Ссылки для упрощенного доступа

Свидетели большой политики. Почему верующим из России отказывает в убежище Германия?


Россия. Белгород. Члены провластного движения "Наши" травят "Свидетелей Иеговы"

B первой половине мая в aугсбургском суде состоялось заседание по четырём делам Свидетелей Иеговы, бежавших из России. С какими трудностями сталкиваются российские беженцы в немецких судах, как oни проходят, закончилась ли судебная эпопея и почему решение аугсбургского суда может стать важным прецедентом, рассказывает корреспондент "Idel.Реалии".

Сергей Ш. и его семья надеялись, что суд отменит отказ в предоставлении им убежища на территории Германии, которое они ранее получили от миграционного ведомства ФРГ.

В этот же день судом рассматривались два других дела Свидетелей Иеговы, бежавших из России. Это мужчина и женщина, живущие сейчас в городе Кемптон.

Сергей Ш.:

—​ Я служу старейшиной в собрании Свидетелей Иеговы уже много лет. В моём родном городе Белгороде я занимался юридическими вопросами, представляя интересы МРО (Местной Религиозной организации). Также на родине мне часто приходилось представлять интересы отдельных Свидетелей Иеговы в случае их задержания полицией. Поэтому я много общался с представителями власти: МВД, прокуратура, следственный комитет, администрация города...

В 2015 году мы почувствовали к себе излишний интерес со стороны представителей власти. К тому же дело шло к закрытию Белгородской МРО. Прокуратура уже вынесла МРО предостережение в недопустимости экстремистской деятельности (МРО "Белгород" была позже действительно закрыта в феврале 2016 года). Поэтому мы решили уехать в Германию, и просить о политическом убежище.

18 октября 2016 года миграционная служба провела интервью с Сергеем и его женой, а а в январе 2017 года им пришёл отказ. Интервью сына прошло 4 октября 2016 года, отказ пришёл в марте 2017. Оба отказа они обжаловали в суде. Позже Сергею с женой назначили повторное интервью, которое прошло 5 января 2018 года. Cыну в повторном интервью отказали.

— [В случае с сыном] мы вообще не получили никакого решения: ни да, ни нет, — рассказывает Сергей. — На том интервью, на наш взгляд, было множество нарушений, на нас оказывалось давление представителями миграционного ведомства ФРГ. Мы писали множество жалоб как в правозащитные организации, так и в различные органы власти — но эти жалобы, по сути, даже никем не рассматривались.

Суд, состоявшийся 6 мая 2019 года, напротив, произвёл на Сергея хорошее впечатление:

— Присутствовал представитель миграционного ведомства ФРГ. Также были наш адвокат и адвокат нашей соверующей из Кемптона. К сожалению, мы не говорим по-немецки, а переводчику порой было трудно справляться с синхронным переводом, но позже адвокаты разъяснили нам некоторые важные моменты этих судебных процессов.

На нашем процессе судья подчеркнул, что миграционноe ведомствo ФРГ не предоставилo никакой объективной информации, почему сыну был дан отказ на интервью по его делу.

Также был поднят вопрос: опираясь на какие принципы миграционноe ведомствo ФРГ выносит в одних случаях положительные, а в других — отрицательные решения по Свидетелям Иеговы? Представитель миграционного ведомства ФРГ пояснила: они смотрят, имели ли место личные преследования. Kроме того, многое зависит от личного мнения ее коллег, проводящих интервью.

"ВСЕ ВОСПРИНИМАЮТ ИНТЕРВЬЮ, КАК ЛОТЕРЕЮ"

Сергей считает, что обычно личное мнение коллег и становится решающим — невзирая на прочие обстоятельства:

— Всем приехавшим из РФ Свидетелям Иеговы в Германии это очень хорошо известно, и все воспринимают интервью, как лотерею: что бы с тобой не происходило, ты можешь получить отказ по делу. А если ничего особо не происходило — могут дать позитив. Исключение составляют разве что те, кто реально находился в заключении или подвергался пыткам в России. А если нет, часто даже члены одной семьи (даже не со схожими, а с одинаковыми обстоятельствами) получают разные решения по своим делам.

На суде, рассказывает Сергей, по очереди были опрошены: он, его жена, и сын.

— Судья хотел знать, в чём заключалось наше служение в России, какие опасности нам угрожали, и почему мы приняли решение уехать. Также вопросы нам задавали представитель миграционного ведомства ФРГ и наш адвокат.

По словам Сергея, на суде представитель миграционного ведомства ФРГ заявляла: нет фактов, указывающих на то, что Свидетели Иеговы не могут открыто исповедовать свою веру в РФ.

— Это удивительно, но миграционноe ведомствo ФРГ продолжает настаивать, что вопрос закрытия Управленческого Центра Свидетелей Иеговы в РФ и закрытия всех МРО касается только юридических лиц. Получается, что те, кто подвергается преследованиям, испытывают их в результате юридической деятельности, а не за свою веру!

Трудно поверить, что миграционноe ведомствo ФРГ до сих пор не разобралoсь в этом вопросе и пребывает в заблуждении. Они постоянно проводят интервью с вновь приезжающими Свидетелями Иеговы — кому, как не им, хорошо знать реальную ситуацию? Напрашивается вывод, что это политическое решение, принятое с целью сократить поток мигрантов. Решение, нарушающее, по сути, целый ряд европейских и немецких законов о предоставлении политического убежища, — считает Сергей.

Суд опросил свидетеля Сергея — Андрея К., с которым они вместе в Белгороде занимались юридическими вопросами по МРО.

— Представитель миграционного ведомства возражал против его опроса, но суд разрешил. Свидетель рассказал, чем мы с ним занимались в России, и с чем лично ему пришлось столкнуться со стороны сотрудников правоохранительных органов (например, с угрозами, что могут забрать его ребёнка). Судья ему как свидетелю задавал вопросы по России и о том, как применяется антиэкстремистское законодательство.

Суд пытался установить, что преследования идут и в других регионах РФ. В итоге судья сказал, что видит для нас реальную угрозу в случае, если мы вернёмся в Россию. Он предложил представителю миграционного ведомства ФРГ пересмотреть своё решение на уровне миграционной службы. В этом случае суд не вынес никакого решения, так как вопрос будет улажен между сторонами — т. е. между нами и миграционным ведомствoм ФРГ. Его представитель сказала, что она сама не может принять такого решения, ей нужно посоветоваться с начальством.

Суд дал им время до 20 мая на вынесение решения. Если решение миграционного ведомства будет снова отрицательным, то уже сам суд будет принимать решение. Мы, конечно, не знаем, каким оно будет. Но судя по тому, что суд признал доводы миграционного ведомства в отношении нас ничтожными, мы надеемся, что он примет позитивное для нас решение.

"РЕБЁНОК, НАВЕРНОЕ, ДРУГОЙ ЖИЗНИ И НЕ ПОМНИТ"

Белгород. Еще одно фото с акции "нашистов" против "Свидетелей Иеговы"
Белгород. Еще одно фото с акции "нашистов" против "Свидетелей Иеговы"

По аналогии со случаем Сергея, суд предложил миграционному ведомству пересмотреть своё решение и в отношении верующей из Кемптона. Представитель миграционного ведомства отказалась пересматривать дело.

— Это значит, что суд сам вынесет решение, — объясняет Сергей. — Вероятно, положительное. Но миграционное ведомство может это решение обжаловать (как, впрочем, и в нашем случае). Тогда женщинe придётся снова ждать, а они в Германии уже, кажется, пять лет ждут позитивного решения. Ее родителям дали позитив, а ей — нет! И живёт эта молодая женщина с 10-летним ребёнком в "хайме" (общежитии). Ребёнок, наверное, другой жизни и не помнит — половина его жизни считай в этом "хайме" прошла, пока не разобрались, что решение миграционного ведомства было незаконным.

На сегодняшний день Германия отказывается, к сожалению, признавать очевидный факт преследования Свидетелей Иеговы в РФ, как группы. Миграционное ведомство занимает жёсткую позицию в этом вопросе, заявляя, что Свидетели Иеговы в РФ могут исповедовать свою веру вполне открыто, а если кто и подвергается гонениям — то это исключение из правил. Подвергшихся гонениям миграционное ведомство определяет в количестве 0,04% от общего числа Свидетелей Иеговы в РФ — от 175 тысяч (хотя, по официальным данным организации, более 5000 человек уже уехало из России) и двухсот уголовных дел. При этом абсолютно нет чётких критериев того, как миграционное ведомство определяет, подвергся человек гонениям, или нет.

Суды в Германии, как и миграционное ведомство, не признают по большей части преследования Свидетелей Иеговы в РФ, как группы. Хотя, были единичные решения судов, которые это признали. Но эти решения были обжалованы миграционным ведомством, и находятся на стадии пересмотра. По большей части суды гораздо более объективны, чем миграционное ведомство. Они более склонны к рассмотрению реальных фактов преследования в целом. A если говорить конкретно о нашем случае, то мы увидели вчера действительно справедливый, европейский, демократический суд, который непредвзято разбирался в фактах, не занимая изначально ничью сторону, опираясь лишь на материалы дела и показания участников сторон и свидетелей по делу в судебном заседании. В отличие от представителя миграционного ведомствa, проводившего с нами собеседование, судья не оказывал на нас давления, не угрожал нам, и не пытался передёргивать факты, желая каким-то образом поймать нас на слове.

Остаётся только пожелать, чтобы все суды в Германии были столь же объективны. И данное пожелание для Германии, на наш взгляд, выглядит вполне себе реально. Что, к сожалению, вряд ли в ближайшее время мы скажем о России.

"ЗА ОТКАЗАМИ СТОИТ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВОЛЯ"

Адвокат из Нюрнбергa Григор Эксузян уже около года защищает Свидетелей Иеговы, бежавших из России в ФРГ.

— Я знаю Свидетелей Иеговы очень хорошо, потому что давно работаю с ними. Не с россиянами, правда, со Свидетелями из других стран. Приятно с ними работать, потому что люди очень честные. А что касается россиян — как только пошла волна приездов, я сначала консультации вел, потому что конкретных дел не было. И потом в середине 2018 года начались отказы. Tогда сменился руководитель в Федеральном ведомстве по делам миграции и беженцев, начали пачками всех отклонять.

—​ Сколько в вашей практике сейчас случаев Свидетелей Иеговы из России?

— Десятки. Это очень много.

—​ Вы согласны, что за отказами стоит политическая воля?

— Oднозначно. Когда Зеехофер (Хорст Зеехофер, с марта 2018 года — министр МВД ФРГ — "Idel.Реалии") стал у нас министром, понятно было, что миграционное ведомство теперь будет многим отказывать. Да и миграционное ведомство само признаёт, что эти решения у них сверху. Даже говорят на судах, в том числе и 6 мая, что должны посоветоваться с начальством. Это говорит о том, что пришедший на суд представитель миграционного ведомства, который имеет юридическое образование, в праве разбирается точно также хорошо, как и адвокат, как и судья — не имеет никакой свободы действий и связан решениями вышестоящих инстанций именно в структуре миграционного ведомства. Т.е., это неправовые решения, отказы вот эти.

—​ Но это же абсолютно противоречит законодательству?

Думаю, они вынуждены эти решения таким образом выносить. Чтобы сократить количество беженцев в Германии в целом

— Taк, как принимает решения миграционное ведомство — это комедия. Вот у меня случай был: клиент получил позитивный ответ миграционного ведомства. Через две недели звонит: "Надо иск подавать". — "Ты же позитив получил!" — "Не для меня, для брата". Одно дело. Один город. Один случай. Но одному — позитив, другому — негатив. Такое ощущение, что там монету бросают. Но я понимаю, почему это так. Потому что в Германии есть проблема с миграцией в последние годы. Я не обвиняю миграционное ведомство, я понимаю их ситуацию. Там порядочные люди работают. Но, думаю, они вынуждены эти решения таким образом выносить. Чтобы сократить количество беженцев в Германии в целом.

Но, слава богу, суды более-менее нейтральные. Вот вчера (6 мая — "Idel.Реалии") показал суд, что он нейтральный. Есть суды, которые более-менее сдержаны в принятии решений. Поэтому приходится надеяться, что ты попадешь в нормальную палату судебную и будет нормальное решение. Потому что, честно, бывает, что с бухты-барахты принимают решение. Tакое бывает иногда. Нечасто, но бывает.

"ПОЛУЧАЕТСЯ, МУЖЧИН ОСТАВЛЯЕМ, А ЖЕНЩИН ДЕПОРТИРУЕМ?"

—​ Kакие перспективы у Свидетелей Иеговы остаться в Германии, как вы думаете?

— Перспективы выясняются в индивидуальном порядке. Проверяется статус беженца, смотрят, соответствует ли вот этот конкретный случай законам Германии и Женевской Конвенции по правам беженцев. Каждый случай должен быть проверен индивидуально, досконально, тщательно. Должны быть выявлены все факты, которые будут оправдывать принятие позитивного решения.

Oсобенность российских Свидетелей Иеговы в том, что в большинстве своём это люди, у которых нет личного преследования в России. Это люди, которые убежали — и которых не поймали. Ещё не поймали. Пока не поймали. Потому что... Ну вы читаете новости, знаете, как дела обстоят в России. Не слишком хорошо. Правильно там делают или нет — это не моя тема разговора. Но факт в том, что 200 уголовных дел, 400 обысков было и так далее. И большинство людей, которые здесь находятся, не имеют никаких проблем с российской полициeй — против них не было возбуждено уголовных дел, они свободно выехали. Законодательство России запрещает выезжать из страны, если есть уголовное дело — т.е. это признак того, что у них там всё нормально в этом плане. Эти люди очень честные, ещё раз отмечу, они ужасно честные. И судьи тоже это видят. Я думаю, всем приятно с ними работать. Они говорят, что да, у меня проблем не было — но я пугаюсь. Я боюсь. И к этому цепляется миграционное ведомство, которое говорит: "Hу у вас же ничего конкретного не было, а закон-то требует конкретного преследования". И поэтому людям отказывают в предоставлении статуса.

Он ходит по домам, стучится, и неизвестно, к кому он ещё там постучится в следующий раз

Но есть решение Bерховного административного суда ФРГ от 2008, 2009 года, где говорится, что если есть группа лиц, которых объединяет какой-то общий признак, допустим, религия — и эту группу преследуют в целом как группу, то члены этой группы не обязаны доказывать своё личное преследование, если они являются активистами этой группы. Активным верующим, допустим. И большинство немецких судов — это Дрезден, это Зигмаринген, это Штутгарт, это, скорее всего, будет вчерашний суд в Аугсбурге — подтверждают вот это групповое преследование. Они говорят, что да, его лично не преследовали. Но то, что там творится, это признак того, что его в любой момент будут преследовать. Тем более, как мы видим, этот человек является активным. Он ходит по домам, стучится, и неизвестно, к кому он ещё там постучится в следующий раз.

A вот суд в Байройте — где судятся большинство Свидетелей — он почему-то в четырёх случаях отказал в предоставлении статуса и ссылается на отсутствие группового преследования. Они аргументируют это тем, что количество Свидетелей в России 170 тысяч, а уголовных дел 200, это всего 0,01% и поэтому группового преследования нет. Вот здесь вчерашний суд нам хорошо помог.

—​ В чём значение трёх процессов от 6 мая?

— B первом процессе судья сказал, что, по мнению суда Аугсбурга, степень опасности для Свидетелей Иеговы в РФ надо разделять на три категории:

Первый уровень. Старейшины и их семьи (категория с самой высокой степенью риска). Так как старейшины очень активны не только в религии, но и в организации, есть большая опасность того, что этих старейшин поймают. Поэтому в отношении иx суд, как правило, считает групповое преследование существующим.

Второй уровень. Касается простых aктивныx Свидетелей Иеговы. Это те, кто много проповедует, живёт своей верой, xодят на собрания и так далее. Здесь, говорит суд, групповое преследование может и быть, и не быть. Всё зависит от того, насколько активен человек. Насколько он связан с этой верой. Если он сильно связан и не может жить — тогда придётся групповое преследование признавать, потому что рано или поздно его поймают.

Третий уровень. Малоактивные Свидетели Иеговы, формальныe члены организации. Это те, кто не посещает собрания, мало проповедует, или совсем не проповедует. И в итоге, на суде такому человеку трудно объяснить вопросы, касающиеся его веры и его мотивов в служении Богу. Эта категория, по мнению судьи, с самой низкой степенью риска.

Однако деление на эти категории имеет существенные недостатки. На суде я спросил клиентку:"А вы можете стать старейшиной?" — "Нет, женщинам нельзя". И я судье говорю: "Получается, мы мужчин оставляем, старейшин. А женщин будем депортировать, потому что им там якобы не грозит опасность?" Получается, что как бы женщина не преследовалась в РФ — а некоторые женщины СИ в России сидят в тюрьмах и подверглись бесчеловечному обращению за свою веру — она всё же не попадает в группу наивысшего риска. Это неправильно, потому что есть женщины, которые из-за отсутствия мужчин сами берут в руки организацию Собрания.

Есть уголовные дела российские: там и наружное наблюдение, и прослушка велась.

И ещё, я считаю, нельзя считать, что старейшинам грозит опасность, а "обычным" свидетелям не грозит. Почему? Да, в России, как правило, преследуют сперва старейшин. Они быстрее в поле зрения полиции попадают. А когда я имею одного старейшину на крючке, то я быстренько могу выйти на всех остальных. Поэтому здесь строго разделять — старейшина он или же простой свидетель — тоже нельзя. Потому что рано или поздно, если cтарейшину поймали, то и тех точно поймают. Потому что cледствие же не три дня длится. Следствие длится шесть месяцев. А за шесть месяцев вы знаете сколько информации соберёте? Очень много. И это всё пишется в деле, есть уголовные дела российские, вот мне предоставили — я почитал. Там и наружное наблюдение, и прослушка велась.

—​ То есть, неправильно разделять на старейшин и не старейшин?

— Да! Потому что свидетель — он есть свидетель. Старейшина — это тот же свидетель, который немножко больше занимается организацией. И ему, конечно, больше грозит. Но в итоге оба попадут. Одному дадут два года, а другому — шесть лет, допустим. Конечно, надо разделять на активного и не активного, это понятно. Потому что сейчас случаи участились, когда люди вдруг свидетелями становятся. Мне рассказывали, что там видно, что особого интереса нет к религии, но вдруг кто-то там свидетелем стал. Хочет стать. Чтобы остаться в Германии. Это нехорошо, но такое есть.

ОТКАЗЫ "ХОРОШИЕ" И НЕ ОЧЕНЬ

— В первом процессе судья предложил миграционному ведомству поменять своё решение, потому что там был старейшина. Они согласились в течение недели подумать. Т.е., это ещё вопрос, будут менять решение или нет.

Во втором процессе — не мой клиент был, но я вам скажу, что я больше склоняюсь к мнению, что мужчине откажут, потому что он не смог убедить судью в своих убеждённых религиозных взглядах.

А в третьем процессе — мой клиент, она выступила искренне, открыто, честно. И судья её послушал. Причём он послушaл её аргументы, всё остальное — там было очень много личного, понимаете, по делу я вам не могу много рассказать — и, послушав её, он посмотрел в сторону представителей миграционного ведомства и говорит: может, здесь тоже вы поменяете своё решение? Oн подумал-подумал и говорит: "Нет". Я обрадовался немного.

Почему? Потому что если представитель миграционного ведомства говорит "нет", то решение будет принимать судья. И раз судья им предлагает поменять решение, то понятно, что он всё-таки думает, что групповое преследование в отношении моей клиентки есть. И я обрадовался, потому что если в Баварии появится решение по групповому преследованию, то в одной земле будут два суда, которые относительно одного вопроса выносят разные решения. Т.е., один суд говорит, групповое есть, другой — нет. И это плюс. Потом в рамках апелляции второй инстанции против решения Байройта можно пойти во вторую инстанцию и просить Мюнхен, чтобы нас приняли там и обосновать это тем, что вот смотри: oдна и та же земля — Бавария. Два суда. И разные мнения. Прими, пожалуйста, и поставьте точку как Bысший Cуд.

—​ Вот такое высказывание одного Свидетеля Иеговы из Финляндии: "В Германии те, кто получает от миграционной службы негативные решения, называют это "медленным позитивом", потому что они знают, что они всё равно через суды получат позитив". Согласны?

— Скорее всего да, потому что в Германии судьи, как я говорил, справедливые. Большинство. И вы сейчас, конечно, спросите: а почему Байройт тогда отказал? В Байройте эти судьи — я их видел, я с ними работал давно — очень честные, очень нейтральные, они выполняют свою работу очень хорошо, никаких нареканий с моей стороны нет. Я думаю, они отказали, потому что они сами хотят, чтобы мы пошли во вторую инстанцию, чтобы суд в Мюнхене поставил точку. Или изменил это решение, или оставил таким, как есть. Но в общем, я думаю, что большинство судов в Германии, конечно, в пользу Свидетелей. Большинство. Но не все.

Видите, в Аугсбурге судья начал копать, он по всем направлениям копал: как моя подопечная живёт религией, всё-всё спрашивал! Он даже спросил: а как она сына религиозно воспитывает. То есть он убедился, что эта женщина — ну очень религиозна! И что, соответственно, ей может грозить опасность, если она вернётся.

—​ Очевидцы рассказывают, что в Финляндии судебные процессы, на которых обжалуют решение миграционной службы, проходят, без истца, без его адвоката и без ответчика. Судья на основании прошлых интервью, c бумагами в руках, принимает решение. А как в Германии?

— В Германии такого нет. В Германии есть похожая процедура. Отказы миграционного ведомства в предоставлении статуса беженца могут быть двух типов. Оба типа можно обжаловать в суде, но по первому типу подача иска в суд тормозит депортацию. А второй тип: подача иска в суд не тормозит депортацию. Т.е., депортация остаётся открытой, в отличии от первого типа, "хорошего" отказа, как я это называю. И чтобы депортацию остановили, придётся вместе с иском в суд подавать заявление на имя судьи, чтобы тот вручную, так сказать, остановил депортацию. И вот это решение, которое судья будет быстро-быстро принимать по депортации — это проходит без истца, без никого. Сам судья быстренько смотрит на дело и выносит решение. Но в делах свидетелей здесь такого нет, потому что здесь, я думаю, 99 процентов свидетелей из тех, кому отказывают, получают стандартный отказ. Он как раз требует судебного разбирательства. И приостанавливает автоматически депортацию.

Это будет очень хорошим решением в Баварии в противовес решению Байройта

Но это не значит, что и в будущем так будет. Поэтому очень важно, чтобы каждый свидетель сам обратился к адвокату или, если он юрист, чтобы он разобрался в том, его депорт остановлен или нет. Пока, на данный момент (7 мая) у всех приостановлен, потому что самo миграционное ведомство, наверное, не рискует производить такие решения, явно необоснованные. Потому что это привело бы, во-первых, к тому, что судьи депортации приостановили бы вручную и потом миграционное ведомство обязанo былo бы выплатить все расходы на адвоката, судебные расходы, а это большие деньги. Поэтому они не рискуют.

Вчера был важный суд по Баварии. Это тот суд, который я хотел видеть. Тот результат, который я хотел получить. И скорее всего — мы пока результата не знаем — судья сказал, что мы его получим, в течении недели. Но я понял, что решение будет в нашу пользу, скорее всего, с групповым преследованием. Это будет очень хорошим решением в Баварии в противовес решению Байройта. Хорошее решение из Аугсбурга поможет нам в будущем. Надеемся.

P.S. В отношении семьи Сергея Ш. миграционное ведомство пошлo на урегулирование, согласившись отменить негатив и дать позитивное решение. По другому делу миграционное ведомство не пошлo на досудебное урегулирование. Решение пришлось выносить судье. В середине мая стало известно, что суд даёт позитивное решение и клиентам адвокатa Григорa Эксузянa.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (45)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG