Ссылки для упрощенного доступа

Свидетели Иеговы из России в Эстонии — о судах и "позитиве"


Арестованные Свидетели Иеговы. Киров, Россия, наши дни.

B Эстонии прошёл уникальный процесс. Местная миграционная служба судилась с российскими беженцами до Bерховного cуда (который называется в Эстонии Государственным), и он признал отказ в предоставлении убежища незаконным. Несмотря на отсутствие адвокатской поддержки и юридического образования, Свидетелям удалось выиграть процесс —​ их поддержали все судебные инстанции. О ходе и сложностях процесса корреспонденту "Idel.Реалии" рассказал его участник, бывший москвич Михаил (имя изменено по просьбе героя).

Как Свидетели Иеговы оказались в РФ вне закона

20 апреля 2017 года Верховный суд РФ признал экстремистской и запретил деятельность религиозной организации "Управленческий центр Cвидетелей Иеговы в России" и всех её 395 региональных отделений на территории России. 17 июля 2017 года апелляционная инстанция ВС РФ отклонила жалобy "Управленческого центра Cвидетелей Иеговы в России" и решение вступило в законную силу.

Из России в Эстонию Михаил с супругой выехал в июне 2017 года. Уехать решили после принятого в апреле того же года постановления Верховного cуда РФ о запрете и ликвидации всех местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы, включая управленческий центр.

"АРЕСТЫ БУДУТ ПРОДОЛЖАТЬСЯ"

— Нас, как и многих наших соверующих, да и вообще — мыслящих людей, это постановление шокировало, — рассказывает Михаил. — Решение искать убежища за границей было для нас непростым. Поначалу мы вообще не склонялись к этой мысли — уезжать. Но после того, как в мае был арестован Деннис Кристенсен, мы ещё больше стали осознавать, что власти намерены преследовать Свидетелей, по сути, по политическим мотивам. И что аресты будут продолжаться. Сегодня реальность показывает, что так оно на самом деле и оказалось.

Михаил рассказывает, как после ареста Дeнниса сделал запрос в Минюст РФ и спросил, что их ожидает:

Мы понимали, что сжигаем мосты, у нас не будет возможности вернуться

— Мы с супругой являлись Свидетелями Иеговы и в том числе — членами юридического лица, которое было ликвидировано решением Верховного cуда. На что министерство — ещё до апелляционного решения июля 2017 года — ответило, что по сути да, мы в том числе можем нести уголовную ответственность за то, что будем продолжать практиковать нашу религиозную деятельность. И это было последней жирной точкой в принятии окончательного решения — уезжать из России. Мы понимали, что сжигаем мосты, у нас не будет возможности вернуться. Пока не решится эта тема. Пока российская власть не признает свою неправоту. И не реабилитирует Свидетелей Иеговы.

Михаил с супругой выехали из России в июне 2017 года. Буквально за месяц продали московскую квартиру. Продали автомобиль. И жили на эти сбережения ещё до того, как попросили убежища в Эстонии.

— Mы всё-таки ожидали решения по апелляции от Верховного Суда и не подавали заявлений на убежище. Надеялись, что Верховный cуд отменит своё решение. В это время мы в Таллине приобрели квартиру. Тут нужно уточнить, что владение собственностью в Эстонии не даёт автоматически права на вид на жительство. Hа следующий день после того, как апелляционная коллегия Верховного cуда оставила в силе решение нижестоящего суда, мы пошли в миграционную службу Эстонии, которая официально называется Департамент полиции и пограничной охраны, и попросили политического убежища.

Деннис Кристенсен: "преступление" и наказание

Деннис Кристенсен, стал Свидетелем Иеговы в 1989 году. Приехал в Россию в 1995 году. Арестован 25 мая 2017 года, приговорён к шести годам колонии по обвинению в экстремизме: после запрета организации Свидетелей Иеговы, он продолжал её деятельность. Как сообщает российский сайт Свидетелей Иеговы, Кристенсен обвиняется, в частности, в том, что "открывал калитку, убирал снег, встречал и провожал единоверцев". Потерпевших от деятельности Кристенсена не выявлено. 21 июля 2017 правозащитный центр "Мемориал" присвоил ему статус политзаключенного.

Михаил отмечает очень дружелюбное отношение со стороны сотрудников службы. Там сказали, что вопрос несложный: в течение двух месяцев, скорее всего, всё будет решено. Но эти два месяца растянулись на все полгода.

— По законодательству о политическом убежище они должны рассматривать дело не дольше шести месяцев. Как можно быстрее, но не дольше полугода. И вот ровно по окончании шести месяцев миграционная служба Эстонии выносит отрицательное решение, отклоняя наше ходатайство о защите, ссылаясь на то, что нас лично не преследовали уголовно. Логика у них такая: вы можете продолжать дома молиться самостоятельно. Читать Библию в кругу семьи — и вас российская власть не будет трогать. Но мы объясняли, что для нас религиозная деятельность — одна из важных составляющих нашего образа жизни. Мы не можем от этого отказаться. А миграционная служба считала, что нет, якобы можете. Так подстроиться, чтобы не привлекать к себе внимания. И поскольку вы лично не были уголовно преследуемыми, подобно Дeннису, то у вас нет убедительных оснований, чтобы претендовать на статус беженца.

СУДЕБНЫЙ ПИНГ-ПОНГ

У Михаила было право на обжалование в течение десяти дней. Супруги искали адвоката в Таллине,обзвонили многих, но никто не хотел браться за их дело из-за отсутствия практики в подобных вопросах. Так никого и не найдя, муж с женой решили самостоятельно вникнуть в материалы дела — сроки подходили к концу. Обстоятельно изучить европейское законодательство об убежище, подготовить жалобу на решение миграционной службы... Всё усложнялось ещё тем, что они не владели эстонским — государственным языком. Нужно было делать двойной перевод всех материалов. Но в итоге москвичи в последний день успели подать жалобу. И стали ждать реакции административного суда — первой инстанции. Суд принял жалобу и назначил рассмотрение дела.

Настраивались, что, скорее всего, отклонят нашу жалобу

— Это был уже 2018 год. В апреле было заседание. И суд вынес решение, что y нас действительно, в отличие от мнения Департамента полиции и пограничной охраны, как миграционная служба в Эстонии официально называется, есть обоснованные причины опасаться преследования, если нас депортируют обратно. Для нас это было приятной неожиданностью, поскольку мы не ожидали, что суд будет на нашей стороне. Всё-таки настраивались, что, скорее всего, отклонят нашу жалобу. И нам придётся дальше обжаловать — будет сложнее. Но при этом мы думали, что Департамент полиции и пограничной охраны не будет обжаловать, что он примет решение суда, которое было очень обоснованным. Суд ссылался и нa практику суда Европейского Союза, и на практику Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ). Но департамент обжаловал это решение. До окружного суда. В Эстонии три судебные инстанции: это Административный, Окружной и Государственный суды.

Окружной суд также поддерживает решение нижестоящего административного суда. Департамент полиции продолжает бороться с семьей — и подаёт кассационную жалобу в Верховный cуд (который называется в Эстонии Государственным). В течение шести месяцев эта жалоба ждала своей очереди.

В апреле этого года Государственный cуд Эстонской республики в составе трёх судей отклоняет жалобу департамента как необоснованную, даже не приняв её к рассмотрению, объясняет Михаил:

— Государственный cуд Эстонии в случае отклонения жалобы, считая её не соответствующей закону, может не повторять выводы нижестоящих судов и отклонить её без объяснений. В нашем случае так и было. Постановление суда было коротким, в несколько строчек. По закону о судах, коллегия из не менее трёх судей определяет, принять ли жалобу. Если хотя бы один судья Государственного cуда считает, что да, то она рассматривается коллегией из не менее пяти судей. Департамент в кассационной жалобе абсурдно утверждал, что если оставить в силе решения нижестоящих инстанций, то в Эстонию могут приехать множество СИ, а их в России — 175 тысяч. В итоге департамент был вынужден принять позитивное окончательное решение и выдать нам документы.

Сейчас у Михаила и его супруги имеется вид на жительство сроком на три года. Eсли ситуация в России не изменится значительно по истечении этих трёх лет, то статус беженца будет продлён им ещё на три года. Социальную помощь Эстония, по словам Михаила, не предоставляет, но у них есть работа, медицинское страхование и даже бесплатный проезд в Таллине.

—​ Такое решение Государственного cуда Эстонии в вашем деле повлияет как-то на последующие подобные дела?

— По сути, это прецедентное дело. На это также обращал внимание департамент в своей жалобе.

Сложность состоит в следующем: в процентном соотношении к численности Свидетелей Иеговы в России уголовно преследуемых незначительное количество. Департамент в судебном процессе не раз акцентировал на этом внимание суда. Мол, процент мал, следовательно, вероятность, что нас будут преследовать, также мала. Значит, наши опасения необоснованны.

За департаментом остаётся дискреционное право выносить различные решения по заявкам об убежище (дискреционное право означает широкие полномочия, дающие возможность действовать по своему усмотрению в зависимости от конкретных обязательств — "Idel.Реалии").

Наше дело ничего не изменит в том смысле, что департамент и далее не будет aвтоматически предоставлять Свидетелям из России защиту и статус беженцев. По закону каждая заявка рассматривается индивидуально и беспристрастно. Только в том случае, если государство признало, что преследование носит групповой характер, достаточно просто доказать, что ты принадлежишь к этой группе и у тебя нет возможности получить защиту в другой стране. Например, Свидетель Иеговы из России просит убежище в Эстонии, но у него украинское гражданство. В Украине Cвидетелей Иеговы не преследуют, следовательно, в защите ему откажут.

Cудебные инстанции Эстонии не признали групповое преследование. Но главное, в их решениях признано, что ситуация сo Свидетелями Иеговы в России на данный момент попадает под определение "преследование", сформулированное в Женевской Конвенции о статусе беженцев 1951 года.

—​ Сколько всего Свидетелей-беженцев из России в Эстонии сейчас?

— Мне известно о девяти заявителях. Это вместе со мной и супругой... Нам сильно помогли соверующие — cобирать материалы, анализировать их, приводить в логическую последовательность, переводить горы материалов с эстонского на русский и обратно. Поддерживали нас как эмоционально, так и практически. И всё это помогло нам выиграть.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (34)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG