндии подали около 250 беженцев —​ Свидетелей Иеговы из России. Пока, по данным финских властей, обработано около 90 прошений. И 90% заявителей получили отказ. "Idel.Реалии" разбирались, с чем связаны отказы и что они означают для тех, кому отказали.

Как сообщает влиятельная ежедневная финская газета Helsingin Sanomat 17 апреля 2019 года, финская миграционная служба отклонила большинство ходатайств российских Свидетелей Иеговы — запрещённой в России с мая 2017 года организации — о предоставлении убежища, которые она до сих пор рассматривала. По оценкам службы, Россия является безопасной страной для большинства Свидетелей Иеговы.

Российские Свидетели Иеговы подали в Финляндию в общей сложности около 250 заявлений о предоставлении убежища, из которых почти 90 были обработаны, сообщила газете Ану Карппи, директор отдела финской миграционной службы. Только десять процентов заявителей получили положительный ответ.

"Согласно информации, имеющейся в нашем распоряжении, правонарушения в отношении Свидетелей Иеговы происходят в России, но риск серьезных и преследуемых преступлений относительно низок, — заявляет Карппи. — Всего в России около 170 тысяч Свидетелей Иеговы, и большинство из них до сих пор живут и исповедуют свою религию. Там, безусловно, царит атмосфера страха, но на данный момент преследуется небольшое число правонарушителей".

"В ЭТИХ РЕШЕНИЯХ ПРОСЛЕЖИВАЕТСЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВОЛЯ"

О том, что происходит в Финляндии, "Idel.Реалии" рассказал старейшина Руслан (имя изменено) из Москвы, 47 лет. Он бежал сюда со своей семьей около двух лет назад.

— Мы здесь, с другими Свидетелями Иеговы, в том числе — старейшинами-беженцами, стараемся действовать вместе, поддерживая друг друга. А их здесь немало, потому что именно старейшины являются основным объектом для преследования. То есть, если сейчас в России больше двухсот уголовных дел, то можно смело говорить, что большинство — это именно по старейшинам, например, как Деннис Кристенсен, которого недавно Орловский суд приговорил к шести годам колонии. Именно их власти РФ обвиняют в организации деятельности ранее запрещённой судом экстремистской организации. Устраивают обыски, облавы, не гнушаются ничем, пытками и угрозами выбивают информацию, кто является старейшиной в собраниях. Поэтому и преследуют в первую очередь старейшин. Hаверное, это громко сказано, что я владею ситуацией по Финляндии. Но в частном порядке, мы с моими соверующими отслеживаем ситуацию, а так же пытаемся что-то делать в юридическом плане.​

Я согласен, что примерно 90% решений миграционной службы Финляндии в отношении Свидетелей Иеговы из России —​ это отказы в предоставлении убежища.То есть, убежище предоставляется одному из десяти. До недавнего времени —​ после запрета организации в апреле 2017 года вплоть до, наверное, февраля-марта 2019-го —​ вообще не было ни одного позитивного решения ни у одного Свидетеля Иеговы из России. Думаю, что по большому счёту, это лотерея, в которой сложно проследить логику финских властей. Верующие, находящиеся практически в схожих обстоятельствах, получают противоположные решения.

—​ Сколько человек затрагивают отказы?

— По нашим подсчётам, уже далеко за сотню, где-то 130-150 человек. Сейчас сложно сказать точно. Что касается самих решений: вот, например, лично я около полутора лет ждал решения миграционной службы. Притом, мои близкие получили негативное решение. А я с женой позитивное.

Причина отказов — это политизированность решений иммиграционной службы. И тут вопрос вовсе не в страхе финских властей перед российскими властями, а, скорее, просто в нежелании предоставлять убежище. Cкорее всего, это обусловлено тем, что они понимают: страна граничит с Россией, и если давление властей РФ на российских Свидетелей усилится, то побегут многие. Если на сегодняшний день в Финляндии порядка трехсот беженцев Свидетелей из России, то это число может увеличиться на порядки, если будут знать, что здесь предоставляют убежище. Это своего рода защита от потока беженцев-Свидетелей, как я думаю.

Как я ранее сказал, эти решения — очевидно политические. Решения миграционной службы и, соответственно, судов, которые поддерживают решения миграционной службы. Потому что решение должно быть непредвзятым. Миграционный орган должен дать здравую, основанную на законе, на международном праве, оценку ситуации каждого беженца. И выдать ему законное обоснование этого решения, а не такое, которое хочется и которое не соответствует требованиям законодательства, понимаете? В этих решениях по Свидетелям очевидно прослеживается политическая воля. Желание или нежелание давать, а не закон. И любой мало-мальски сведущий в этих вопросах юрист мог бы это подтвердить. Послушайте, в Англии 100% позитивных решений. В Германии те, кто получает от миграционной службы негативные решения, называют это "медленным позитивом", потому что они знают, что они всё равно через суды позитив получат. Даже Чехия, которая не хочет принимать беженцев, даёт позитивы. Даже Австрия, которая считается проблемной страной в отношении принятия беженцев — и она даёт позитивы. А Финляндия не дает. Финны доводят до угрозы высылки. Потому что они не на основе права эти решения выносят, а на основе каких-то личных предпочтений. На основе желания или нежелания принимать. Это и есть политизированное решение.

Как мотивируют отказы? Они упорно не хотят — если мы говорим о юридической стороне — признавать, что Свидетелей Иеговы в России преследуют как группу и, что страх тех, кто просит убежища, объективно обоснован. Что каждый Свидетель, если его власти опознают как Свидетеля, уже под угрозой уголовного преследования. На сегодняшний день, более двухсот уголовных дел [заведено на Свидетелей в России]. Кстати, финская миграционная служба направляла в Россию своих представителей, которые якобы исследовали вопрос, связанный со Свидетелями и по их возвращению был обнародован доклад — они сами признают, эти цифры есть в этом докладе! — что более двухсот уголовных дел против Свидетелей Иеговы в РФ. Притом практически все уголовные дела — это 282 статья, часть первая или вторая. Очень серьезная статья — экстремистская. До 10 лет тюремного заключения. Но Миграционная служба не хочет упорно признавать, что Свидетелей преследуют как группу. Она пишет в своих отказах, что, мол, нет… Вам ничего не грозит, возвращайтесь домой.

Сами отказы доходят до абсурда. Например, они пишут одному старейшине: "Вы служите старейшиной, но вы ничем не рискуете. Ничего страшного". И дают ему негатив. Другому, по сути — такому же старейшине, пишут: "Да, вы служите старейшиной, Вы рискуете быть привлеченным за организацию деятельности запрещённой организации и мы дадим вам позитив". Я утрирую, конечно, но примерно так. То есть, одни и те же доводы ложатся в основу как для позитивных решений, так и для негативных.

Или пишут: "Да, постановление пленума Верховного суда РФ действительно даёт возможность правоохранительным органам лишать родителей опеки над детьми, за то, что водят их на религиозные встречи запрещённой организации. И поэтому вам угрожает опасность потерять опеку над детьми, мы вам дадим убежище".

Другим то же самое пишут и говорят: "Нет, не дадим убежище, потому что ещё ни у кого не забрали детей. Мы об этом не слышали".

То есть, своего рода даже цинизм какой-то в этих решениях. В них нет никакой логики. У нас есть возможность посмотреть много решений, как вы понимаете. Многие получили уже и позитивы, и негативы, и мы всё это смотрим, сравниваем. Логика просто отсутствует. Ну, в каких то решениях, упоминается конечно, о личных преследованиях, у кого-то были задержания полицейские, угрозы или допросы, кого-то преследовали в уголовном порядке или, может быть, даже в СИЗО держали.

Они приводят какую-то нелепую статистику: вас там 165 тысяч, а уголовных дел — всего 200

Ho таких, которые реально сидели в СИЗО и чудом смогли убежать — единицы. Их можно посчитать по пальцам одной руки. Потому что когда власти России заводят уголовные дела, они накладывают ограничение на выезд из страны, тогда человек уже не может выехать, не может покинуть страну. Основной поток беженцев — это те, кто потенциально рискует столкнуться с преследованием. Может быть, они не сидели в СИЗО и на них ещё не возбуждено уголовное дело — но когда люди уезжали, потому, что, что-то происходило в их городе, в их Собрании, или в соседнем Собрании. Они это делали, потому что испытывают обоснованный страх перед преследованиями на основании того, что преследуют их соверующих. Они не хотят стать следующей жертвой. Понимаете? Поэтому они бегут. И законодательство европейское по беженцам даёт такую возможность — получить убежище на основании обоснованного страха. Так вот, финские власти не хотят признавать, что страх моих соверующих обоснован. Они приводят какую-то нелепую статистику: вас там 165 тысяч, а уголовных дел — всего 200. Шанс якобы небольшой подвергнуться преследованию. Но послушайте! Дел относительно немного, потому что Свидетели ушли в подполье.

"ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ, КАКОЙ ЭТО СТРЕСС ДЛЯ ЛЮДЕЙ?!"

Было такое решение Высшего суда Европейского Союза в Люксембурге от 5 сентября 2012 года. В нём cуд разъяснил: если человек не может свободно и публично осуществлять любые действия, связанные с его вероисповеданием, с его религией, и ему грозит за это уголовное преследование — это уже серьезное основание для того, чтобы считать, что это преследование и давать убежище.

Можно ли говорить, что мои соверующие могут в России публично, свободно исповедовать свою веру? Нет. Вообще, в принципе об этом не идёт речь, 200 уголовных дел, которые мы сегодня имеем по Свидетелям Иеговы, это следствие глубочайшей маскировки. Того, что мои соверующие ушли в подполье. Я слышал, например, что даже в машинах проводят религиозные встречи. И если власти узнают, что кто-то где-то что-то делает публично — моментально будут аресты и уголовные дела, если бы сегодня, Свидетели Иеговы публично исповедовали свою веру в РФ, уголовных дел было бы не 200, а десятки тысяч. Но никто — ни финская миграционная служба, ни финскиe суды — не хотят использовать в рассмотрении наших дел те прецедентные решения Высших судов Европейского союза, которые существуют, ведь эти решения "неудобны" для них.

Ещё тут есть один момент очень интересный. Дело в том, что адвокатский корпус в Финляндии оплачивается для беженцев за счёт государства. И вот, эти адвокаты — а мы пересмотрели огромное количество их жалоб, которые они подают, обжалуя решение миграционной службы в судах — работают из рук вон плохо. Вы знаете, наверное, студент первого курса юридического факультета написал бы в десять раз лучше. Эти жалобы — вообще ни о чём. Они просто набор общих фраз. Мы не знаем, почему так происходит. Может быть, они не хотят качественно делать свою работу или не хотят, скажем, против государства бороться, отстаивая наши интересы. По факту, жалобы — вообще ни о чём. Поэтому мы прилагали большие усилия, чтобы весь этот юридический материал собрать и обработать. Привлекали адвокатов, оплачивали из своих средств их труд, контролировали их работу. Мы старались что-то сделать. Сейчас надеемся, что ситуация изменится.

Mы звонили и писали во многие правозащитные организации. В Amnesty International, и в Human Right Watch, и в ряд других организаций. B Лондон, Стокгольм, Осло, Женеву, Нью-Йорк… Писали о ситуации парламентскому омбудсмену в Финляндии, который наблюдает за соблюдением прав человека. Mы неоднократно писали и звонили в УВКБ ООН (Управление Верховного Комиссара по Беженцам ООН). Это их прямое назначение — помогать тем беженцам, которые вот в таких ситуациях. Но мы так и не сумели достучаться до них. Везде по большому счёту — знаете, как по-русски говорят? — отписки. Лишь бы отстали. Никто не хочет обратить внимание, что происходит в финской правовой системе.

Ещё вопрос в том, что суды, которые рассматривают дела по беженцам, обязаны рассмотреть факты по делу не на момент принятия решения миграционной службой, а на момент, когда суд сам рассматривает это дело. То есть, провести проспективное расследование. А суды вообще этого не делают. Им совершенно всё равно. Они просто повторяют в своих решениях какие-то фразы из решения миграционной службы и тоже выносят "негативы".

—​ Что отказы означают для людей?

— Я скажу о тех, кто обжаловал решение миграционной службы в суде и уже получили в административных судах отказы. Вы, наверное, их и подразумеваете в своем вопросе. На сегодняшний день я знаю о семи семьях. Четыре семьи — семьи старейшин. Вот им административные суды дали отказы, то есть, оставили в силе решение миграционной службы.

Здесь такая интересная судебная система, что после первой же инстанции — административного суда — есть угроза, что тебя просто вышлют из страны. Можно подать жалобу в Bысший административный суда, но такая практика, что Высший суд редко отменяет высылку. Они предпочитают выслать человека в свою страну и пусть там ждёт решения Высшего суда. И это в том случае, если Высший суд примет к рассмотрению эту жалобу. Он может просто отказать и не принять ее к рассмотрению. Тут интересная такая Фемида. Поэтому прямо сразу, как только в первой же инстанции — в административном суде — человек получает негативное решение, сразу возникает опасность его высылки. Мы направили жалобы о приостановке, запретe на высылку в ЕСПЧ. Подали жалобы в Высший суд. Сейчас ждём и там, и там решений. Полиция в одном регионе приезжала к тем, кто получил отказ по суду и говорит "ну, мы подождём решения, ничего страшного, всё хорошо". Лояльно так. В другом месте приехали и сказали: "Вот сейчас у вас со дня на день там последний срок какой-то, и если суд не приостановит вашу высылку, то будем заниматься вашей отправкой на родину". Очевидно только одно: что человек очень быстро, после первого же отказа суда, становится объектом для полиции, который нужно выслать из страны как можно скорее.

К одной семье — вот только что, утром 9 мая уточнял у них — приехала полиция, и говорит: "Мы вас вывезем или в Санкт-Петербург или в Москву, и передадим в отделение полиции". А они спрашивают: "Ну как же, нас посадят! Что с нами будет, и кто ответственность на себя за это возьмет?" А полицейские говорят: "Нас это уже не будет касаться. Это не наша юрисдикция". И это на фоне того, что в специальном докладе по положению Свидетелей Иеговы в России, который опубликовала финская миграционная служба, чёрным по белому написано: действительно, Свидетели Иеговы, которые будут депортированы в Россию, будут находиться под особой угрозой со стороны полиции и ФСБ. За ними могут следить, у них могут быть серьёзные неприятности. Сама финская миграционная служба это признаёт, а полицейские угрожают не просто высылкой в Россию, а передачей в руки российской полиции. Представляете, какой это стресс для людей!

Вообще, здесь суды — это интересная, отдельного разговора требующая тема. В Финляндии не вызывают на заседание суда тех, чьи дела рассматривают. Ни самих заявителей. Ни их адвокатов. То есть судья лишь с бумагами в руках принимает решение. Не выслушивается ни человек, ни его адвокат. Финская Судебная система считает, это в порядке вещей. Хотя это противоречит европейскому законодательству. То есть человек, имеет полное право присутствовать в суде, если дело касается его. А в Финляндии суды говорят: "Вы высказались в миграционной службе, у вас интервью записано, которое вы им дали — вот и хватит вам". Такое вот нарушение просто потому, что никто им не предъявляет серьезных, обоснованных претензий. Очень, конечно, некрасиво они поступают в этом вопросе. Так что сейчас, как я уже вам сказал, мы ждём развязки, ждём от ЕСПЧ, ждём от Высшего суда. Ждём, остановят ли высылку этих семей. Все усилия, которые могли, мы приложили. Следующее слово — за этими судами. И за финскими властями.

"ЭТО ПО БОЛЬШОМУ СЧЁТУ ЛОТЕРЕЯ"

—​ У вас положительное решение. Почему? Вам повезло?

— Иммиграционная служба признала, что меня власти РФ преследовали по религиозным причинам. Но я считаю, как и говорил выше, что это все равно, по большому счету, лотерея. Одной моей соверующей так же написали в решении, что признают, что власти ее преследовали по религиозным причинам, но при этом, выдали ей "негативное" решение. В большинстве случаев обстоятельства тех, кому было предоставлено убежище, особо ничем не отличаются от обстоятельств тех, кому не дают убежища.

—​ Какие перспективы у тех Свидетелей, кому дали "позитив"? Он на какое-то время? Или насовсем? Он может быть пересмотрен?

— "Позитив" в принципе может быть, конечно, пересмотрен. Но для этого нужны очень веские обстоятельства и это делается через суды. Это в основном бывает, если человек, признанный беженцем, совершает преступления, или ещё что-то подобное. Вообще дают, как мне известно, на четыре года. То есть, в принципе, это даёт возможность получить через несколько лет постоянный вид на жительство и ещё через год — гражданство Финляндии. Ну а сейчас — вести полноценную жизнь, пользоваться какой-то поддержкой со стороны финского государства: языковые курсы, пособие какое-то на то время, пока работу не найдём.

—​ Вы говорите, что многое делаете в порядке частной инициативы. А организация Свидетелей Иеговы на своём уровне что-то делает? В Америке находится центральный офис, Свидетели Иеговы есть и в Финляндии. Мoгут ли они что-то сделать?

— От лица организации меня никто не уполномочивал говорить, скажу немного от себя лично. Помощь, конечно, есть. Она заключается, например, в духовной и эмоциональной поддержке. Представители организации посещают русскоязычные группы и собрания поддерживают беженцев. Через местные собрания тоже помогают, если есть необходимость, в том числе — материально. Финские собрания всегда готовы протянуть руку помощи, мы искренне им благодарны. Но понимаете, религиозная организация — это не инструмент для политической борьбы. У нас нету штата миграционных адвокатов, например. Мы не можем влиять на политическую систему Финляндии. И никто не будет вмешиваться, христиане не вмешиваются в политические процессы. Даже если приходится страдать. Понимаете? Поэтому, несомненно, на определенном уровне организация помогает и поддерживает. Но участвовать в борьбе, оказывать давление на политиков, для того, чтобы беженцы получили здесь какие-то права — это было бы нарушением христианских принципов. Организация Свидетелей Иеговы в политические дела не вмешивается никогда.

ИСПЫТАНИЯ

Дмитрий (имя изменено):

  • Один соверующий написал мне: "Одна наша сестра настолько переживает в связи с большим количеством отказов миграционной службы, что думает, где здесь, в Финляндии, пристроить свою малолетнюю дочку, чтобы хотя бы её не вернули в РФ. Там в России органы опеки уже заинтересовались её вероисповеданием и даже готовили материалы для разбирательства. Представь, что творится в её голове, если она думает, что оставить ребёнка одного здесь безопаснее, чем в случае депортации везти в Россию".

Руслан (имя изменено):

  • Mы ждали решение — около полутора лет. То есть сроки серьёзные. Когда живешь в лагерях для беженцев, это как большие арабские общежития. Я ничего против этих людей не имею — но у них ментальность своеобразная, они часто шумят и кричат ночами. Они днём спят, ночью бодрствуют, дети бегают, кричат — невозможно отдохнуть. Людям тяжело в таком режиме жить — и всё это на года растягивается, понимаете? Конечно, это сложно. У нас у одного старейшины в семье из-за этих потрясений, связанных с угрозой высылки у жены выкидыш случился. Такие стрессы люди переживают!

Андрей (имя изменено):

  • У одного соверующего, например, серьёзное психическое заболевание, которое без должного лечения обострилось в Финляндии. Полтора года он ждал решения в непростых условиях лагеря беженцев, а миграционная служба все тянула и тянула с ответом. Хотя огромное количество тех, кто прошёл собеседование позже него, давным-давно получили свои решения. Это говорит, на мой взгляд, о том, что миграционная служба искусственно, сознательно, нарушает очередность рассмотрения дел и максимально затягивала с принятием решения , в надежде, что сильно больной человек не выдержит тяжёлых условий в лагерях беженцев и добровольно уедет из страны. Хотя в распоряжении миграционной службы имелись документы подтверждающие его диагноз. В итоге, проигнорировав гуманитарный аспект этой ситуации иммиграционная служба выдала этому человеку "негативное" решение. Хотя люди с психическими заболеваниями имеют право на приоритетное рассмотрение их дел. Сейчас этому больному человеку придётся еще около года ждать решения суда.
Ссыльные "свидетели Иеговы" на работах в Сибири. 1960 гг.
Ссыльные "свидетели Иеговы" на работах в Сибири. 1960 гг.

"ВЫНУЖДЕНЫ СКРЫВАТЬСЯ, КАК ТЕРРОРИСТЫ"

Эдуард (имя изменено) из Калининграда живет с семьей в Финляндии уже более полутора лет. Семья Эдуарда одна из первых, кто — вместе с другими шестью семьями — получил отказ на предоставление убежища в двух инстанциях. B любой момент может быть депортирован в Россию.

— Первый год мы жили в лагере-распределителе в поселке Коннунсуо, в 25 км от Лаппенранты. Позднее нас перевели севернее — в лагерь города Лиекса. 4 месяца после приезда мы ждали иммиграционного интервью, затем 6 сентября 2018 мы получили первый "негатив", а 1 мая 2019 решение суда.

Мы с женой приехали из Калининграда. Она родом из Калининграда, а я — из Хабаровска. Мои родители переехали в Калининград в 2009 году. Последний год после отъезда мы с женой организовывали деятельность собрания Свидетелeй Иеговы на жестовом языке. В Калининграде около 30 глухих Свидетелей Иеговы. Я занимался организацией и проведением встреч, учетом пожертвований и организацией миссионерской деятельности среди глухих, проживающих на территории Калининградской области. В особенности это было важно, когда после запрета нам пришлось перенести встречи из официального Зала Царства на квартиры.

—​ Почему бежали? Были угрозы?

— Признание 20 апреля 2017 года организации Свидетелей Иеговы экстремистской я воспринял как прямую угрозу себе и своей семье. На протяжении 10 лет (а я крещен в 2006 году) обстановка в стране по отношению к Свидетелям всегда была непростой, но этот запрет явно показал, как именно государство, гражданином которого я являюсь, относится ко мне лично. Хотя до сих пор власти России пытаются заявлять в СМИ, что религия Свидетелей Иеговы не запрещена, что запрещены только МРО (Местные религиозные организации — юрлица), размышляющие люди понимают, что борьба ведется именно с верой. Моя вера и свобода исповедовать её дороги мне, а ведь никто из Свидетелей Иеговы, оставшихся в РФ, не свободен — все были вынуждены уйти в подполье и скрываться, как террористы. Мы с женой не стали мириться с этим и решили уехать.

Если говорить об угрозах лично нам, то они, конечно, были. Были и до запрета, и после. После свадьбы мы переехали в небольшой город Калининградской области. Там было маленькое собрание и нужна была организационная помощь. Там во время проповеди нас задерживала пограничная служба (там приграничная территория, и пограничников очень много). Особо ревностный местный казак даже угрожал нас высечь. Одно время он ходил по городу и расклеивал наклейки "Осторожно! Опасная секта — Свидетели Иеговы". А я, так как работал на почте, каждый день ходил по городу и где видел их — срывал. Потом ему, видимо, это надоело, и он решил прибегнуть к прямым угрозам. Через полгода мы с женой решили вернуться в Калининград.

В Калининграде мы согласились помочь жестовому собранию. Моя жена уже знала этот язык, а вот мне пришлось выучить. Я помню, как 20 апреля 2017 года мы смотрели трансляцию из Верховного Суда. Это был четверг, и трансляция как раз пришлась на вечер собрания и мы переводили ее глухим. Это была последняя встреча в Зале Царства. После этого собрание было поделено на группы и встречи перенесены по квартирам. Мы как раз снимали квартиру в центре и раз в неделю встречи были у нас дома (у Свидетелей Иеговы обычно две встречи в неделю — одна на выходных и одна в будние дни вечером). Мы тогда еще не знали, как именно власти будут приводить в исполнение запрет, поэтому у жены порой предосторожность граничила с паранойей. Потом мы узнали, что наша соседка — старшая по дому. Я как-то с ней встретился в подъезде, и она произвела не очень хорошее впечатление на меня. Я много думал о том, заметит ли она, что мы проводим какие-то встречи или нет.

Так получилось, что хозяйка квартиры решила продавать ее, и в июне 2017 года мы съехали. У моих родителей дом под Калининградом — и мы какое-то время жили там. Дом стоит на дачном участке. Потом родители сообщили мне, что председатель дачного общества приходила предупредить их. К ней приходили двое людей в штатском и "попросили" её дать адреса всех Свидетелей Иеговы в её дачном обществе.

Мы понимали, что рано или поздно это всё может закончиться очень печально. Калининградская область — особый регион. Она отрезана от остальной России, кругом только границы и море. Концентрация различных "правоохранителей" здесь просто огромна. Уже перед самым отъездом мы не раз наблюдали, как Росгвардия патрулирует центр города. Складывалось ощущение, что ввели комендантский час.

В таком состоянии даже здоровый человек станет параноиком. А у меня хроническая болезнь — циклотимия. Это разновидность депрессии. Мне в свое время даже из-за этого белый билет дали. И вся эта ситуация настолько усугубила мои проблемы, что начались панические атаки. Это когда ты просто сидишь дома и спокойно пьешь чай, а вдруг накатывает такой ужас, как будто на тебя кто-то из-за угла выпрыгнул. Отвратительное чувство. И самое страшное — это никак нельзя контролировать. Это сказалось и на работе. Я по профессии веб-разработчик, и эмоциональные проблемы очень влияют на трудоспособность. Иногда я просто брал отгулы и лежал. Так было плохо.

Нас много раз предупреждали, что беженство — крайняя мера, что будет много проблем

Очень сложно сказать, что именно вынудило нас уехать. Это целая совокупность факторов. Я бы сказал, что ситуация нас просто "выдавила" из страны. В какой-то момент жить в стране становится настолько некомфортно, что уже никакие лагеря беженцев не останавливают человека от бегства. Нас много раз предупреждали, что беженство — это крайняя мера, что будет много проблем. И мы видим, что это правда. Но даже в нашем положении сейчас, несмотря на все действия финских властей, мы чувствуем себя лучше, чем в России. Мы чувствуем, что у нас есть хотя бы какие-то права. Чувствуем себя свободными.

Кстати, в Финляндии первый же врач отправил меня к психиатру и мне прописали антидепрессанты. И до сих пор я за счет них живу.

—​ Вы получили отказ от миграционной службы. Почему, с каким обоснованием?

— На самом деле оба отказа — один из миграционной службы (Мигри), другой из административного суда — по сути одинаковы. Суд просто процитировал в сжатом виде решение Мигри.

Вот отдельные их формулировки из этого решения.

"Вы не занимали особого положения в организации Свидетелей Иеговы." (Из решения Мигри)

На самом деле эта стандартная "отписка" была дана чуть ли не каждому, кто получил отказы из Мигри. Что это означает? Что Иммиграционная служба не разобралась, "кто есть кто". Здесь не избежать объяснения, как устроено собрание Свидетелей Иеговы.

Все Свидетели по всему миру организованы в собрания. В среднем это группа из 60 человек. Каждый крещеный Свидетель Иеговы является возвещателем. В собраниях есть четкое разделение ответственности. Есть вещи, которые делают все возвещатели — проповедь, изучение Библии, посещение встреч и т.п. Есть другие моменты, такие, как организация встреч, выступление с проповедями с кафедры, обучение других членов собрания — этим занимаются старейшины собрания. Они назначаются из числа опытных мужчин с хорошей репутацией. Есть также служебные помощники. Это мужчины и юноши, которые выполняют самые разные практические задания — от организации уборки в Зале Царства до обслуживания звукоусилительной аппаратуры на встречах. Часто в собраниях, где не хватает старейшин, служебные помощники берут на себя так же и их обязанности.

В России я был служебным помощником, а в Финляндии уже год служу старейшиной в финском собрании. Поэтому, что Мигри имеет в виду под "особым положением", я так и не понял.

"ПОДГОНОМЕТРИЯ"

Мигри выбрало очень удобную позицию. Возвещателям они пишут, что они не служебные помощники, служебным помощникам — что они не старейшины, а старейшинам, что они "не занимали особого положения". По факту же уголовные дела в России заводятся даже на 80-летних бабушек, которые являются "простыми" возвещателями. Просто возвещателям вменяется "участие в экстремистском сообществе", а старейшинам и служебным помощникам — "организация". Недавно мне в руки попал документ — уголовное дело одного из семи Свидетелей из Сургута, которые пережили пытки. Там около 50 страниц. По этому делу проходят 19 человек. И всех их объединяет только одно — они Свидетели Иеговы. То, какое "положение" занимал человек, влияет лишь на то, на сколько его могут посадить и по какой части статьи 282.2.

"…по оценкам, в России насчитывается более 170 000 Свидетелей Иеговы и что число преступлений против Свидетелей Иеговы не может рассматриваться как угроза для всех верующих, исключительно из-за их религии." (Из решения Административного суда Восточной Финляндии)

Казалось бы, это логичное утверждение, но в нем есть две серьезные ошибки. Во-первых, никто не учел, что на данный момент все Свидетели Иеговы ушли в такое глубокое подполье, какого даже в СССР, по-моему, не было. Один из репортажей, где показано, как "разоблачили" группу Свидетелей из Ивановской области, начинается словами: "Они действовали как заправские шпионы". Трудно даже представить, сколько было бы уголовных дел, если бы Свидетели Иеговы продолжали бы свою деятельность так же, как и до запрета.

Чтобы понять, в чем вторая ошибка, нужно знать принципы законодательства в сфере беженства. Есть один документ, это Директива 2011/95/EU "СООТВЕТСТВИЕ КРИТЕРИЯМ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЗАЩИТЫ", выпущенный EASO (Европейский офис по вопросам предоставления убежища — "Idel.Реалии") —​ органом, организовывающим и проводящим обучение работников судов и трибуналов государств-членов ЕС. Этот документ очень хорошо разъясняет, каким образом суды и прочие органы должны рассматривать дела просителей убежища.

Согласно этой директиве, чтобы человек получил международную защиту на основании принадлежности к религии, нужно доказать, что между актами преследования и его религией есть причинно-следственная связь.

Итак, Мигри признало в моем решении, что Россия действительно уголовно преследует некоторых моих соверующих. И вот теперь по закону они должны бы беспристрастно изучить, за что именно возбуждены имеющиеся уголовные дела, чтобы понять: есть там связь с их религией или нет. Но нет! Они просто берут статистику и утверждают, что раз уголовных дел мало, значит, их не за религию преследуют, а за что-то ещё.

У меня в университете один из преподавателей называл такие методы "подгонометрией". Это когда имеющиеся неудобные данные "подгоняются" под уже сделанные выводы.

"ФИНЛЯНДИЯ СТРОИТ СВОЙ ОТКАЗ НА ЗАЯВЛЕНИЯХ МОИХ ПРЕСЛЕДОВАТЕЛЕЙ!"

На официальном сайте Свидетелей Иеговы в России есть раздел "узники совести" — в этом разделе уже 153 человека. По каждому из них подробно расписано, за что именно против них возбуждено уголовное дело. И любой здравомыслящий человек, прочитав эти причины, ответит, что их преследуют за то, что они — Свидетели Иеговы. Но ни суд, ни Мигри не удосужились зайти на этот сайт.

"Административный суд считает, что частная религиозная практика Свидетелей Иеговы не запрещена, на основе информации о стране …заявители смогли продолжать исповедовать свою религию, хотя и более ограниченно, чем раньше…" (Из решения Административного суда Восточной Финляндии)

Вот эта фраза вызывает у меня особое возмущение. Очень уж это напоминает высказывания представителей Верховного Суда РФ о том, что якобы "религию никто не запрещал". Но самое страшное, что эту позицию копирует финское правительство. Конечно, если преследующих спросить о том, преследуют ли они своих жертв, они ответят: "Нет, ну что вы! Никто их не преследует!". А Финляндия, по сути, на заявлениях моих преследователей — заявлениях правительства РФ — строит свой отказ. Абсурд!

Но если абстрагироваться от кипящих эмоций, то здесь налицо также и судебная ошибка. Суд признает, что Свидетелям приходится ограничивать свои действия, чтобы не попасть под наказание. О подобных обстоятельствах еще в 2012 году cуд Европейского союза вынес прецедентное решение.

Если я сейчас возьму стенд с литературой Свидетелей Иеговы и встану в центре Калининграда, или даже просто пройдусь по улице, говоря с прохожими о Библии, то первый же полицейский или росгвардеец задержит меня, а дальше — уже по известному сценарию с электрошокерами и СИЗО. И уже только за это, как указано в этом решении, меня можно считать жертвой религиозного преследования. Но, видимо, Финляндия находится вне правовых норм ЕС.

"Хотя на основании информации о стране заявители могут в будущем подвергаться дискриминации и преследованиям со стороны отдельных лиц, а также административным санкциям, таким как штрафы, со стороны властей, такие преступления не должны рассматриваться как угроза преследования по возвращении на родину. Поэтому заявителям не может быть предоставлено убежище в соответствии со статьей 87 (1) Закона об иностранцах". (Из решения Административного суда Восточной Финляндии)

Ну тут всё коротко и ясно. Вас там сажают и пытают, но это ничего. Господь терпел и нам велел. Единственное, почему-то давят на то, что Свидетелей преследуют не уголовно, а административно. Откуда такие данные, неясно. Сейчас около 200 уголовных дел. И я не знаю никого, кто бы "отделался административкой".

"Заявители проживали в Калининграде, прежде чем покинуть страну, где ситуация, как и в остальной части Российской Федерации, является стабильной на основе информации о стране, предоставленной решением Иммиграционной службы". (Из решения Административного суда Восточной Финляндии)

Это просто "вишенка" на торте этого судебного абсурда. В одном и том же документе утверждается, что Свидетелей преследуют, что меня могут в будущем преследовать, а дальше говорится, что в стране всё стабильно.

Резюмируя всё это, стоит отметить, что данные формулировки встречаются почти у всех Свидетелей, кто получил отказ. То есть налицо "шаблонность" решений. На данный момент суд вынес семь негативных решений по апелляциям, и я читал все из них. Я достаточно хорошо говорю по-фински, чтобы понять, что это — просто копии. Порой даже абзацы скопированы слово в слово. Все эти решения выносил один и тот же судья. Три решения были вынесены 1 мая и еще четыре — 5-го. Просто диву даешься, насколько производительный судья. Непонятно только, почему же мы тут по несколько лет ждем этих решений.

"ПОКА ДЕРЖУСЬ. НАВЕРНОЕ, АНТИДЕПРЕССАНТЫ ХОРОШИЕ"

—​ Что для вас означает этот отказ?

— Я всё-таки верю в лучшее. Я надеюсь, что на моем примере (а равно — и на примере шести других семей) Финляндия сформирует справедливую судебную практику в отношении Свидетелей. Для нас с женой это — своего рода честь. Но я не пожелаю такой "чести" никому.

Для нас это прежде всего угроза депортации, потому что обращение в Верховный суд не отменяет депортацию автоматически. То есть, в нашем случае есть вероятность высылки в Россию. Это крайне опасно. Кроме того, что нас могут сразу же задержать на границе, потому что для туристов мы "немного задержались" в Европе, мы станем мишенью номер один для спецслужб Калининградской области. Я знаю, что из Калининграда только две семьи уехало в Финляндию. Остальные по большей части едут в Германию. Я не слышал, чтобы из Германии кого-то из Свидетелей депортировали.

Кстати, 17 апреля 2019 года Иммиграционная служба Финляндии наконец-то опубликовала адекватный отчет о ситуации Свидетелей Иеговы в России, в котором прямо сказано об угрозе репатриантам. Так что это уже не просто мои домыслы.

Это большой стресс для нас. Мои друзья, которые тоже получили "негатив" из суда, очень боялись ночевать в лагере беженцев, потому что боялись депортации. Хорошо, что соверующие финны приютили их у себя. А у другого моего знакомого жена так сильно переживала, что у нее случился выкидыш.

Еще один мой знакомый приехал в Финляндию один. Он тоже Свидетель Иеговы. Здесь он познакомился с девушкой из семьи Свидетелей Иеговы, тоже просящих убежище. Они поженились, а теперь суд настаивает на его депортации, даже не приняв во внимание, что такими действиями, по сути, разобьет молодую семью. Перед его женой они поставили выбор: или любимый муж, или свобода и безопасность.

Каждый день проходит в тягостном ожидании. Это, конечно, вгоняет в тоску и безысходность. И неизвестно, как этот стресс скажется на нашем здоровье в будущем. Я пока держусь. Наверное, антидепрессанты хорошие. Моя жена тоже держится. Нас поддерживают соверующие со всей Финляндии. Звонят, ободряют, дают советы. Мы надеемся на лучшее, но готовимся к худшему.

—​ Что вы собираетесь делать?

— По сути, мы уже сделали всё, что могли. Вместе с группой других старейшин мы обратились к независимым адвокатам в Хельсинки и составили большой документ, обосновывающий наше право на убежище. Мы подали все эти обоснования в Верховный Административный суд. Также мы подали прошение о запрете высылки в экстренный суд ЕСПЧ.

Мы обзвонили различные правозащитные организации. Я лично звонил в Нью-Йорк и общался с представителями Human Right Watch. Мы пытались достучаться до УВКБ ООН. С января этого года мы пытаемся добиться разрешения на въезд в Канаду у администрации Джастина Трюдо. Недавно были отправлены подобные обращения от 150 Свидетелей из Финляндии в правительства Великобритании, Австралии, Канады, Новой Зеландии и США. Но пока никаких конкретных ответов.

Мы, насколько могли, привлекли внимание к нашей ситуации, и теперь осталось только ждать. Я понимаю, что система беженства очень противоречива и на определенном уровне могут быть даже такие грубые ошибки. В Мигри могли "спихнуть" дело на суд, а судья мог предвзято отнестись к русским, да еще и Свидетелям Иеговы. Но я все-таки надеюсь, что Верховный суд рассмотрит наше дело справедливо.

В сущности-то наше дело очевидное. Ситуация со Свидетелями в РФ — это просто "классический случай" религиозного преследования. Как потенциальные граждане мы — просто клад. У многих из нас высшее образование и востребованные профессии, мы готовы и хотим работать, мы стараемся вести себя во всем честно и законопослушны. Мы не приехали в Финляндию за деньгами или социальным обслуживанием. Нам просто нужна свобода. Свобода поклоняться Богу так, как велит нам совесть.

На днях в немецком Аугсбурге состоялось судебное заседание по четырём делам Свидетелей Иеговы, бежавших из России. Истории этих семей и то, чем они закончились читайте в ближайшие дни на "Idel.Реалии".

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (41)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG