Ссылки для упрощенного доступа

"Это такой наш странный патриотизм"


Перед Новым годом йошкар-олинский историк Александр Соколов напомнил, что Парк победы, который накануне 75-летия победы в Великой Отечественной войне был реконструирован, является городским кладбищем. На праздники в парке впервые установили праздничную елку (одну из трех официальных городских елок) и залили городской каток. Соколов рассказал "Idel.Реалии" о своем опыте исследования старых городских кладбищ. Уже после записи интервью стало известно, что активист Евгений Пирогов и общество охраны памятников истории и культуры запускают проект мемориализации забытых и разрушенных кладбищ Йошкар-Олы. Это общественная инициатива и пока неизвестно, как ее воспримут власти.

— Вы обратили внимание на то, что реконструкция в йошкар-олинском Парке победы проходит без раскопок, напомнили, что парк находится на месте кладбища. Что о нем известно?

В 1846-48 годах в Казанской губернии была большая эпидемия холеры, в Царевококшайском уезде тоже умерло очень много жителей, включая местную знать и городничего


— Здесь было большое кладбище. Когда оно было основано, точно неизвестно. По моим предположениям — ближе к середине XIX века. Первоначально людей хоронили при храмах. В 1777 году был указ Екатерины II, запрещавший хоронить при церквях. Связано это было с перегруженностью этих кладбищ. После этого стали создаваться общегородские кладбища. Потом появились деревенские. Кладбище, над которым сейчас разбит парк Победы, относилось к деревням Берёзово и Гомзово (так называются сейчас два соседних микрорайона Йошкар-Олы; фрагментарно внутри кварталов новостроек 2000-х годов сохранилась деревня Берёзово). А в районе администрации города, Дома правительства Марий Эл располагалось кладбище деревень Жуково и Пахомово. В 1846-48 годах в Казанской губернии была большая эпидемия холеры, в Царевококшайском уезде тоже умерло очень много жителей, включая местную знать и городничего. Появление кладбища, на месте которого сейчас находятся парк и дворец культуры имени Ленина, я связываю с указаниями епархиального руководства о том, чтобы хоронить умерших по месту жительства, с целью не распространять заразу. В первой половине XIX века было несколько эпидемий, и скорее всего именно тогда появились кладбища на окраинах тогдашнего уездного города.

Александр Соколов
Александр Соколов
Многие построенные вокруг парка дома находятся на территории этого кладбища


Это кладбище продолжало существовать и при советской власти, оно стало общегородским. Я пришел к такому выводу: в 1928 году закрылось городское кладбище, располагавшееся на месте Центрального парка (собственно, парк и появился тогда на месте срытых могил и удаленных надгробий). В столице Марийской республики в эти годы не было других кладбищ вообще. Остальные старинные кладбища к тому времени тоже были стерты с лица земли. Во время войны на Берёзовско-Гомзовском кладбище людей активно хоронили. А после войны, где-то с середины 1950-х годов, уже началось разрушение. У меня есть свидетельства людей, поделившихся своими детскими воспоминаниями. Кладбище было большое, его границы превышают границы нынешнего парка Победы. Многие построенные вокруг парка дома находятся на территории этого кладбища. В воспоминаниях говорится о том, что во время строительства то и дело появлялись различные свидетельства того, что копают на костях.

Парк победы
Парк победы

— Мне рассказывали, как возник Центральный парк Йошкар-Олы: провели субботник, убрали памятники, выровняли могилы и открыли место отдыха и развлечений...

— В 1950-е здесь тоже всё уничтожили на поверхности, а часть, видимо, выкопали. Очевидцы упоминали о том, что кости складывали в ящики и куда-то вывозили. Где-то на этой территории стояла раньше кирпичная часовня, сторожка. Их разобрали. После этого посадили на территории деревья. Первый этап разрушения кладбища длился до начала 1960-х годов. В "уборке" принимали участие рабочие Марийского машиностроительного завода.

— Рядом с Парком победы стоит дворец культуры имени Ленина. Это большое здание. Наверняка сохранились какие-то свидетельства о том, что происходило, к примеру, во время рытья котлована для него?

Нынешний Парк победы — это же всё на костях...


— Решение о строительстве ДК было принято в 1966 году. Строить начали в 1970-м. Через шесть лет сдали в эксплуатацию, а открыли летом 1977 года. Это строительство было вторым этапом разрушения кладбища. Мой отец работал на заводе полупроводниковых приборов (предприятие расположено сравнительно недалеко от ДК имени Ленина, а путь к нему из центра города проходит через территорию, прилегающую к дворцу культуры). Он своими глазами видел, как выкапывали экскаватором гробы и кости. Известно, куда вывозили останки с этого кладбища — в сады "Мир" (это садовое товарищество на восточной окраине Йошкар-Олы существует до сих пор). А несколько лет назад начался третий этап уничтожения этого кладбища. В парке начали прореживать насаждения, спиливали старые деревья. При этом, не выкорчевывали их, оставляя пни. Думаю, что таким образом решили избежать проблем — при выкорчевывании обязательно бы какие-то останки оказались на поверхности, пришлось бы решать вопрос раскопок, исследования территории. После этого реконструкция парка стала "расползаться": появилась детская площадка, затем спортивная (вероятно, речь о скейт-парке — "Idel.Реалии"). Затем возникли проекты строительства детского кафе, площадок для выгула собак... Нынешний Парк победы (реконструкция проходила в 2018 году) — это же всё на костях...

— Что касается раскопок с целью перезахоронения останков или каких-то действий, которые бы способствовали мемориализации этой территории — что говорят чиновники?

— Я общался с представителями минкультуры по этому поводу. Но они же реагируют обычно, когда что-то делается. А если "вниз не роют", то и требований никаких не возникает. Кроме того, территория, на которой расположен Парк победы, в историческую зону не входит. А чиновники администрации Йошкар-Олы не признают наличие кладбища. Это следует из их ответа на запрос одного из местных СМИ. Меня лично рассмешил такой ответ пресс-секретаря горадминистрации. Я в свое время работал в пресс-службе МВД, в течение шести лет. Каждую неделю я составлял для руководства обзор, отчет-справку: что публикуется о работе милиции. По идее, такую же справку должна готовить и пресс-служба мэрии — о том, что журналисты пишут о деятельности городской администрации. О том, что здесь находится кладбище, я пишу, наверное, лет десять. А они не в курсе. Это откровенное вранье. Что здесь можно сделать? Не строить. В городе живет много людей, чьи родные здесь похоронены. Не понимаю, как это можно не признавать. В парке продолжаются работы: расширили дорожки, переставили на новое место военную технику... В государственном архиве республики Марий Эл есть план-карта Йошкар-Олы 1931 года. На ней это кладбище хорошо обозначено. Вот и всё.

— Что можно сделать, чтобы отношение властей и хозяйствующих субъектов к месту, которое остается кладбищем, было должным? Может быть необходимо какое-то заявление местных историков?

— Фактически, из историков, этой темой занимаюсь один я. Или активисты, например, Евгений Пирогов. Других наших историков это не интересует. На кладбище были похоронены солдаты первой мировой войны, церковные деятели. В Великую Отечественную войну здесь хоронили солдат, тех, кто погиб от ран. В краеведческой литературе писали, что возможно здесь хоронили расстрелянных в 1930-е годы жертв репрессий, пленных умерших немцев в 1940-е. Здесь, рядом с кладбищем во время войны располагались госпитали. Добиться чего-либо через историков нельзя, потому, что им это не надо.

— Много ли информации о старых разрушенных кладбищах Йошкар-Олы?

— Я составлял их список. Вместе с Семёновкой (сельская администрация, является частью Йошкар-Олы) и Кузнецово (село Медведевского района, граничащее с Йошкар-Олой) в нем восемнадцать кладбищ. На городском кладбище (Центральный парк Йошкар-Олы) известны точные границы с севера, юга и востока. Нет информации о его западной границе. По остальным кладбищам информация примерная. Некоторые полностью уничтожены во время строительства каких-то больших объектов. К примеру, марийское языческое кладбище, которое существовало на месте завода "Контакт". Старинные кладбища, расположенные на окраинах или за пределами Йошкар-Олы сохранились, но находятся в запущенном состоянии. Так в Кузнецово, в Семёновке. В Семёновке старое кладбище находится в 50 метрах от школы. Там полно захоронений солдат Великой Отечественной войны. Памятники полуразрушенные. В школе — кадетские классы. Ребят чему-то учат. Они выходят на улицу и видят... Это такой наш странный патриотизм.

— Сколько раскопок проведено на старых кладбищах?

— Были фрагментарные раскопки в Центральном парке, они проходили перед началом строительства многоквартирного дома. Все раскопанные останки мы собрали и захоронили у Тихвинской церкви за свой счет. Епархия провела службу. Позже провели раскопки у Троицкого собора, на месте "резиденции Маркелова", и перед строительством Воскресенского собора. Перезахоронили всех погребенных в братской могиле за храмом. До этого времени никаких масштабных работ не было. А все масштабные были связаны со строительством.

— Почему вы решили заняться темой старых кладбищ Йошкар-Олы?

Незнание не должно быть обоснованием утверждения, что до нас на каком-то конкретном месте ничего не было


— Это случилось спонтанно. Я всегда городской историей занимался. Мое увлечение историей города переросло в увлечение военной историей. Я стал собирать сведения о военных, участниках различных войн и знаменитых горожанах. Был занят поиском могил известных людей. И вот набрался такой объем информации о городских кладбищах.

— Насколько важно, чтобы информация об этой части истории города была, чтобы она сохранилась?

— Какой бы мы веры не были, и даже если мы неверующие — важно помнить, кто жил до нас. Незнание не должно быть обоснованием утверждения, что до нас на каком-то конкретном месте ничего не было. Проще простого сказать, что мы не знаем ничего, и знать не хотим. В то же время, в госархиве республики есть метрические списки тех людей, кто похоронен на старых кладбищах Йошкар-Олы.

Об Александре Соколове. Ему 60 лет. Преподавал историю отечества и родного края в школах, работал журналистом в республиканских СМИ. Участник всех археологических раскопок на территории Йошкар-Олы, в том числе на древних городских кладбищах (некрополях). Сейчас — сотрудник Учебно-научного археолого-этнологического центра и заведующий музеем археологии МарГУ. В сфере его интересов археология, военная история и история родного города, Марийского края. Предки Соколова поселились в Йошкар-Оле в конце XVII века. Он — создатель краеведческого сайта "Марийская история в лицах" и один из авторов "Мемориальной книги", посвященной памяти жителей Марийского края, участвовавших в Первой мировой войне. Некрополистика (история кладбищ) стала составной частью его работы и по его словам занимает видное место в научных исследованиях.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    дмитрий любимов

    Журналист "Idel.Реалии". Освещает события в Марий Эл. Специализируется на общественно-политической тематике, материалах о культуре марийского народа. 

Комментарии (6)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG