Ссылки для упрощенного доступа

"Жили в страхе, что вот-вот придут с обыском"


Россия. Белгород. "Наши" травят "Свидетелей Иеговых"

Из России продолжают бежать Свидетели Иеговы. "Idel.Реалии" уже рассказывали, почему члены этой религиозной организации вынуждены эмигрировать и как их встречают на Западе: в Германии и Финляндии. Игорь Сорока —​ один из первых Свидетелей Иеговы, бежавших из России в Великобританию, где он получил положительное решение о предоставлении убежища. Его дело стало прецедентным и до сих пор оказывает влияние на принятие подобных решений.

Игорь — из города Абинск Краснодарского края. Окончил Черкесский Автодорожный техникум, по специальности техник-механик по ремонту и эксплуатации дорожных машин. Работал водителем-дальнобойщиком на тяжёлых большегрузах. В России Игорь был одним из учредителей местной религиозной организации (МРО) Свидетелей Иеговы в своём городе. Приехал в Англию с женой и тремя детьми. Два сына уже совершеннолетние, дочке на момент приезда ещё не было 18 лет.

— Мы прилетели в Великобританию в ноябре 2016 года, — рассказал Игорь корреспонденту "Idel.Реалии". — В аэропорту Лондона заполнили анкеты на предоставление убежища по причине религиозного преследования Свидетелей Иеговы в России. Хотя на тот момент официально организация Свидетелей Иеговы не была запрещена, но у нас это заявление приняли. Провели короткое интервью с каждым из пятерых членов моей семьи. И разрешили остаться в Великобритании до принятия решения по нашему делу.

"СУДЬЯ ПОНАЧАЛУ ПЫТАЛАСЬ РАЗОБРАТЬСЯ"

Моя история бегства из России, наверное, похожа на историю тысяч Свидетелей Иеговы, которые сейчас оказались за границей.

Никогда у меня в планах не было покидать Россию. Но затем появилось несколько причин, которые вынудили меня пойти на такой шаг. Первая причина заключается в том, что в 2012 году в отношении меня было заведено дело об участии в экстремистской деятельности. Состоялся суд, который признал меня виновным в создании организации и участии в распространении экстремистской литературы на территории Российской Федерации.

Cудья Кондратенко В.К. поначалу пыталась разобраться в деле — так как было очевидно, что оно грубо сфабриковано — но затем вынесла обвинительное решение, и было видно, что ей самой неприятно это делать. В результате меня оштрафовали. Был конфискован зал Царства, в котором мы собирались. Далее мне пришлось участвовать ещё в трёх судебных процессах (копии судебных решений представлены редакции — "Idel.Реалии") для того, чтобы обжаловать это решение, включая Верховный Суд в Москве.

Но всё было безрезультатно. Каждый из последующих судов оставлял решение о признании меня экстремистом без изменений.

Извини, но я вынужден буду тебя уволить

Все эти решения сильно давили на меня: в один момент я из законопослушного гражданина превратился в опасного преступника. Как следствие этого, ко мне стало меняться отношение окружающих. Например, меня уволили с работы — я работал в ООО "Новоросметалл", это государственное предприятие. Несмотря на то, что я там проработал более восьми лет, пользовался уважением у работодателя из-за моего отношения к работе, в один момент начальник Колчекьян Артем Арамович сказал мне: "Извини, но я вынужден буду тебя уволить". Я спросил, почему. Он сказал, что поступил такой приказ сверху. Из полиции, из такого отдела "Э" — это отдел по борьбе с экстремизмом. Им в категоричной форме сказали уволить меня с работы, так как я не должен там работать.

Позже я узнал что это был начальник отдела "Э" Рогозин Вадим. После этого я долго не мог устроиться ни на какую другую работу — несмотря на то, что у меня был большой опыт работы, необходимые навыки, профессиональные качества. Я не мог устроиться даже туда, где срочно требовались рабочие и куда никто не хотел идти. Проверив моё досье, каждый из работодателей отказывался принимать меня на работу, мотивируя это тем, что они не хотели для себя проблем со стороны властей.

Но эта причина тоже не была основной, почему я покинул Россию — я был готов к такому развитию ситуации. Я был готов даже к большему: что подвергнусь аресту, заключению. И всё это, в принципе, меня не сильно удивляло. Прекращать проповедовать, читать Библию, делиться своими убеждениями я не собирался. И продолжал свою деятельность. И это вызывало такую ярость со стороны правоохранительных органов, со стороны тех, кто следил за моей деятельностью.

Мы не можем взять тебя на работу — твой отец в списке экстремистов

Но самое плохое было в том, что начала страдать и моя семья. Например, мой старший сын Давид тоже работал водителем в соцзащите. Он очень любил свою работу — он вообще, очень любит технику. Тоже очень добросовестно относился к своей работе. И вот как-то начальница его вызвала и сказала, что он больше у них не работает. Уволила его с этой работы. Он хотел устроиться на другую работу. При прохождении собеседования со службой безопасности фирмы ему показали на компьютере некоторые документы. Спросили, имеет ли он отношение какое-то ко мне. "Да, это мой отец". — "Мы не можем взять тебя на работу — твой отец в списке экстремистов".

Второй мой сын по убеждениям отказался служить в армии. В результате ему служба в армии была заменена на альтернативную службу. Он работал почтальоном. Ему дали самый тяжёлый участок. На окраине города, в новостройках он должен был разносить почту, не имея средств защиты от собак. Также со стороны его начальства он подвергался разного рода насмешкам, оскорбительным замечаниям по поводу его религиозных убеждений. И всё это не лучшим образом сказывалось на обстановке в моей семье. Потому что раньше я всё время учил своих детей с уважением относиться к властям, к государству. Но они видели несправедливое отношение в ответ. И это такое недоумение у них вызывало...

Так что я уже не видел будущего в России, потому что эта ситуация только усугубляла положение. Моя жена каждый день жила в страхе, что вот-вот придут с обыском. Что в любой момент могут арестовать меня, или моих сыновей.

Ну и последней каплей стала такая история. Oднажды жена работала в палисаднике, и услышала, как к моему соседу подъехали два сотрудника ФСБ в гражданке, представились ему и стали интересоваться мной. Кто ко мне приходит, когда я ухожу, куда ухожу. Дали ему задание следить за мной. И с этого момента он стал внимательно следить за всеми моими действиями. Я не стал дожидаться, когда меня арестуют. И мы все приняли решение быстро покинуть страну. Думаю, что я сделал это очень вовремя, потому что через некоторое время к моей матери, которая живёт в глухом селе в Карачаево-Черкесии, приехала большая группа полиции вместе с сотрудниками ФСБ. Не предоставляя никакого ордера, стали проводить обыск у матери. Хотя она никакого отношения не имеет к организации Свидетели Иеговы. Kогда мой младший брат пытался снимать этот обыск на телефон, они запретили ему, сказали: ты не имеешь права снимать оперативных сотрудников.

Обыскали весь дом, ничего там не найдя — никакой литературы, ни меня — они предложили подписать документ; брат, когда начал читать, увидел, что это протокол осмотра. Так что, конечно, покидать Россию нам не хотелось, но другого выхода мы не видели.

"КАЗАКИ-ЛЖЕСВИДЕТЕЛИ"

С 2012 года и вплоть до моего отъезда в 2016-м я постоянно сталкивался с угрозами ареста, с угрозами проблем со стороны полиции. Однажды зампрокурора Абинского района Бабаев Николай даже сказал перед судебным заседанием, что всё будет нормально, если я соглашусь признаться в том, что я действительно распространял экстремистскую литературу. Но я сказал, что нет, я никогда не признаюсь в этом, потому что я не делал этого.

"Ты создаёшь себе проблемы. Не только себе, но и своей семье", — сказал он тогда.На тот момент некоторые публикации Свидетелей Иеговы уже были признаны экстремистскими, и мы их не распространяли. Но для того, чтобы было законное основание для обвинения, прокурор хотел, чтобы я признался, что у меня была экстремистская литература и это было бы основанием для обвинения меня в экстремистской деятельности. А так как я отказался, были использованы два лжесвидетеля, которые дали показания против меня. Это были казаки атамана Абинского казачьего войска Бондаренко Сергея Иосифовича. Они сказали, кто они и кто просил дать их показания. Их показания и легли в основу дела.

Потом на одного из присутствующих — просто посетителя в зале суда — показали: "Это, похоже, он"

Есть протокол суда, где зафиксировано, что они даже не могут опознать меня. Когда этих "свидетелей" вызвали давать показания в суде, они путались. Сказали, что к ним пришёл человек по имени Игорь Сорока и каждому вручил запрещённую книгу. Я спросил у судьи, можно ли мне задать им вопрос, она разрешила. И я спросил этих двух товарищей: "Вы можете опознать из находящихся в зале суда того, кто дал вам эти книги?" И они подумали, что я, наверное, какой-то адвокат или что-то в этом роде. Смотрели по сторонам. Потом на одного из присутствующих — просто посетителя в зале суда — показали: "Это, похоже, он". В этот момент судья стала кричать на меня, какое право я имею такие эксперименты проводить в зале суда. То есть это явное лжесвидетельство было.

Кроме того, неоднократно я в свой адрес слышал угрозы от казачества. Угрозы физической расправы. И эти угрозы были не лишены оснований, потому что от этих людей можно ожидать всего. Это беспринципные люди. Очень низкие. Также были в России случаи поджогов жилищ Свидетелей Иеговы. Поэтому мы жили в страхе, что и наш дом может быть подожжён. Потому что любого рода провокации были вполне реальны.

Но я хочу упомянуть и о хороших людях, которые не боялись помогать мне. Один из них — ​Кириченко Денис. Однажды он предложил мне поработать на его грузовике, хотя я сказал что у него, возможно, будут трудности с полицией из-за меня. На что он ответил мне что, это его не волнует.

В Англии люди с большим уважением относятся к человеку, который имеет какие-то свои убеждения

По приезду в Англию, уже где-то через четыре месяца, мы были приглашены на основное интервью (с миграционными службами Британии — "Idel.Реалии"), которое мы успешно прошли. Нельзя сказать, что это интервью было очень легким. Во-первых, оно длилось порядка четырёх часов. С каждым [членом моей семьи]. Каждый в отдельности был приглашён в разные часы. Мы были приглашены на интервью в другой город в Англии. И поехали. Нам оплатили дорогу, oплатили проживание в гостинице.

Получить статус беженца в Англии не так просто. Потому что многие сюда едут. Более по экономическим соображениям. Mиграционного офицера интересовали наши мотивы, причины прошения убежища, преследования в России. Ну и действительно ли мы имеем такие убеждения. В Англии люди с большим уважением относятся к человеку, который имеет какие-то свои убеждения. Религиозные или какие-нибудь ещё. Хотя сама по себе Англия довольно-таки нерелигиозная страна. Но люди достаточно культурные, воспитанные и очень толерантные. С уважением относятся к представителям разных религий, разных культур, национальностей, рас. Mне было интересно наблюдать, что в процессе интервью и переводчик, который переводил наш разговор, и сама офицер миграционной службы очень заинтересовались тем, что происходит в России. Они были шокированы той несправедливостью, которая там происходит по отношению к мирным жителям, Свидетелям Иеговы.

Далее миграционный суд вынес позитивное решение о предоставлении убежища мне и моей семье сроком на пять лет. Мы все очень обрадовались этому решению. Mой адвокат был доволен. Он сказал мне, что это решение послужит прецедентом для последующих решений. И это действительно оказалось так. Так как все последующие Свидетели Иеговы, которые приезжали сюда в Англию, получали позитивное решение. Даже вне зависимости от того, были ли у них личные преследования или нет. Только лишь на основании того, что они — Свидетели Иеговы. Англия прекрасно знает о той ситуации, которая происходит в России по отношению к нам.

По подсчётам самой организации Свидетели Иеговы, больше всего Свидетелей Иеговы, бежавших из России, в Германии (1300-1400 человек) и США (около 1500). В Финляндии —​ порядка 300 человек. На убежище подают даже в такой экзотической стране как Коста-Рика.

Но вообще сюда не очень много людей переехало — так как очень сложно попасть в Англию. Но вот за последние два года (2018-2019 гг.) больше ста человек приехало из России. Особенно после дела Денниса Кристенсена, после того несправедливого обращения с ним. В основном, приезжают молодежь, молодые семьи. Средний возраст приезжающих, может быть, 27-30 лет. Многие имеют высшее образование. Очень много ребят. Хорошие программисты. Хорошие электрики, я знаю. Одна молодая семья приехала — наверное, около 30 лет — уже здесь родили ребёнка. Очень хорошее отношение со стороны властей к мигрантам. Предоставляют жилье, предоставляют всё необходимое. Всякого рода службы есть, которые помогают в решении тех или иных ситуаций. Одним словом, очень нравится забота властей о мигрантах. Отношение их и отношение окружающих людей.

Очень большой интерес вызывает у простых англичан, когда им рассказываешь о том, что происходит в России. Потому что в Англии очень мало информации о России. Раньше было такое стереотипное представление как о военной державе. А сейчас... Очень много моих знакомых хотели бы поехать в Россию. Просто как туристы, посмотреть. Но останавливает то, что не знают, что можно ожидать от властей. Особенно эта ситуация с Деннисом Кристенсеном показывает, что от властей можно ожидать очень непредсказуемых решений.

"МЫ РИСКНУЛИ ПОПАСТЬ В АНГЛИЮ ЧЕРЕЗ ТРЕТЬЮ СТРАНУ"

Первоначально нам было всё равно куда ехать. Главное, чтобы уехать в ту страну, где мы могли бы чувствовать себя безопасно, свободно исповедовать свои убеждения, встречаться с соверующими, беспрепятственно поклоняться Иегове. Поэтому география поиска страны для переезда была очень обширная. Начиная от Монголии и заканчивая какой-нибудь страной Южной Америки. Kогда мы ещё находились в России, oдин мой товарищ пришёл однажды в гости. Обычно в то время мы никому не говорили о своих планах переезда, потому что это запросто могло расстроить все планы. Если станет известно, то могли бы не выпустить из страны. И вот за чашкой чая зашёл разговор про эмиграцию. Мы знали, что наш приятель собирается переехать в Германию, потому что над ним тоже большая угроза ареста нависла, так как мы вместе с ним состояли в МРО (Местной Религиозной организации — "Idel.Реалии") Свидетелей Иеговы. Oн сказал, что есть страны, где проживает большое количество русскоязычного населения. И одна из этих стран — Англия. Он сказал, что тут есть возможность проповедовать русскоязычному населению. И поэтому мы уцепились за эту возможность. Хотя нам больше по душе было поехать в Канаду, так как Канада по своему климату похожа на климат России. А Англия была в нашем представлении такая холодная страна, где туман, дожди и неприветливые люди.

Угроза ареста и безысходность российской жизни побудили нас на этот шаг

Но когда мы приехали сюда в Англию, то оказалось всё наоборот. Это довольно уютная страна. Конечно, попасть сюда очень сложно. Очень сложно получить в России английскую визу. Там целый длинный перечень необходимых условий, которые нужно соблюсти, чтобы получить эту визу. Но так как нависла угроза ареста надо мной, у нас не было уже времени получать визу. И мы рискнули попасть в Англию через третью страну. И это у нас неплохо получилось. Хотя это был очень рискованный шаг. Дорогостоящий. Очень сложно было решиться. Переживали мы сильно. Но угроза ареста и безысходность российской жизни побудили нас пойти на этот шаг.

Сейчас мы живём здесь, в Англии. Нам дали очень такой хороший, уютный дом из четырёх спален. У каждого есть своя комната. Стараемся интегрироваться в местную жизнь. Я хожу в колледж, изучаю английский язык и навыки IT. Здесь всё делают для того, чтобы мигранты чувствовали себя уютно, могли как можно скорее интегрироваться, затем найти хорошую работу по той специальности, которая им нравится. Если есть специальность — работа по своей специальности, если её нет — приобрести такую специальность. Например, моя дочь очень хорошо говорит по-английски. В России она занималась дизайном рекламы. А здесь она решила переквалифицироваться. Отучилась на пекаря-кондитера и сразу же нашла работу себе. Работает во французском ресторане кондитером. Очень нравится ей, потому что здесь удобно работать, так как ты можешь сам выбрать себе график работы — полный день или частичная занятость. Очень уважительная и доброжелательная обстановка царит на работе. Необходимо быть предельно вежливым со всеми — с клиентами, с сотрудниками. Потому что это показывает уровень твоей культуры, качество твоего воспитания. Ну и создаёт хорошую атмосферу для работы. Жена тоже работает в английской школе. Сыновья сейчас — и один, и другой — подыскивают себе занятие по душе, чтобы работать.

Отношения с соседями у нас очень хорошие. Хотя существует некоторый барьер в языке, в общении, но он не мешает нам интересоваться друг у друга, как дела, как здоровье. Пошутить немножко. Перспективы здесь — окончить колледж, освоить язык. Затем, наверное, буду продолжать работать по своей специальности — водителем. Здесь очень большая потребность в водителях. Это очень высокооплачиваемая работа, требует очень большой ответственности.

Перспектив они никаких не видят в России и хотят уезжать

Вообще, в Англии очень большое значение уделяют безопасности жизни. Тебе необходимо соблюдать всякого рода правила, чтобы твоя жизнь и жизнь других людей была в безопасности. Поэтому я стараюсь обращать внимание на все эти правила, стараюсь больше узнавать. Больше узнавать о культуре англичан, их обычаях, традициях. Однозначно могу сказать: у меня нет желания возвращаться в Россию. Да и нет такой возможности туда ехать. Уже мы все решили оставаться здесь, в Англии. Ни в какую другую страну не хочется переезжать, даже и с более тёплым климатом. Даже и в Канаду не хочется. Потому что здесь, в Англии, у нас появилось много друзей, знакомых. Интересы, работа. Mы чувствуем себя здесь так, как будто тут и жили. Тем более, сами видите: в России ситуация не меняется, а наоборот, только ухудшается. Знакомые пишут из России — каждый хочет уехать оттуда. Очень много молодых ребят просятся уехать. Даже и не Свидетели Иеговы — просто молодые ребята, которые учатся или отучились уже. Перспектив они никаких не видят в России и хотят уезжать.

Иногда мне кажется, что ситуация, может, через какое-то через какое-то длительное время, всё равно выровняется в России. Хотя верится в это с трудом. Tогда я готов поехать туда как турист, проведать родных, близких. Ну а сейчас в планах встречаться с матерью, с братом, с сестрой лишь на территории какой-нибудь нейтральной страны — Турции, Грузии или какой-нибудь ещё.

20 апреля 2017 года Верховный суд России по иску Министерства юстиции РФ признал организацию "Свидетели Иеговы" экстремистской и запретил её деятельность на территории России. Апелляционная коллегия Верховного суда 17 июля 2017 года признала это решение законным.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (51)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG