Ссылки для упрощенного доступа

Эпидемия ВИЧ: люди умирают не потому, что вирус смертелен


Экспресс-тест на ВИЧ

1 декабря — Всемирный день борьбы со СПИДом, но Россия пока явно находится на периферии этой борьбы. Скорость распространения вируса приобрела масштабы эпидемии: за год в стране выявляется до ста тысяч новых заболевших. И люди продолжают умирать от вируса, хотя в развитых странах ВИЧ уже давно не считается смертельным. Почему так происходит, рассказывает колумнист "Idel.Реалии" Искандер Ясавеев.

Эпидемию ВИЧ в России остановить не удается. К настоящему времени в стране зарегистрировано более миллиона четырехсот тысяч случаев передачи вируса, и это число увеличивается каждый год на 80-100 тысяч новых случаев. Большинство новых случаев — следствие секса без презерватива. К концу 2019 года число умерших среди людей с ВИЧ может достигнуть 350 тысяч. Но люди умирают не потому, что вирус смертелен. ВИЧ не смертелен — антиретровирусная терапия, назначаемая врачами, препятствует наступлению стадии СПИДа. Очень многие умирают из-за незнания или неприятия диагноза и неиспользования терапии.

В течение трех последних лет Центр молодежных исследований НИУ ВШЭ изучал социальную проблему ВИЧ/СПИДа и ВИЧ-активизм. Интервью с ВИЧ-активистами в Санкт-Петербурге и Казани, десятки часов включенного наблюдения за их действиями, в том числе встречами со старшеклассниками и студентами, участие в группах поддержки людей с ВИЧ, изучение риторики и действий властей позволяют утверждать следующее.

Неконтролируемой эпидемии ВИЧ в России способствуют:

— молчание властей (Владимир Путин все последние годы, начиная с третьего президентского срока не касался публично темы ВИЧ/СПИДа);

— отсутствие сексуального образования в школах, которое блокируется традиционализмом властей;

— сексуальная безграмотность, распространенная среди значительной части подростков и взрослых;

— "война с наркотиками" — репрессивная наркополитика, исключающая заместительную терапию и препятствующая программам снижения вреда: распространению шприцев и игл;

— малый охват людей с ВИЧ антиретровирусной терапией, позднее назначение терапии (между тем в результате терапии при снижении количества вируса в крови до неопределяемого уровня человек с ВИЧ не передает вирус другим даже в случаях секса без презерватива, контактов "кровь–кровь" или от матери к ребенку);

— отсутствие или очень небольшое количество ресурсов у антиспидовских НКО, сворачивание деятельности в России международных фондов, поддерживавших их, закрытие ряда НКО, объявленных "иностранными агентами";

— почти полное отсутствие действенной профилактики ВИЧ.

Ученые и активисты понимают, как можно остановить эпидемию ВИЧ, и в подавляющем большинстве стран мира она остановлена.

Но российские власти по-прежнему идут "своим путем", игнорируя данные ученых и мировой опыт и избегая самого слова "эпидемия".

Среди обстоятельств, способствующих эпидемии ВИЧ в России, не только молчание, традиционализм и бездействие властей, но и ставшая привычной терминология. Выражение "группы риска" стало частью языка политиков и повседневной речи. Владимир Путин в своем единственном выступлении на тему ВИЧ/СПИДа, которое состоялось более 13 лет назад — в апреле 2006 года, тоже говорил о "группах риска" и "носителях ВИЧ-инфекции". Эти термины, как и риторика традиционных ценностей, способствуют представлению о связи между девиантностью и ВИЧ, которой нет, маргинализации и дискриминации людей, живущих с ВИЧ.

ВИЧ-активисты давно настаивают на отказе от такого языка. Одно из их предложений: прекратить использовать выражения "группы риска", "уязвимые группы" и "общая популяция" и говорить вместо них о "рискованных практиках". Эти практики не локализованы в каких-то группах. Людям свойственно ошибаться и рисковать своим здоровьем, и дело здесь не в принадлежности к той или иной группе. Но каждый раз, когда пытаются очертить круг людей, более подверженных ВИЧ, это, с одной стороны, дискриминирует тех, кто живет с вирусом, а с другой способствует ошибочному представлению: "ВИЧ — это где-то далеко, меня это не коснется".

ВИЧ уже касается вас. Около полутора миллионов человек в настоящее время живет с ВИЧ в России: если сложить официально зарегистрированное число людей с ВИЧ (более миллиона шестидесяти тысяч) и оценку эпидемиологами числа тех, у кого есть вирус, но кто не знает об этом (около 300–500 тысяч). Среди ваших знакомых, сослуживцев и, возможно, друзей и родственников есть люди с ВИЧ. Ничего опасного в этом нет, если люди знают, что у них вирус, и принимают терапию. Смертельно опасными, в конечном счете, являются упование на "духовные скрепы и традиционные ценности", молчание об эпидемии и игнорирование проблемы.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не совпадает с позицией редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (6)

XS
SM
MD
LG