Ссылки для упрощенного доступа

"Русло реки перекрыть невозможно, а отодвинуть можно". Экологи предвещают катастрофу


Живописную реку Большой Черемшан, приток Волги, в районе села Новочеремшанск Ульяновской области заваливают строительными отходами, которые могут быть токсичными. Житель села, оплативший десятки "Камазов" с битым кирпичом и прочими отходами, утверждает, что занимается укреплением берега. Работы эти он проводит самовольно, без разрешения государственных ведомств. Местная власть самоустранилась. Эксперты-экологи и гидрологи говорят, что река с замусоренным руслом может повести себя непредсказуемо и начать подмывать берега выше и ниже места завала.

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

Новочеремшанск — большое село на востоке Ульяновской области, на самой границе с Самарской областью. Поселок получил развитие в первые годы советской власти, когда здесь появился завод по производству картона и дубильного экстракта для кожевенной промышленности. Этого завода давно нет, но еще недавно на его площадях работало ООО "Новочеремшанское сборочное производство", подразделение группы компаний "Объединенные автомобильные технологии". В 2017 году это производство закрылось, и зимой этого года корпуса вместе с участком земли продали ООО "Вторметалл" из Энгельса Саратовской области. Фирма разбирает строения и утилизирует металл, включая строительную арматуру. Отходы ­– обломки бывших заводских корпусов — продают желающим по 500 рублей за машину.

— Я поехала вечером купаться, вижу — едут "Камазы" на большой скорости, — рассказывает самарская правозащитница Людмила Кузьмина, у которой в Новочеремшанске есть квартира. — Я была на своей машине, вынуждена была остановиться и увидела, что это везут остатки завода и сваливают в реку.

Это было 15 июля. В тот день, как говорят местные жители, "Камазы" с отходами курсировали с раннего утра и до вечера и сваливали их в Большой Черемшан. Всего было сделано 50 или 60 таких рейсов. Жители начали звонить в районную и местную администрацию, в прокуратуру, в газеты и на телевидение. "Где власть? — вопрошает Кузьмина. — Когда власти нет, то люди делают что хотят".

— Мы хотели их [водителей грузовиков] остановить, они нас не послушали, — сказала по телефону глава поселковой администрации Альфия Айбедуллова. — Правоохранительные органы разбираются.

65-летний пенсионер и индивидуальный предприниматель, житель Новочеремшанска Владимир Щеглов — виновник этого "экологического торжества". Сам он называет сваливание отходов в реку "укреплением берега" и признается, что за всю жизнь, что провел в селе, он за свои деньги высыпал на берег реки 500 "Камазов". Щеглов утверждает, что за минувшие годы Большой Черемшан, размыв берег, приблизился к его дому на опасное расстояние, смыв по ходу дела другой дом и бараки, поэтому он решил устроить "отбойник течения", но ему "не дали довести дело до конца". Решение о стихийном берегоукреплении он принял самовольно, хотя Кузьмина свидетельствует, что от берега до его дома очень далеко, и непосредственной угрозы нет. Щеглов настаивает, что сваливал не строительный мусор, а "бой кирпича, экологически чистый продукт".

— Прежде чем что-то делать, я писем знаете сколько написал? — сказал Щеглов в телефонном интервью. — Мне каждый раз отвечали: "Ваше обращение мы перешлем [в соответствующие инстанции]". Эта проблема никого не волнует, кроме меня, это мой дом, и если его смоет, мне его никто не возместит, никакая власть.

В местной администрации припоминают не письменные, а только устные обращения Щеглова. "Он все сделал без согласования", — сказала Альфия Айбедуллова.

Людмила Кузьмина
Людмила Кузьмина

— Он живет в государстве, а не в степи, а у государства есть законы, которыми он должен подчиняться, — говорит Людмила Кузьмина. — Он должен был обратиться в госорганы. То, что он делает, — это не укрепление берега, а изменение русла реки. Он считает, что река ему угрожает. А что считает экспертиза? Вот я считаю, что произошла экологическая катастрофа и что он не имеет ссыпать отходы бывшего химического завода в реку под видом укрепления берега. Есть программа экологии, есть президентский указ на эту тему, есть проблема питьевой воды и Черемшан, который впадает в Волгу, и есть Щеглов, который купил отходы и заваливает в двух местах Черемшан. А раньше это делала лесозаготовительная фирма из Марий Эл, которая таким образом укрепляла понтонную переправу.

В личной беседе Владимир Щеглов действительно производит впечатление человека, безоговорочно уверенного в своей правоте и тоскующего об утрате былого влияния. "Русло реки перекрыть невозможно, а отодвинуть можно, я и отодвинул его, за свои деньги высыпал пятьсот "Камазов", — говорит он. — Бывало, я пинком открывал дверь в кабинета начальника милиции и прокурора, с главой администрации на охоту ходил. Меня раньше невозможно было тронуть. Сейчас мне 65 лет, и теперь меня можно запинать?"

Засыпку берега реки Щеглов называет "грамотным решение проблемы" берегоукрепления, но эксперты думают иначе. Заведующий лабораторией мониторинга водных объектов Института экологии Волжского бассейна (ИЭВБ) РАН в Тольятти, доктор технических наук Владимир Селезнев уверен, что житель не имел права проводить эти работы.

— По Водному кодексу у любой реки есть водоохранная зона — 50 метров от любого берега, — сказал Селезнев в телефонном интервью. — Чтобы проводить работы в акватории или прибрежной зоне, хоть строительство причала для лодок, нужно специальное разрешение на водопользование, которое выдает региональное отделение Росводресурсов (Федерального агентства водных ресурсов). Если такого разрешения нет, то никакие эмоции — "У меня дом смоет!" — не работают: это нарушение водного законодательства и целой кучи федеральных и региональных законов. В еще большей степени это касается берегоукрепительных работ: на них должен быть согласованный проект, разрешение на проведение работ в водоохранной зоне. Практика спрямления рек имеется, но это должно делаться в рамках проекта воздействия на русло реки.

Эксперт ИВЭБ прогнозирует неблагоприятные последствия для Большого Черемшана. Неизвестен состав стройматериала, который использовался для укрепления берега. В период весеннего половодья все это смоется, произойдет замусоривание ложа (дна) реки. Это уже наносит вред реке.

— Любое вмешательство в русло реки — это противозаконно, потому что изменяется ее живое течение (т.е. вертикальный профиль реки от поверхности до дна), — сказал Селезнев. — Река — это живой организм. Если где-то отметка дна увеличивается или уменьшается, это приводит к перестройке русла, оно начнет меандрировать, то есть менять свое местоположение. Если вы вторгаетесь в русловой процесс без серьезных проектных работ, то у вас может начаться берегообрушение рядом или там, где вы не прогнозируете.

Ведущий специалист-эксперт отдела водных ресурсов по Ульяновской области Нижневолжского бассейнового водного управления Федерального агентства водных ресурсов Александр Епифанов сказал, что Щеглову надо было обращаться не к местным властям, а в региональное министерство природы и циклической экономики. Далее алгоритм такой: минприроды проводит обследование, убеждается, что идет разрушение берега, обращается в Росводресурсы за выделением средств на строительство берегоукрепительных сооружений. "Надо было активнее привлекать внимание, чтобы работы можно было провести работы за счет бюджета, а тут решили самостийно, да еще – подешевле, что свойственно предпринимателю", — сказал Епифанов. Он, впрочем, согласился, что выделение бюджетных денег — это история не одного года, а трех-четырех лет.

— Эту кучу мусора уже подмывает, она уменьшилась, дно будет перегорожено отходами стройматериалов, — говорит Людмила Кузьмина. — Так не укрепляют берега, так действуют варвары, которые уверены, что останутся безнаказанными. Глава администрации говорит: "Ну он же деньги заплатил!" Он взял отходы химического предприятия и завалил реку, наше общее достояние, памятник природы. Мы не знаем химического состава эти отходов. Но в любом случае не укрепляют мусором берега!

Через неделю после инцидента село посетила глава администрации Новомалыклинского района Анастасия Пуреськина — только для того, чтобы заявить, что проблема не в ее компетенции: привлекать административной ответственности могут только федеральные и региональные ведомства. Администрация района может направить уведомление в надзорные органы, что и было сделано, сказал она. Начальник отдела по делам гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций администрации района Андрей Лобкарев сказал, что о заваливании реки отходами вообще ничего не знает.

В межрегиональном управление Росприроднадзора по Самарской и Ульяновской области подтвердили, что нарушение природоохранного законодательства имеет место, нарушены несколько экологических статей кодекса об административным правонарушениях, виновный получит штраф и предписание о восстановление надлежащего состояния береговой линии, но тяжесть нарушений зависит от класса опасности отходов. Для определения класса опасности в Новочеремшанск была направлена лаборатория. По правилам строительные и промышленные отходы должны вывозиться на лицензированный полигон. Оплачивает утилизацию либо собственник отходов, либо подрядная организация, которая занимается демонтажом. В любом случае собственник обязан будет привести береговую линию в надлежащее состояние.

Редакция "Idel.Реалии" направила запрос в Ульяновскую межрайонную природоохранную прокуратуру, чтобы выяснить, какие законы были нарушены при засыпке берегов Большого Черемшана, кто виновник, кто признан собственником отходов, какова доля ответственности администрации поселения и Новомалыклинского района. В ответе за подписью заместителя руководителя ведомства А.Ш.Закирова эта информация, а также вообще какая-либо полезная информация отсутствуют, если не считать стандартной фразы: "В настоящее время прокуратурой организована проверка, по результатам которой будут приняты исчерпывающие меры прокурорского реагирования".

Неуловимой оказалась и фирма "Вторметалл" из Саратовской области, которая приобрела корпуса бывшего химического завода и разбирает их на металлолом, она же продает желающим отходы, которые были свалены в реку. Это предприятие имеется в Едином государственном реестре юридических лиц, занимается оптовой торговлей отходами и ломом, уставной капитал фирмы приличный — более 14 млн рублей, на рынке присутствует 12 лет, ее гендиректором является некто Александр Валерьевич Полянский, однако указанный в регистрационных данных телефон снят с обслуживания.

По совпадению, с 10 по 17 августа в Ульяновской области прошла так называемая неделя нацпроекта "Экология", частью которого является федеральный проект "Сохранение уникальных водных объектов". Это проект призван, в формулировке пресс-службы губернатора области Сергея Морозова, "восстановить водные объекты до состояния, обеспечивающего экологически благоприятные условия жизни населения, а также нацелен на обеспечение защищенности граждан и объектов экономики от наводнений и иного негативного воздействия вод". Таким образом, Большой Черемшан заваливают строительными отходами, пока другие реки области, наоборот, очищают. В частности, в 2019 году было расчищено русло реки Урень в селе Усть-Урень Карсунского района, это позволило защитить жителей села от подтопления. В одном месте реку спрямили, тем самым увеличив ее пропускную способность, углубили дно на 1,5 метра в качестве противопаводковой меры. На очереди расчистки русла рек Юловка и Сюксюм в городе Инза. Региональное Минприроды готовит проектную документацию для Росводресурсов, в случае одобрения заявки в 2022-2023 годах может начаться реабилитация этих рек.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (2)

XS
SM
MD
LG