Ссылки для упрощенного доступа

"По всей пчелопродукции год потерян". В Татарстане — массовая гибель пчел


Массовая гибель пчел в Татарстане
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:44 0:00

У пчеловодов Заинского района — трагедия. В семи населенных пунктах погибли пчелы. По подсчетам Россельхознадзора, инспекторы которого объехали пока четыре деревни, порядка 500 пчелосемей утрачено. На некоторых пасеках в одночасье опустели до 100 ульев. И это неполная картина — в районную ветеринарную службу продолжают поступать обращения. Пострадавшие в гибели пчел винят владельцев полей, которые без предупреждения населения обработали свои владения пестицидами.

"У НАС ЗДЕСЬ ОКОЛО 1500 СЕМЕЙ. И ЭТО ВСЁ ПОГИБЛО!"

У Евгения Минеева из села Поповка Заинского района в каждом из 26 ульев погибло примерно 70% пчел. Аналогичная ситуация, по его словам, — в деревнях Тонгузино, Пустынка, Утяшкино, Нижнее Бишево. Там, говорит он, пчелы умерли в течение дня, так как поля находятся рядом. А его пчелы мучались несколько дней.

Евгений связывает гибель пчел с обработкой ядохимикатами полей агрофирмы "Нива", входящей в холдинг "Агросила". Он видел, как в пятницу и субботу на прошлой неделе, то есть 28 и 29 июня, техника шла на обработку полей. А после этого в деревне начался падеж пчел.

"Нива", рассказывает он, опрыскивала поля днем и в сильный ветер, что категорически запрещено, и главное — пчеловодов о предстоящей обработке полей никто не предупреждал.

— Обрабатывать должны в вечернее и в утреннее время только. В раннее утреннее, когда лёта пчел нет, — объясняет Минеев, ссылаясь на специализированный СанПиН по обращению с пестицидами. — А они обрабатывали днем. И [скорость ветра должна быть] не выше четырех метров в секунду, если мне память не изменяет. А, например, в субботу было метров пятнадцать в секунду.

Пчеловод вызвал полицию и районное сельхозуправление. Правоохранители описали имущество и установили примерную оценку ущерба. Минеев при этом не очень надеется на то, что ему возместят ущерб, и тем более не думает, что такое не может повториться. В сельхозуправлении ему сказали: "Это частные поля, мы ничего сделать не можем".

У пчеловода из села Светлое Озеро того же района, не пожелавшего называть свое имя, погибло свыше двадцати пчелосемей. Еще в четверг, 27 июня, он осматривал пасеку, и все было в порядке, а через два дня пчел не стало.

— Утром [в субботу] выхожу, смотрю: прямо по траве пчелы бегают. Такого никогда не было! Дай, думаю, обход по пасеке сделаю. У меня сильные семьи такие. Подхожу, а они там все выбегают из летка и падают, выбегают и падают. Первая мысль была — отравили.

Наш собеседник бросился обзванивать знакомых пчеловодов. Некоторые еще не заметили беды, но только потому, что пока не осматривали улья. А один, как выяснилось позже, выезжал на кочевку именно в то место, где пестицидами обработали рапсовое поле. Он гибель пчел увидел еще день назад, то есть в пятницу, но тоже подумал, что насекомых отравили конкуренты.

Чуть позже стало известно, что после обработки поля погибли пчелы и в Утяшкино, и в Пустынке. Обе деревни входят в то же сельское поселение.

Связавшись друг с другом, пчеловоды выяснили, кому принадлежит поле. Это Рафис Фардеев, исполнительный директор ОАО "Заинское хлебоприемное предприятие" и депутат Совета Светлоозерского сельского поселения.

— Он должен был предупредить! Везде так принято, так прописано, — негодует пасечник. — Они все прекрасно знают, сколько здесь пчеловодов. У нас около 1500 семей. И это все погибло!

В предыдущие годы, говорит он, таких инцидентов не было, поэтому предполагает, что в этом году на поле использовали или какой-то сильнодействующий химикат, или перепутали дозировку.

ОДНИ "ДЕЛАЮТ" ДЕНЬГИ, ДРУГИЕ ТЕРПЯТ УБЫТКИ

В Утяшкино, по словам владельца пасеки Алексея Андреева, пострадали шесть пчеловодов.

— Разное количество пчел: у меня 37 пчелосемей — самое большое, — объясняет он. — Есть 16, 11, 4. В Пустынке намного больше: и по 90 есть, и по 50, и по 70 пчелосемей.

Там, говорит Андреев, урон понесли восемь пчеловодов. Подмор (так называют трупы медоносных пчел) очень большой — половины пчелиных семей уже нет. Причем больше всего пострадали сильные семьи, так как у них много летных пчел, которые улетели и отравились.

Андреев уверен, что обработка полей пестицидами велась в четверг, 27 июня, вечером. Население о ней не оповещали.

Если бы фермер оповестил жителей о предстоящей обработке полей, сообщив при этом название пестицида, класс опасности и продолжительность его действия, объясняет пчеловод, они могли бы на короткое время закрыть улья. Если улья небольшие, однокорпусные, их можно было унести во мшаник (зимовник для пчел), в крайнем случае — погрузить в машину и отвезти в лес на это время. Это большие затраты для владельцев пасек, но пчел удалось бы спасти.

— Сейчас, — продолжает Андреев, — начался главный взяток. Зацвела липа, все разнотравье — пчелы меда натаскивают, бывает, до четырех килограммов за сутки. Это обычно длится две–две с половиной недели. Именно в данный момент они набирают основную массу меда и для пчеловода, и себе на зимовку.

Даже если фермер оповестит пчеловодов, все равно возникает несправедливая ситуация: первый "делает" деньги, а вторые должны нести убытки.

— Сейчас другая опасность, — рассказывает пчеловод. — у пчел есть градация. Летают только пчелы, которые, скажем так, половину своей жизни прожили, то есть взрослые пчелы. А молодая пчела, которая вылупляется, она сидит в улье и выращивает потомство, то есть чистит соты, дает корм личинкам, которые только на свет появились, за маткой ухаживает. А летает только летная пчела, так называемая. Вот эта летная пчела принесла сейчас отравленный нектар, отравленную пыльцу, и сейчас получается, это молодые пчелы сами кушают и кормят расплод, кормят матку. Если сейчас матка и расплод погибнут, то вообще вся семья может погибнуть. Люди говорят: мы можем полностью лишиться пасек, если погибнет матка.

В предыдущие годы, по словам Андреева, который занимается пчеловодством уже четыре года, их тоже не оповещали. Причем рапсовых полей было больше. Однако то ли эти поля летом не обрабатывали, то ли обрабатывали другим пестицидом — гибели пчел не было.

Пострадавшие пчеловоды обратились в районные ветеринарные службы, подали заявления в управления Россельхознадзора и Роспотребнадзора по РТ, собираются пожаловаться в прокуратуру и подготовить документы для подачи иска в суд. Правда, в благоприятном для них исходе дела они не уверены.

У пчеловодов по правилам должно быть много документов, а их нет. Вроде бы и не спрашивает никто, вот их и не получают. Например, должен быть санитарный паспорт пасеки. Алексей Андреев рассказывает, что в этом году собирался его сделать, но в сельсовете ему сообщили, что справки из похозяйственной книги о наличии пчелосемей они выдают только на 1 июля. Он решил подождать, а к началу июля пришла беда — не успел. А без санитарного паспорта пасеки в суде, дескать, могут сказать, что пасеки фактически не существует.

"И ПО ПЧЕЛАМ, И ПО МЕДУ, И ПО ВСЕЙ ПЧЕЛОПРОДУКЦИИ ГОД ПОТЕРЯН"

Александр Литвинов, старший госинспектор отдела государственного ветеринарного надзора управления Россельхознадзора по РТ после обращений пчеловодов лично выезжал в четыре населенных пункта Заинского района, где погибли пчелы — в Утяшкино, Пустынку, Куш Елга и Кадырово.

Ссылаясь на слова пчеловодов, Литвинов говорит, что гибель пчел началась в пятницу, 28 июня, а в субботу, воскресенье и понедельник она приобрела массовый характер. По правилам, объясняет он, обработка пестицидами должна проводиться при температуре не выше +15 градусов в вечернее или более позднее время и ранним утром, когда пчелы не летают. Обрабатывать днем категорически запрещается.

— На сегодняшний день ситуация какая. Да, мы прошли порядка 10-15 пасек и установили, что у этих владельцев в общей сложности погибло около 500 пчелосемей. Это не все, а только те, к кому мы смогли зайти и с кем мы смогли повстречаться.

Ситуация намного сложнее и пострадавших намного больше, уверен он. Районное ветобъединение отбирает пробы пчелиного подмора, меда и отправляет их в Казань, во "ВНИВИ" ( "Федеральный центр токсикологической, радиационной и биологической безопасности") на анализ. Результат должен быть готов в течение месяца.

— Осматривая ульи на пасеках, которые были подвержены этому, мы установили, что действительно пчел там в улье практически не осталось, основная масса лежит на прилетных досках, на территориях, прилегающих к ульям. Эти пчелы уже начинают разлагаться, —рассказывает Литвинов. — А живые пчелы которые сидят, допустим, в улье и не вылетают — они из-за этого смрада не могут находиться в улье и начинают вылетать. Они очень злобные, набрасываются на людей. Люди по деревням ходят в пчеловодных масках, костюмах. Я сам не успел из машины выйти, на улице меня сразу две пчелы ужалили (старший госинспектор был вынужден опрашивать пострадавших, сидя в машине, пока ему не принесли маску пчеловода — "Idel.Реалии").

В деревне Пустынка по подсчетам инспектора пострадало около 11 пасек. В девяти из них погибли все пчелы. Причем от 10-12 пчелосемей у некоторых владельцев и до 50-и.

— Ситуация очень сложная. И я считаю, что это стало возможным только лишь из-за того, что сельхозпроизводители, которые производили обработку полей — я все-таки это связываю именно с обработкой полей ядохимикатами — провели эту манипуляцию, скажем так, с нарушением определенных правил. Не предупредили, проводили работы в дневное время, что повлекло за собой такую массовую гибель пчел. Ну вот представьте: четыре деревни — мы с людьми встретились. Около 500 пчелосемей погибли. У одного человека — 100 пчелосемей, у другого — 90, у одного — 50, у другого — 37. Люди живут этим, и сейчас такая трагедия.

Нияз Салихов, замначальника ГБУ "Заинское районное государственное ветеринарное объединение" по диагностике сообщил "Idel.Реалии", что по состоянию на 3 июля у них есть сведения о гибели пчел в семи населенных пунктах Заинского района. Это села Поповка, Светлое Озеро, Куш-Елга, Кадырово, деревни Пустынка, Утяшкино, Тонгузино. Но обращения еще продолжают поступать.

"С ПШЕНИЦЫ ПЧЕЛЫ МЕД НЕ СОБИРАЮТ"

"Idel.Реалии" связались с теми, кого пострадавшие считают виновными в гибели пчел.

Владелец рапсового поля близ Утяшкино, Пустынки и Светлого Озера Рафис Фардеев признает, что обрабатывал посевы инсектицидом (пестицидом, предназначенным для уничтожения насекомых-вредителей) и виноват в том, что не уведомил сельсовет о предстоящих работах.

Фардеев готов возместить пчеловодам ущерб при условии, что те предоставят ему ветеринарные справки о гибели пчелосемей. Пока, говорит он, таких справок нет.

Депутатат Совета Поповского сельского поселения и агроном ООО "НИВА" — агрофирмы, которой принадлежат поля возле деревни Поповка, Талгат Хабибуллин также признает, что они обрабатывали поля инсектицидом 28 и 29 июня. Но он не связывает обработку с гибелью пчел.

— Мы обрабатывали поля яровой пшеницы. Обычно, когда погибают пчелы, они летают на яровой рапс или на горчицу, потому что они цветут в это время. А с пшеницы они мед не собирают.

Пшеничное поле, по словам Хабибуллина, находится примерно в двух километрах от села, и пчелы на него не летают (пчеловоды между тем утверждают, что пшеничное поле, о котором идет речь, заросло цветущим сорняком-медоносом, с которого пчелы как раз собирали нектар).

Пшеничное поле и сорняки
Пшеничное поле и сорняки

Хабибуллин говорит, что поле обрабатывали вечером и утром, "может быть, чуть попозже", но утверждать не берется, так как в течение дня отсутствовал, а работами руководил другой агроном.

Работы по внесению инсектицида агрофирма продолжает — теперь на цветущем рапсовом поле, куда пчелы "обязательно полетят", и поэтому только по ночам. И на этот раз, как утверждает наш собеседник, они предупредили местный сельсовет.

На вопрос о том, предупредили ли они сельсовет перед пестицидной обработкой пшеничного поля, Хабибуллин ответил, что "сельсовет знает", а на вопрос: откуда знает — "ну как же, вместе работаем с ними". Правда, чуть позже агроном признался, что не знает, а оповещение не входит в его обязанности. Он также уверяет, что при скорости ветра выше 5 м/с, они поля не опрыскивают. Мол, сами водители за этим следят: при сильном ветре ядохимикат может попасть кабину, а человек — отравиться.

Мы связались и с главой Поповского сельского поселения Русланом Хабибуллиным, чтобы уточнить, предупреждало их ООО "Нива" об обработке пшеничного поля пестицидами или нет. Глава поселения уверяет, что орган местного самоуправления не предупреждали, хотя должны были уведомить в письменной форме.

Что касается обработки рапсовых полей, то, по словам главы, уведомление было только по телефону, причем 1 июля, то есть уже после того, как погибли пчелы и об этом стало известно.

— Заместитель мне позвонила. Говорит: так, мол, и так, нас по телефону предупредили, что они "продолжают" обрабатывать поля, указали адрес. Мы уже по телефону всех предупредили. А официально нам никто ничего не присылал.

Какой ядохимикат будет использован и каков у него срок действия, им, говорит глава, не сообщили.

Для справки

По архивным данным метеостанции в аэропорту "Бегишево" (в 28 км от Заинска), доступным на сайте rp5.ru, скорость ветра была ниже 5 м/с до 5 утра 28 июня и после 19:30 29 июня. Температура воздуха до +15 градусов была до 9:30 и после 22:00 28 июня, а также до 2:30 и после 22:00 29 июня.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (13)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG