Ссылки для упрощенного доступа

Я, ты, он, она — вся сидящая страна


Радиф Кашапов на одиночном пикете в Казани "по делу Ивана Голунова" держал плакат с надписью: "Я/мы, мин/без Иван Голунов, Оюб Титиев, Азат Мифтахов, Мартин Кочесоко". Социолог Искандер Ясавеев считает его одним из лучших плакатов в серии одиночных пикетов в Казани.

Очень хотелось вписать в плакат Радифа в дополнение к именам Голунова, Титиева, Мифтахова и Кочесоко все известные мне имена пострадавших от произвола силовиков за независимую позицию: Ольги Зелениной, Юрия Дмитриева, Анастасии Шевченко, Виктора Кудрявцева, Леонида Волкова, Олега Сенцова, Александра Кольченко, Николая Карпюка, Станислава Клыха, Владимира Балуха, Павла Гриба, Романа Сущенко, Валентина Выговского, Виктора Шура, Эдема Бекирова, Вячеслава Егорова, Рустема Ваитова, Лии и Артёма Милушкиных, Александра Шумкова, Дениса Бахолдина, Даниса Сафаргали; участников дела "Нового величия": Анны Павликовой, Марии Дубовик, Руслана Костыленкова, Максима Рощина, Петра Карамзина, Павла Ребровского, Дмитрия Полетаева, Сергея Гаврилова, Вячеслава Крюкова, Рустама Рустамова; участников дела антифашистов ("Сети"): Дмитрия Пчелинцева, Ильи Шакурского, Егора Зорина, Василия Куксова, Андрея Чернова, Армана Сагынбаева, Виктора Филинкова, Игоря Шишкина… За каждым из этих имен — трагедия человека и его близких. Очень легко найти информацию обо всех этих людях. Достаточно ввести в поисковой системе имя и фамилию и добавить слово "Мемориал" — название правозащитной организации.

Но ни бумаги, ни времени пикета не хватило бы, чтобы вписать в этот список всех. Такой список не может быть полным. В России сотни тысяч, если не миллионы невинно осуждённых, и я нисколько не преувеличиваю. Почти во всех интервью с бывшими заключёнными можно найти упоминания и рассказы о тех, кто сидит за преступления, которые не совершал. Примером может быть фрагмент недавнего интервью с респондентом из Татарстана в рамках проекта Центра молодёжных исследований НИУ ВШЭ:

Парень, сам из деревни, приехал к своей сестре, она в Казани живет. Сестра с мужем там, да, ребёнок у них… В какой-то момент раз, говорит, стук в дверь. Заходят менты. Всё, забирают этого паренька и, получается, мужа сестры. Везут в милицию. Оказывается, произошло… Избили, короче, гаишника очень сильно, что-то отобрали у него, возле ларька ночного… Всё, и им обоим, их начинают грузить, что "вы были там". Ну, видать, их увидел кто-то, может. Кто-то просто видел, как они ходили там, подумал, что, может быть, это они. А парень такой... Видно, когда люди врут, а когда правду говорят. И в итоге мужа сестры его, его ставят перед условием: "давай на него показания, мы тебя отпускаем, что вы были там, отняли что-то там, избили его". Всё, тот дает показания. Всё, этому пареньку шесть лет дали… И куча людей [так].

Дело Ивана Голунова: что думают казанцы?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:48 0:00

Главное, что происходит в эти дни в России — это формирование солидарности с такими людьми, с теми, против кого силовики совершают преступления, фабрикуя уголовные дела. Хотелось бы надеяться, что эта солидарность станет основанием для широкого антирепрессивного движения, которое будет нацелено на изменения в законодательстве, включая законодательство по наркотическим статьям, введение действенных механизмов общественного контроля над силовиками, в том числе ФСБ, обеспечение независимости судебной власти. Заделы для такого движения есть. В России действуют правозащитные организации: Агора, Мемориал, Московская Хельсинкская группа, Русь Сидящая, Фонд Андрея Рылькова, Центр содействия реформе уголовного правосудия, За права человека, Комитет против пыток, Комитет за гражданские права, Институт прав человека, Общественный вердикт, Зона права и другие.

Если "Дело Голунова" завершится освобождением Голунова, новые сфабрикованные дела не заставят себя ждать

Многие после освобождения Ивана Голунова задают себе вопрос: "Что делать дальше?" Часть ответа на этот вопрос кажется очевидной. Очень важно по мере возможности поддерживать правозащитные организации — средствами и информацией. Им очень нужна такая поддержка. Не менее важно всеми возможными способами распространять сведения о тех, кто подвергся произволу: перепечатывать сообщения о них, подписывать и распространять петиции и участвовать в акциях в их защиту, таких, как сегодняшний марш и пикеты в разных городах России. Одной из постоянных акций является ежедневный бессрочный пикет в Москве у администрации президента с требованием обмена российских и украинских граждан, находящихся в заключении в Украине и России, включая Сенцова, Кольченко, Карпюка, Клыха, Гриба и других. Поддержка очень необходима и независимым медиа. Именно они сообщают нам о происходящем в стране.

Это лишь часть ответа. Очень важна совместная солидарная работа по обдумыванию средств движения против репрессий.

Успех такого движения — в интересах всех, включая, как ни парадоксально, сотрудников правоприменительных органов. Репрессивная система, как правило, репрессирует и часть своих агентов. Если же "Дело Голунова" завершится только освобождением Ивана Голунова, то новые уголовные дела, сфабрикованные силовиками, не заставят себя ждать. Но теперь они будут гораздо более продуманными и подготовленными.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не совпадает с позицией редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    искандер ясавеев

    социолог, старший научный сотрудник Центра молодёжных исследований НИУ "Высшая школа экономики", координатор инициативной группы "Город без преград" (Казань)​

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG