Ссылки для упрощенного доступа

Девять лет спустя: на пытки в отделе полиции "Дальний" пожаловались сразу несколько казанцев


2020 год: казанца Алексея Назарова обвиняют в убийстве на основании показаний девятилетней давности, от которых сейчас отказываются пять свидетелей (их имена есть в распоряжении "Idel.Реалии"). Более того — они утверждают: эти показания полицейские выбивали из них пытками и угрозами в том числе в скандально известном отделе полиции "Дальний" летом 2011 года, когда до трагической гибели "жертвы номер один" казанских палачей в погонах оставались считанные месяцы.

Алексей Назаров — не родственник Сергея Назарова, замученного в "Дальнем" до смерти, он просто однофамилец, который рискует стать не менее знаковой жертвой давно ликвидированного отдела. Почему кому-то вдруг понадобилось доводить до суда дело об убийстве девятилетней давности на основании выбитых показаний? Об истинных мотивах Назаров и его адвокат Эдуард Гайнуллин могут лишь догадываться.

В "ДАЛЬНЕМ" ПЫТАЛИ ДАЖЕ СВИДЕТЕЛЕЙ

Весной 2012 года казанский отдел полиции "Дальний" наглядно продемонстрировал всей России плоды "реформы" органов внутренних дел (главное, чем она запомнилась, стало переименование милиции в полицию): 12 марта в больнице скончался 52-летний Сергей Назаров, которого, как выяснило позже следствие, в "Дальнем", помимо прочего, изнасиловали бутылкой из-под шампанского. Оперативники пытались таким образом сфальсифицировать дело о грабеже.

Как выяснилось позже, в "Дальнем", когда речь заходила о получении нужных полиции показаний, пытали не только подозреваемых, но и свидетелей. После резонанса, который вызвала смерть Назарова, к следствию и правозащитникам стали обращаться другие жертвы "Дальнего". Всего потерпевшими были признаны 14 человек. Эти люди жаловались на пытки, которые к ним применялись в 2010-2012 гг. Как выяснилось, изнасилования (или, по крайней мере, угрозы изнасиловать) были своеобразным почерком оперов из этого казанского отдела.

Расследование длилось два с половиной года, объем уголовного дела составил 60 томов. В итоге признанные виновными полицейские из "Дальнего" получили 67 лет заключения на восьмерых. Самые суровые сроки — 15, 12 и 10 лет лишения свободы — к которым троих фигурантов приговорил райсуд были несколько снижены коллегией по уголовным делам Верхновного суда РТ, но в целом приговор садистам из "Дальнего" устоял.

В отставку после дела "Дальнего" подал ряд высокопоставленных чинов МВД Татарстана, включая тогдашнего министра Асгата Сафарова. Сам отдел был расформирован, сейчас его здание пустует.


Формально Назаров все эти годы находился в розыске. Фактически он всё это время свободно, ни от кого не прячась, перемещался по городу и республике. Пока в декабре 2019 года его наконец не "нашли".

Преступление, в котором обвиняют Назарова, связано с конфликтом казанских группировок "Первомайские" и "Седьмовские". По версии следствия, в ночь на 4 июня 2011 года во дворах на проспекте Победы участники группировки "Седьмая коробка" расстреляли из ружей автомобиль, в салоне которого, как они думали, находились члены противоборствующей группировки. Один из пассажиров в ходе этого нападения погиб.

Недалеко от места, где произошло нападение, жила бывшая жена Назарова, в тот вечер Алексей действительно заезжал к ней и детям (всего у него четверо детей, двое из которых несовершеннолетние); он действительно был знаком с некоторыми из "седьмовских"; кроме того, у Назарова было охотничье ружье — этим обстоятельства, позволявшие притянуть его к этому делу, практически и исчерпываются (если б не показания свидетелей, появившиеся в распоряжении оперативников несколькими днями позже).

Спустя несколько лет три человека уже предстали перед судом за участие в этом расстреле — однако всего, по мнению правоохранительных органов, в расстреле машины участвовали не менее пяти нападавших. Один мужчина всё ещё числится "в розыске", а Алексей Назаров, как мы уже упомянули, был задержан в конце 2019 года. Показания, которые легли в основу обвинения Назарова, были получены летом 2011 года, что называется, "по горячим следам".
И тут начинается самое интересное.

Эту в буквальном смысле вбитую в них версию задержанные потом и повторяли


На сегодня не менее пяти свидетелей заявляют следствию о том, что показания из них тогда выбивались пытками и угрозами — причем специфический почерк отдела полиции "Дальний" вполне узнаваем. В частности, один из свидетелей вспоминает, что полицейские пообещали изнасиловать его рукояткой швабры. Причем, как следует из рассказа свидетелей, оперативники просто задерживали всех тех, кто, как они считали, имел отношение к "Седьмовским", доставляли в отдел и там "кололи", рассказывая задержанным, параллельно с пытками и угрозами, "как всё было на самом деле". Эту в буквальном смысле вбитую в них версию задержанные потом и повторяли.

Вот что вспоминают свидетели о своём общении с казанской полицией ("Idel.Реалии" не называют имен, поскольку пока не заручилось их согласием на это).

СВИДЕТЕЛЬ №1. "КАБАН" РАССТЕГНУЛ БРЮКИ И ЗАЯВИЛ, ЧТО МЕНЯ СЕЙЧАС ИЗНАСИЛУЮТ"

В показаниях этого свидетеля Алексей Назаров фигурирует под кличкой Чайник. Фамилии подозреваемого, как можно понять из показаний, свидетель просто не знал. На момент задержания ему было 19 лет. Помимо прочего, этот свидетель заявляет: Назаров даже не был "седьмовским", он просто иногда общался со "старшими" участниками группировки, так как был с некоторыми из них знаком.

При этом в его показаниях девятилетней давности Назаров — и член ОПГ, и непосредственный участник расстрела. Вот как это объясняет сам свидетель:

"Это были не мои слова, меня заставили подписать оперативники отдела полиции "Дальний". Они заранее составили для меня текст, который я должен был повторить следователю на допросе. Данный текст несколько раз меняли, так как менялся состав стрелявших, говорили, что сказать нужно именно так".

Свидетеля привезли в "Дальний", где стали расспрашивать о стрельбе в ночь на 4 июня 2011 года. Ответ, что его не было на месте преступления, полицию не устроил:

"…один из сотрудников полиции схватил меня сзади за волосы и опрокинул на пол, потянув на себя. Это был один из сотрудников полиции, которые забирали меня из дома (описывает внешность — "Idel.Реалии"). Другие сотрудники полиции стали говорить, что сейчас приедет Кабан, и я заговорю".

Другие сотрудники полиции сидели в стороне и распивали пиво


"Кабан" (его внешность свидетель описывает чуть выше — "Idel.Реалии")... спросил, рассказываю ли я о случившемся. Ему ответил второй сотрудник полиции (описывает внешность — "Idel.Реалии")… что я не всё рассказываю… "Кабан" подошел ко мне, сидящему на стуле, и начал наносить удары в область головы и груди, не менее 6 ударов. От них я испытал физическую боль, у меня вышли на голове шишки. После этого я продолжил давать "нужные" показания. Другие сотрудники полиции сидели в другой стороне и распивали пиво. К ним стали приходить с улицы другие сотрудники полиции, которые подходили ко мне, узнавали, кто я такой, после чего наносили 1-2 удара по голове или в спину, плевали на голову, говорили, что я никто, где мои пацаны, обзывали и унижали".

После этого свидетеля спросили, кого он видел стрелявшим по "Ладе Приоре". Он ответил, что никого.

"Кабан" начал наносить мне удары по голове, спине и груди кулаками, нанес не менее 10 ударов. Я снова испытал физическую боль, у меня закружилась голова. Затем "Кабан" расстегнул свои брюки и сказал, что меня сейчас изнасилуют, если я не скажу так, как им нужно. Я согласился сказать так, как надо. После этого меня отвели в камеру".

Важная деталь: свидетель сообщает, что в помещение, где его пытали, вел отдельный вход с улицы. На следующее утро за ним приехали другие сотрудники полиции, одного из них, которого звали Альфред, свидетель детально описывает. Свидетеля отвезли сначала в суд на Авангардную, но оставили сидеть в машине, а затем, вернувшись, объявили, что он получил двое суток административного ареста за то, что "был пьяным" и "ругался матом".

Альфред сказал, что нужно подправить состав стрелявших


После этого, продолжает свидетель, его отвезли в здание полиции на Большой Красной (судя по всему, в УВД Казани), там "кричали, так как им не нравились мои ответы". Затем вновь привезли в "Дальний" и посадили в камеру. Параллельно, судя по всему, выбивались показания и из других свидетелей. Рассказчик упоминает, что Альфред чуть позже привез показания еще трех его знакомых. Судя по всему, на тот момент вылезли какие-то несостыковки: "Альфред сказал, что нужно еще кое-что подправить в моих показаниях, а именно — состав стрелявших, поэтому дали переподписать мои показания".

После всех этих допрос с пристрастием у 19-летнего парня случился нервный срыв, когда его наконец выпустили из полиции, он даже попытался повеситься.

В 2012 году свидетель подал заявление в следственный комитет, но:

"меня около Следственного комитета встретили незнакомые сотрудники полиции… сказали, чтобы я лучше ничего не говорил против полицейских".

Уже будучи знакомым с методами казанской полиции, парень испугался и отказался от изложенного в заявлении.

СВИДЕТЕЛЬ №2. "ПЫТАЛИ ТОКОМ, НАДЕВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНО ПРОТИВОГАЗ"

30 декабря 2019 года этот свидетель тоже изменил показания, которые дал летом 2011 года. Причина, уверяет он, та же: летом 2011 года показания из него выбивали с помощью пыток и угроз.

"Это длилось на протяжении 7 дней, каждый день. Меня на 5 суток незаконно арестовали в административном порядке за якобы устроенный мною дебош с сотрудниками полиции и оскорбления в отношении их, хотя меня просто забрали с работы, надели наручники. Меня привезли в отдел полиции "Дальний", держали там до утра. До этого времени меня били, пытали… Били ладошками по затылку, коленом в грудь, выламывали руки с надетыми наручниками, пытали током через гениталии, надев предварительно противогаз, делали вид и говорили, что изнасилуют. Угрожали посадить надолго, что найдут свидетелей, которые скажут, что я стрелял".

Этот свидетель тоже пытался привлечь сотрудников полиции к ответственности — но безуспешно:

"В 2011 или 2012 году после произошедшего я тоже писал заявление, но со слов моего тогдашнего адвоката дело "замяли".

СВИДЕТЕЛЬ №3. "ПАРУ РАЗ ТОЧНО ТЕРЯЛ СОЗНАНИЕ, ДУМАЛ, ЧТО УМРУ"

Этого свидетеля с его друзьями задержали прямо на даче. Отвезли сначала в "Дальний", а оттуда — в отдел полиции "Азино". Стрелявших по машине он не видел, а вот обоих своих мучителей запомнил хорошо и описал довольно детально. Во время пыток свидетель периодически терял сознание:

Меня раздели по пояс, приставили швабру к анальному отверстию и грозились изнасиловать


"Сначала они били мне книгами разной толщины по голове, примерно 150 раз за 3 часа, кулаками в области почек, печени, спины, сколько раз, сказать затрудняюсь, но множество, ногами в область паха, живота, по ногам, ступням, также множество раз. Я периодически терял сознание, поэтому не могу сказать точнее, сколько ударов мне нанесли. Также они мне надевали полиэтиленовый пакет чёрного цвета на голову и душили им. Я от этого пару раз точно терял сознание, думал, что умру. В этот момент мои руки были в наручниках, их заводили за спину и меня били по почкам. В итоге меня раздели по пояс, приставили швабру к анальному отверстию и грозились изнасиловать, после чего всем об этом рассказать. Дальше я не выдержал, и начал говорить то, что мне говорили сотрудники полиции".

На следующий день после пыток этого свидетеля закрыли на пять или на семь суток (точное количество дней он на допросе в 2019 году, судя по всему, уже не может вспомнить) за то, что он якобы ругался матом, отправив отбывать арест на Петрушкин двор (там находится второй следственный изолятор Казани). Оттуда свидетеля возили на следственные действия, угрожая повторить пытки или "сделать даже ещё хуже", если он будет говорить "не так" и "давать не те показания", которые они надиктовали.

Даже освободившись, свидетель продолжал встречать оперативников в штатском у себя во дворе. Полицейские уже вполне "мирно" напоминали ему, что скоро будет суд и надо будет подтвердить свои показания.

Свидетель утверждает, что писал жалобу на полицию в прокуратуру Казани — но оттуда пришла отписка, его даже не удосужились пригласить на беседу по этому поводу.

Важный момент: этого свидетеля вскоре после допроса с пристрастием осматривал судмедэксперт, обнаружив у него ряд ссадин на лице, ногах и тазобедренном суставе. То есть, наличие следов истязаний документально подтверждено.

СВИДЕТЕЛЬ №4. "БИЛИ ОНИ ПО ОЧЕРЕДИ"

Этот свидетель присутствовал во дворе в ночь перестрелки и слышал выстрелы — однако не видел, ни откуда они велись, ни людей с оружием. Именно это он и сказал в полиции, куда его забрали, вспоминает свидетель, примерно через месяц после стрельбы.

"Меня стали заставлять дать показания, что я видел конкретных лиц… Били руками и ногами по почкам и ногам... Мне стало плохо. Я был вынужден подписывать протоколы, которые мне давали, но в них не всё соответствовало действительности". Оперативники обрабатывали его вдвоём: "Ударов было не менее 5, били они по очереди".

Обоих своих мучителей свидетель описывает довольно подробно. В случае с ним избиения тоже происходили за пределами "Дальнего" — на Большой Красной, где находится УВД Казани.

СВИДЕТЕЛЬ №5. "Я ПОНЯЛ, ЧТО СПОРИТЬ С НИМИ БЕСПОЛЕЗНО"

В 2011 году этот свидетель, помимо прочего, рассказал правоохранительным органам про структуру группы "Седьмовские" — и от показаний в этой части он не отказывается. Также он подтверждает конфликт между "Седьмовскими" и "Первомайскими". А вот обстоятельства ночи с 3 на 4 июня он помнит очень смутно. Зато, в чем он уверен точно, так это в том, что оружия в руках Алексея Назарова в ту ночь он не видел (хотя в показаниях от 2011 года он утверждал именно это).

Этого свидетеля, по его собственным словам, не пытали — лишь угрожали. На тот момент у него была непогашенная судимость по ч.2 ст. 161 УК РФ:

"...меня пугали, что если я не расскажу правду, как они считают… то они сделают так, что моё условное наказание превратится в реальное. Я понял, что спорить с ними, доказывать что-то, бесполезно. Я боялся, что меня реально посадят в тюрьму, и поэтому дал те показания, которые, по мнению оперативных работников, были правдой".

"ВСЕ ОНИ ХОТЯТ ПРОЙТИ ТЕСТ НА ДЕТЕКТОРЕ ЛЖИ!"

Эдуард Гайнуллин демонстрируют том переписки со следователем: защита просит назначить экспертизы — следствие отказывает
Эдуард Гайнуллин демонстрируют том переписки со следователем: защита просит назначить экспертизы — следствие отказывает

У следствия есть еще один свидетель, сообщил корреспонденту "Idel.Реалии" адвокат Алексея Назарова Эдуард Гайнуллин. Но этот свидетель по какой-то причине зашифрован. Хотя из материалов дела видно, что давление на свидетелей оказывали исключительно сотрудники полиции.

Гайнуллин уверен: все пять свидетелей, не побоявшиеся говорить открыто, в этот раз сообщили следствию правду. В качестве подтверждения адвокат демонстрирует копию заключения, сделанного по результатам обследования первого из свидетелей на детекторе лжи.

Вот главные выводы специалиста: свидетель не видел ни как Назаров стрелял, ни ружья в руках Назарова; полицейские применяли к свидетелю насилие в 2011 году и заставляли дать ложные показания — именно по этой причине в 2011 году он свидетельствовал против Назарова.

Есть одно но: тестировали свидетеля на полиграфе в 2020 году в Москве по инициативе защиты частные специалисты. А вот следователь, ведущий дело Назарова, до сих пор упорно отказывался назначать психофизиологические экспертизы с применением полиграфа и самому Назарову, и пятерым свидетелям, которые за девять лет изменили показания на прямо противоположные — хотя все они прямо заявляют о своей готовности пройти в СКР тест на детекторе лжи и даже настаивают на этом!

— Видите вот эту пачку? — Эдуард Гайнуллин демонстрирует мне увесистый том толщиной сантиметров в десять. — Здесь собрана исключительно наша со следствием переписка по поводу полиграфа. Наши просьбы назначить тест на детекторе лжи, отказы следователя, наши обжалования… Такие же отказы и по другим экспертизам (баллистике), следственным экспериментам, проверкам показаний на месте и т.п. Этим мы занимаемся с 2019 года. Более того, все пять свидетелей дали показания о том, что оговорили моего подзащитного под пытками и угрозами, еще в декабре-январе.

— И что по этому поводу предприняло следствие?

Это граничит с сокрытием сообщений о преступлениях от учета


— Можно сказать, практически ничего. Выделенные материалы, где свидетели рассказывают о пытках и других способах давления на них, даже не зарегистрированы до сих пор как сообщения о преступлении! Они до сих пор не рассмотрены с этой точки зрения: не проведена доследственная проверка, не вынесено постановления о возбуждении уголовного дела по выявленным фактам либо, хотя бы, об отказе в возбуждении. Все эти материалы рассмотрели как просто какое-то обращение гражданина. И никакого процессуального решения по этим заявлениям до сих пор не принято. Это граничит с сокрытием сообщений о преступлениях от учета.

— А что с делом вашего подзащитного? На какой оно стадии?

— 18 мая оно поступило в прокуратуру для решения вопроса об утверждении обвинительного заключения. Наши жалобы на нарушения закона фактически проигнорированы. 26 мая обвинительное заключение утверждено в прокуратуре, но вручать его копию мне 27 мая пришел тот же следователь, который вел расследование. И сделано это было в Советском районном суде, сразу по окончании судебного процесса по жалобе на его же действия, на который этот же следователь письменно отказался являться, сославшись на занятость на следственных действиях.

Полное интервью с Эдуардом Гайнуллиным обо всех странностях дела Назарова будет опубликовано на нашем сайте в ближайшее время.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (19)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG