Ссылки для упрощенного доступа

Заработать в Нью-Йорке: татарстанские студенты делятся впечатлениями


Автор рубрики не так давно переехала с семьей жить из Казани в Нью-Йорк. Специально для "Idel.Реалии" она продолжает вести дневник о своей жизни в США. Предыдущие главы читайте здесь.

Недавно встречалась с "джейванщиками", студентами из Татарстана, которые приехали по программе Work and Travel и попросили меня показать достопримечательности Манхэттена. На эту программу молодежь едет по визе J1 и поэтому их так и называют, "джейванщики". Летом их становится заметно больше и их сразу можно узнать по ищущему взгляду и повышенной активности.

— Здесь, если не лениться, можно очень хорошо заработать. Я только что купил себе крутой телефон на деньги, заработанные за пару недель! — делится впечатлениями челнинский студент Руслан, выходец из Мензелинского района Татарстана. Вид у него при этом гордый, глаза блестят.

Парень убирает гостиничные номера в курортном городке близ Нью-Йорка. Окончив смену, идёт на вторую работу — мыть посуду в ресторанчике. Рабочий день — около 14 часов:

— Я рос в деревне, работы не боюсь, приехал сюда, прежде всего, заработать. Дома я тоже не против поработать, но там в месяц платят столько, сколько я тут за пару дней имею. Когда я вижу столько денег в руках — забываю об усталости.

Другая моя гостья — Марина. Она — начинающий блогер, уделяет много времени фотографиям, очень переживает, как получилась как прическа, как поставила ножку. Забегает то в магазин косметики, то — в обувной. Кажется, что заработанные деньги жгут ей руки, хочется все потратить.

— Дома я вообще не работала, только училась, мама и папа, содержали. Я даже не могла вообразить такую жизнь. Здесь я работаю по 14 часов день на уборке и в ресторане, конечно, когда приходишь домой, падаешь без сил. Представляете, живу на берегу океана — и ни разу не дошла до пляжа, так устаю! Честно говоря, мне Америка не очень нравится, хочу домой, мне дома лучше, — делится со мной Марина.

Третий студент, Саша, на тяжелый труд не жалуется. Его родители в Челнах — владельцы малого бизнеса. Рассказывает, как помогал им, вкалывал наравне с взрослыми. Поэтому тяжелый труд на американской земле его не сильно удивил. Сашу больше интересовали путешествия и то, как сэкономить на еде и транспорте.

Пока перемещаемся к Рокфеллер-центру, студенты жалуются на условия труда.

— Что мне здесь не нравится, это то, что я не успеваю пообедать и что нельзя сидеть ни минуты. Даже если у тебя нет работы, менеджеры следят и велят делать хоть что-нибудь. Только не сидеть без работы, нужно отрабатывать каждый цент! — рассказывает Руслан.

Марина жалуется, что трудно выпросить выходной:

— В неделю полагается четыре оплаченных часа отдыха, если накопить по часам, то будет целый день, но нужно отработать две недели. А если взять выходной за свой счет, то теряешь деньги или можешь вообще потерять работу, потому что желающих занять твое место очень много.

— Я понял, что здесь нельзя лениться, — делится впечатлениями Руслан. — Шеф-повар в ресторане, где я работаю, тоже начинал с мытья посуды, как я, а некоторые менеджеры, были такими же, как мы, джейванщиками. А одна девушка из нашего Мензелинского района, так сильно старалась и так много училась, что теперь работает в Майкрософте, получает бешеную зарплату. Я тоже буду стараться вернуться в США и устроиться на такую работу.

Пока добирались до Музея искусств, успели обсудить возможности остаться.

— Один парень из нашего потока даже ходил к адвокату, изучал возможности поменять визу на студенческую или подать на политическое убежище, он очень хочет остаться, говорит, что в его родной Чувашии нет никаких перспектив, что ему здесь жить нелегально будет так же тяжело, как выживать дома легально. Не знаю, решиться он остаться или нет, — рассказывает Саша.

Не всегда все проходит гладко с программой, обещанная работа оказывается аферой, ребята попадают в сложные ситуации, остаются без работы и жилья. О таких случаях постоянно пишут в русских газетах.

Невозвращенцев среди иммигрантского населения Бруклина встречается очень много. Один знакомый парень, который работает в салоне связи, рассказывает, что позарился на заработки и остался нелегально. Это значит обречь себя на жизнь без медицинской страховки и на черную работу, рассказывает он. Однако ему повезло: встретил девушку, женившись, легализовался. Это не так легко как кажется, на это может уйти десятки лет, и не всем удается легализоваться, некоторые живут по 20 лет без документов и как-то выживают.

Встретила на Сабантуе другого такого "джейванщика" — мечтателя. Он устроился на курсы английского языка, поменял визу J1 на студенческую и выживает на случайных заработках, оплачивая и жилье, и свое обучение, как-то сводит концы с концами.

Знаю одну успешную пару из бывших студентов, они не пошли мыть тарелки в ресторан, как предполагалось по программе Work and Travel, а устроилась в строительную фирму, так как ребята учились на родине в строительном вузе. Им повезло, правдами и неправдами они уговорили работодателя оформить им рабочую визу. Так они задержались в США на десяток лет. Но такие случаи — редкость, в основном ребятам приходится хлебнуть лиха.

Родители одноклассника моего ребенка приезжали из Армении по этой программе в студенческие годы. В те годы им вскружили голову большие заработки. Но сейчас, забыв о должностях, которые занимали на родине, они работают на неквалифицированной работе, и на уборки богатых домов ходят, и на такси подрабатывают, и за чужими детьми присматривают, и лежачим больным судна выносят.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не совпадает с позицией редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (9)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG