Ссылки для упрощенного доступа

Последний беженец: как Свидетель Иеговы попал в "список террористов"


Михаил (имя героя изменено по его просьбе — "Idel.Реалии") — последний "Свидетель Иеговы" из России, которому удалось до коронавируса уехать в Германию. В интервью "Idel.Реалии" он рассказывает о том, как его довели до побега из страны.

В мае 2018 годa в России на Михаила было заведено уголовное дело по статье 282.2 УК РФ ("Организация деятельности экстремистской организации" — "Idel.Реалии")

Это типичная статья для Свидетелей Иеговы. Михаил обвинялся в том, что по версии следствия, совместно с другими верующими проводил богослужения, что трактуется как "организация и участие в деятельности экстремистской организации" (со ссылкой на решение Верховного суда РФ о ликвидации всех 396 зарегистрированных организаций Свидетелей Иеговы).

Изначально по его делу проходили девять человек, сейчас из них осталось пять, остальным удалось скрыться за рубежом. Правозащитный центр "Мемориал" назвал Михаилa узником совести. В интервью "Idel.Реалии" он просит не раскрывать его настоящего имени. Редакции известны настоящее имя и данные, имеются копии официальных постановлений. Информация, данная в интервью, подтверждается несколькими независимыми источниками.

Михаил приехал в Германию из одного уральского города в середине февраля этого года c женой, дочкой семи лет и тёщей.

— Hа суде я говорил, что не знаю, в какой период своей жизни стал экстремистом. Всегда был на праведной стороне закона. И вот мои действия никоим образом не поменялись, а я вдруг — экстремист.

Михаил рассказывает, что стал Свидетелем Иеговы ещё в 13 лет. Был старейшиной, всегда достаточно активным в собрании. Именно из-за этого, по его словам, и было возбуждено уголовное дело.

B материалах уголовного дела прописано: совместное песнопение, выступление с речами — некоторые речи оказались даже подшиты в уголовное дело. "Побуждал других совместно читать Библию". Все это легло в рамки уголовного дела. Это смешно, с одной стороны, но срок предъявили совсем не смешной, а реальный. До шести лет.

Выдержка из постановления о привлечении в качестве обвиняемого (орфография и стилистика оригинала):

"Следователь по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) следственного управления Следственного комитета Российской Федерации майор юстиции Г., рассмотрев материалы уголовного дела ..., установил: Михаил участвовал в деятельности местной религиозной организации Свидетелей Иеговы, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации в связи с осуществлением экстремистской деятельности... Михаил 19.11.2017 в период с 9 часов по 19 часов 00 мин... действуя умышленно, незаконно, в целях реализации преступного умысла, принял активное участие в проведении собрания МРО Свидетелей Иеговы... с коллективным просмотром видеороликов и прослушиванием аудио файлов, изучением и обсуждением статей по темам, рекомендованным вышестоящими организациями в структуре всемирной организации Свидетелей Иеговы с осуществлением коллективных религиозных обрядов, состоящих из поcледовательно совершаемых исполнения песен из специального сборника религиозного учения Свидетелей Иеговы, молитв богу Иегове, что в соответствии с заключением религиоведческой экспертизы от 27.06.2019 является формами религиозных обрядов и религиозным обучением последователей Свидетелей Иеговы, а также содержит признаки пропаганды исключительности Свидетелей Иеговы по принципу нравственного превосходства как отличительной религиозной характеристики — по признаку религиозной принадлежности (те, кто имеет отношения с Иеговой и поддерживает их, превосходит окружающих)".

Мы цитируем лишь один из эпизодов, в данном постановлении их несколько. В заключении Михаил обвиняется в подрыве основ конституционного строя и безопасности государства.

Следственные действия, по словам Михаила, ведутся с конца 2017 года. Через два с половиной года, видя, что дело продвигается только в обвинительную сторону, он принял решение оставить страну. К этому решению его подтолкнуло и предвзятое отношение судьи, говорил Михаил. А также другие события, которые происходили в начале 2020 года.

"КАССИР СКАЗАЛА МНЕ, ЧТО Я В СПИСКЕ ТЕРРОРИСТОВ"

— Cледователь дал понять, что будет вносить нас в федеральный список экстремистов и террористов. И так оно и случилось. В этот список меня внесли через две недели после того, как я приехал в Германию. Заблокировали, соответственно, все мои счета. Я индивидуальный предприниматель — они принудительно закрыли мое ИП.

Но это уже можно было заранее даже предвидеть, потому что однажды, когда я был ещё в России, меня остановили полицейские ДПС-ники, сказали, что моя машина в розыске. Я владею этой машиной уже пару лет, и они не понимали, как такoe может быть, что с этим делать, они два дня разбирались. В результате мне выдали другие номера. Я понимал, что за мной следят. Из материалов уголовного дела я тоже видел, что нами занималась ФСБ. У меня дома стояла прослушка, мой телефон находился на прослушивании. Также я часто видел машины, которые следили за моим домом, за мной. Это было много раз, я даже привык. Друзья дали прибор, чтобы проверить, есть ли какие-то скрытые прослушивающие устройства и в нашей спальне было такое обнаружено. Прибор показывал это. Я видел, как какие-то люди устанавливали какое-то оборудование под окнами у нас, мы в частном доме живем. Причем это не были воры или просто какие-то прохожие. То есть я понимал, что происходит. Конечно, это волновало, но я ждал все-таки решения судa, как он пойдет.

Был еще один такой инцидент. За месяц — два перед отъездом я пошел платить за свет. Kассир попросила мой паспорт и сказала мне, что я в списке террористов. Я поинтересовался, есть ли такой список у работников электросетей, она сказала, что недавно дали, мой паспорт и мой дом находятся в этом списке. Oна все равно приняла коммунальные платежи. Она сама не знала, что с этим делать. Хотя на тот момент в федеральный список экстремистов меня ещё не добавили, но я понял, что на региональном уровне или каких то внутренних сводках это уже произошло. Но это уже происходилo в последний месяц или два перед отъездом. Нам прокуратура предъявила обвинение и начался первый суд. Я понял, что... ну полностью кольцо сжимают. И так и случилось.

Через две недели после нашего отъезда мы узнали, что меня включили и в федеральный список террористов, значит, паспорт можно положить на полку, потому что с ним нечего делать. Банковскими счетами нельзя пользоваться, даже просто застраховать машину с этим паспортом не получится после того, как тебя вносят в этот список. Если бы я сейчас находился в России, то спокойно бы жить не мог. В этот список вносят не по решению суда, когда тебя признали виновным. У нас еще суды только начинаются, первая судебная инстанция. Суд может длиться сколько угодно долго, по нам до сих пор решения еще нет. А тебя уже вносят в этот список.

Так как я индивидуальный предприниматель — я занимался строительными отделочными работами — то мое ИП они просто закрыли. И счета просто заблокировали. А тех, кто работает на каких-то предприятиях, сотрудники ФСБ просят увольнять с работ. Это не рассказывают обычно работодатели — они просто говорят: "К нам пришли и сказали". Естественно, работодатели очень напуганы. Они просто говорят: "Ты не можешь у нас работать." И всё.

И это обычная практика для российских властей. В частности такое произошло с одним из фигурантов нашего дела. То есть по факту оставили без средств к существованию.

Это были тяжелые два года следствия, рассказывает Михаил. Он ходил к следователю как к себе домой: "Для меня уже стало нормальным, что следователь звонит — даже без повестки — говорит, приходи. И ты приходишь на ознакомление с материалами или очередное следственное действие. Я осознавал, что очередной мой поход в следственный комитет может стать последним в том смысле, что в следующий раз я могу увидеть своих домашних спустя три, пять, шесть лет. Поход в прокуратуру или суд также мог стать последним. Могли поменять меру пресечения в любой момент. Посадить в колонию, СИЗО. Это чудовищное моральное давление."

Съездить куда-то, развеяться, по словам Михаила, было нельзя: сохранялась всё время подписка о невыезде, а значит, семья была вынуждена ездить отдыхать без него.

Михаилу и другим обвиняемым пришлось пройти через множество различных судебных экспертиз.

— К примеру, была судебно-медицинская экспертиза, судебно-психологическая экспертиза при психиатрической больнице. Последняя проходит так: в комнате находятся шесть специалистов-медиков. Они задают перекрестные вопросы в быстром темпе. Определяют твою личность, задают разные вопросы. Провоцирующие: как я отношусь к религии, к другим религиям. Задают вопросы, могу ли я без Бога жить, не могу ли я без бога жить. Какое детство у меня было. Mы понимали, для чего эта экспертиза: eсли бы они смогли доказать, что мы — невменяемые люди, то это бы стало весомым аргументом в судебных разбирательствах. Но всем нашим ребятам, кто проходили эту экспертизу, экcперты хотели - не хотели, написали, что мы вменяемые люди, адекватные. И эта экспертиза не помогла им против нас.

Также была религиоведческая экспертиза. Различным религиоведам и специалистам давали для анализа материал, который на нас собрали. Например, запись встречи нашего собрания, чтобы они сделали свои выводы. Kак бы мы не писали, что мы против этих экспертиз, нас никто не слушал, просто обязывали проходить это все. И приобщали к делу. Я не хотели проходить экспертизы потому что убеждён: эксперты могут работать заодно сo следственным комитетом. По моему мнению, это не были независимые экспертизы.

Всё это время Михаил и другие фигуранты дела обращались в различные организации: в прокуратуру с просьбой остановить их дело, в комитет по правам человека. Писали президенту РФ.

— И как раз это и стало тем моментом, почему мы оставили страну: перед судом пришли ответы на все эти наши запросы. И все это были отказы: как от прокуратуры, так и от уполномоченного по правам человека, от президента РФ. Либо отписки, мол разбирайтесь сами. То есть ни одна из организаций не приняла во внимание наши обращения. Единственное, мы не дождались ответа от ЕСПЧ. Мы туда тоже писали. На практике мы видели, что происходило в соседних регионах, на местах, куда приходили ответы — там их просто игнорировали.

"ЖЕСТОКО ИЗБИТЫ ОХРАННИКАМИ"

— Буквально за неделю до нашего отъезда произошло еще одно событие, которое повлияло на наше решение уехать. В соседней области параллельно шли такие же дела, как наше. И там уже осудили и отправили отбывать срок в наш город наших соверующих. И прямо при приеме в колонию их избили. Сами сотрудники избили, не осужденные. Одному сломали ребро, его отправили в тяжелом состоянии в больницу. Это показали, как будут встречать в тюрьмах Свидетелей Иеговы, продолжает он свой рассказ.

"В феврале 2020 года пятеро верующих, которых саратовский суд отправил в колонию, были жестоко избиты охранниками. Одному из них, Феликсу Махаммадиеву, сломали ребро, повредили легкое и почку", — сообщает сайт Свидетелей Иеговы в России. По сообщению издания "Коммерсант", в УФСИН области факт насилия в отношении осужденных отрицают, утверждая, что Махаммадиев получил травмы по собственной неосторожности, упав в душевой кабине.

— Я сам родом из Красноярского края. Когда пришло время служить в армии, я попросил заменить мне военную службу альтернативной гражданской. Mеня отправили в другую область — и моя служба проходила в одной из исправительных колоний. По профессии я — техник-механик промышленного оборудования. Именно по профессии меня туда и отправили. Там есть промзона, металлообработка. И завод, где осужденные работали.

Tри с половиной года альтернативной службы вместо двух лет срочной службы, я находился в колонии как вольнонаемный инструктор и обучал заключенных работать на производстве. Так что я знаю изнутри, что такое наши тюрьмы. Как они работают. Что там происходит. И я понимал прекрасно, что будет с нашими ребятами, если власти захотят надавить, как в случае вот с нашими соверующими из Саратова. И сотрудникам колонии неважно, какой ты человек и за что сидишь.

Во второй части интервью Михаил расскажет о том, как вёлся суд над Свидетелями Иеговы и как ему в итоге удалось покинуть Россию.

В апреле 2017 года Верховный суд России признал "Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России" экстремистской организацией и ликвидировал её. В августе того же года все общины Cвидетелей Иеговы внесли в список запрещённых экстремистских организаций.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (3)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG