Ссылки для упрощенного доступа

Иван и три сына. Как живут в селе дети, выросшие в Европе


Отец-одиночка? Как воспитать троих сыновей в самарской глубинке
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:16:06 0:00

Отец-одиночка? Как воспитать троих сыновей в самарской глубинке

В селе Новотулка Самарской области, близ Хворостянки, живет необычная по местным меркам семья. Об Иване Сидорове и его троих сыновьях россияне узнали в конце 2019 года, когда детей решили забрать у папы. На Сидорова-старшего пожаловались родители одноклассников Владимира, Степана и Константина. Им не понравилось, что в доме Сидоровых нет телевизора, дети не знают персонажей советских мультфильмов, а один из мальчиков умеет вязать крючком.

Попытка забрать у Ивана Сидорова сыновей закончилась для органов опеки неудачей: семье удалось отстоять "нетрадиционные", по меркам местных, методы воспитания. Сейчас семья собирает деньги на отъезд за рубеж — большую часть времени они прожили в европейских странах, вернулись в Россию по личным обстоятельствам и не намерены оставаться в Новотулке надолго. Телевизора у них, кстати, по-прежнему нет, и подобных покупок не планируется.

"Idel.Реалии" побывали в гостях у Ивана, Владимира, Степана и Константина Сидоровых.

ОБЕД ПО РАСПИСАНИЮ

До Новотулки из Самары — около 140 километров пути. Подъезд к дому Ивана Сидорова — обычная сельская дорога, не асфальтированная, присыпанная свежим снегом. Сам дом — белый, кирпичный, с металлической крышей.

У калитки нас встречает 16-летний Владимир — старший из тех детей Ивана, которые живут с ним. Всего, как поясняет отец семейства, у него их семь. Двое уже совсем взрослые, еще двое — самые сын и дочь — остались после развода с матерью.

Нас провожают в дом и сажают за стол: в полдень Сидоровы обедают, а отказов присоединиться к трапезе не принимают. Как поясняет сам Иван, каждый день у семьи распланирован по времени, в том числе — приемы пищи, дела, домашние задания, работа по дому, труд.

"МНОГОДЕТНАЯ СЕМЬЯ — ПОЗОР ДЛЯ РАЙОНА"

Как рассказывает сам Иван, долгое время семья жила в Восточной Европе. Какое-то время в Черногории, какое-то — в Сербии, немного — в Румынии. 13-летний сын Константин родился за рубежом. В Россию они вернулись в 2017 году.

— Для меня было много дикости, когда я вернулся сюда, — рассказывает отец семейства. — Это касалось не столько претензий опеки, а того, что здесь в принципе шизоидное общество, помешанное на каких-то нереальных представлениях. Если к нам приходит секретарь комиссии по делам несовершеннолетних, садится на лавочку и говорит, что "закон здесь я". Было абсолютно дико, когда порвался кабель интернета, и я попросил связистов наладить всё, мне сказали: "Многодетным не положено". Когда у нас с бывшей женой был суд по разделу детей, прозвучали слова главы опеки, что многодетная семья — позор для района. Что это перерасход бюджетных средств, необходимость платить пособия.

Иван утверждает, что троих сыновей оставили с ним, поскольку сочли их "испорченными" теми методами воспитания, которые применял он сам. Младших же оставили с матерью, поскольку их еще "можно перевоспитать".

— Насколько я понимаю, моя бывшая супруга не чувствовала способности перевоспитать сыновей под российские реалии, — полагает Иван. — Если человек собирается здесь жить, он должен соблюдать условности этого общества. Подход к воспитанию детей в Европе абсолютно отличается от российского. Такого поганого отношения к детям, как в России, я не встречал нигде. Когда мы приехали сюда, мы увидели объявление в магазине, что детям вход воспрещен, потому что они собираются греться. Их выгоняли, чтобы они не занимали место и пространство. В Европе такая ситуация просто невозможна.

ЧЕЛОВЕКУ НУЖЕН ДОФАМИН

В представлении о воспитании детей у Ивана есть основные принципы: "планирование не по делам, а по времени", последовательность "место — люди — деньги", "держись своих границ". Однако, по его утверждениям, это лишь отдельные пункты большой философии, и освоение многочисленных принципов воспитания не дается внушением.

— В России совершенно идиотское представление о детях. Считается, что им нужно сказать, а они будут слушаться. Я везде это встречаю. Такое представление, будто перед вами не живой человек, а андроид, в которого вшита программа послушания. Конечно, это не так, потому что у нас есть идеологические, генетические и другие различия. Для того, чтобы ребенок был счастливым и успешным, у него должен быть нормальный уровень дофамина. Формируется это очень просто — когда человек работает на пределе своих возможностей. Поэтому для того, чтобы человек был счастлив, нужно ставить ему задачи, которые сложны в достижении.

Также, по мнению Ивана Сидорова, российские дети лишены возможности экономического развития. В качестве позитивного примера он приводит ежегодные базары, которые проводят в школах Сербии, где дети могут продать свои поделки за реальные деньги.

— В результате российского воспитания к 16-18 годам мы получаем человека, у которого не сформированы ни экономика, ни мораль, ни этика, ни уважение к другим людям. У них сформирован интеллект, позволяющий сдать ЕГЭ, и полная неприспособленность к жизни.

На вопрос о том, в каком возрасте и какую первую сложную задачу можно доверить ребенку, Иван Сидоров отвечает следующим образом:

— С полутора лет ребенку вполне можно давать задание, которые для него тяжелы. Вариантов масса. Вова, например, ел шашлыки вилкой в полтора года. Ребенку ведь сложно грызть мясо и пользоваться вилкой. И то, что многие родители до трех лет кормят детей только с ложки, ограничивает развитие детей.

ОТ PASCAL ДО PYTHON И AMAZON

15-летний Степан программированием начал заниматься случайно. Его старший брат, Владимир, проходил в школе язык программирования Pascal, и Степан заинтересовался. Сначала он приобрел базовый компьютер и попробовал себя в разработке. Семья помогла ему вложиться в технику, и программирование стало занимать большую часть жизни Степана.

В настоящее время он работает с зарубежными компаниями как программист. Поскольку по российскому законодательству он не имеет права заниматься трудовой деятельностью на постоянной основе, он получает гранты на разные проекты от компаний, с которыми сотрудничает. Также у Степана есть свой собственный проект.

— Я занимаюсь программированием уже три года. Год сотрудничаю с канадской компанией, у нас большая команда, порядка 60-70 человек. Лично я знаю около 20 человек, мы каждый вечер общаемся, из-за разности часовых поясов приходится подбирать удобное для всех время. Еще у меня есть совместный проект с моей семьей — я разрабатываю бот в Telegram, связанный со звуками. Он умеет озвучивать картинки, gif-файлы. Несколько месяцев назад я создавал нейросеть, которая различает звуки и эмоции по голосовым сообщениям. У меня получилось, нейросеть "научилась" определять три базовых эмоции. Я понял, что нужно двигаться в направлении звуков. Мне очень помогает в моих проектах Amazon, у них очень много продуктов, которые можно использовать. Недавно они выделили грант на мой проект.

По словам Степана, очень сложно совмещать программирование с учебой в школе. Ему очень помогло дистанционное обучение в период ограничений, связанных с пандемией коронавируса — его проще совмещать с основной для Степана деятельностью. "Мне важно не учиться, а просто сдать экзамены и показать, что я знаю предмет" — говорит он

Сейчас, по словам Степана, он отлично знает язык программирования Python, работал с Java около полугода, также он изучает SQL, позволяющий работать с базами данных и часто интересующий работодателей при прохождения собеседования.

— Я изучаю все это с помощью интернета. У меня нет преподавателя или репетитора, и это плохо. Мне бы хотелось работать в офисе, с реальными людьми, которых я бы мог видеть, мог общаться и задавать вопросы.

Друзей у Степана в школе нет, с одноклассниками он не общается:

— Им интересно совсем другое. Им интересно ходить на "стрелки", праздновать каждый день что-нибудь, неважно, что. Пить, курить. Ну, обычные дети в селе. Они меня редко видят, и ни симпатий, ни антипатий ко мне не испытывают. Я пытался им рассказывать, чем я занимаюсь, но они не очень понимают меня. Знают, что я делаю что-то на компьютере.

По словам Степана, он "застрял" в России и очень хотел бы переехать обратно. "Я оставаться здесь надолго не хочу" — говорит он.

Степан очень хочет поступить в университет за пределами РФ и совмещать учебу с работой. Свою профессиональную жизнь он уже связывает с математикой и программированием.

МУЗЫКА И РИНГТОНЫ

Младшему из тех Сидоровых, что живут с отцом, 12 лет. Константин, как он представляется нам, увлечен музыкой. У него есть небольшой телеграм-канал, в котором он публикует рингтоны, которые он сочиняет. В планах — продавать собственное творчество. Но в последнее время, как рассказывает сам Константин, он больше пишет "другую музыку".

— Я просто ударяю по клавишам, и получается какой-то красивый звук. Я от этой ноты начинаю песню. Каждый раз это случайность. Наверно, у меня это с рождения — что я умею петь, что у меня хороший слух. Я занимался пением с семи лет самостоятельно. На гитаре сам научился играть. На пианино тоже начинал сам, а уже потом пошел к учителю.

Сейчас Константин занимается в музыкальной школе с учителем. Как говорит его отец, ему долгое время пришлось требовать, чтобы его сына зачислили туда — руководство считало, что у многодетной семьи не будет денег оплачивать обучение.

Константин пока не планирует наперед, но говорит, что хотел бы заниматься музыкой где-то за границей.

— Здесь не вижу ничего хорошего для себя. Приведу пример: был конкурс, и было непонятно, онлайн он будет или вживую. Я очень хотел сыграть перед жюри, но моя учительница надеялась, что конкурс будет онлайн, потому что не хотела ехать в Самару. А мне хочется расти, чтобы люди обо мне узнавали.

РЫБАЛКА И ПОЛИЦИЯ

На столе, за которым мы обедали, 16-летний Владимир — старший из юношей — раскладывает свои рыболовные снасти. Среди коробок с искусственными и живыми приманками, крючков, удочек и других предметов, которые не увлеченным рыбалкой незнакомы, много собственных "изобретений" Владимира. Он ведет свой канал о рыбалке на YouTube.

— Мне очень нравится делать свои приманки и наживки. Вот это — магазинные (показывает резиновых рыбок). Я сделал из канцелярских резинок вот такие вот джиг-головки. Смысл был в том, чтобы взять головку, выбрать резинки красивых цветов, где-то сделать разрезы. Я проверял их в воде, играют они не хуже магазинных, но выходят дешевле. Я снимал о них видео на YouTube. Меня очень обижали в комментариях за эти джиг-головки, говорили, что они ничего не будут ловить. Другие говорили: попробуй. Однако же те, кто говорил, что они не будут ничего ловить, потом добавляли, что лучше все купить в магазине, а потом вообще говорили ничего не покупать, а просто взять рыбу в магазине. В общем, не рыбаки они на самом деле, — рассказывает Владимир.

Для ловли окуня и плотвы Владимир делал специальные мормышки. Первые опыты были не очень удачными: рыбак просто расплавлял кусок олова на ложке над плитой и выливал жидкий метал на ровную поверхность. Позже он сам научился паять, использовать формы из фольги, и в результате получились аккуратные блесна.

— Однажды я купил грамм 20-25 мотылей и пошел на рыбалку. Мотыль — это такой маленький червяк, он очень чувствителен к холоду, и когда я понес его, он замерз. Я купил вот такую коробочку и назвал ее "тюрьмой". Когда я кладу их в "тюрьму", они там греются и на рыбалке ожидают своей казни, — шутит Владимир.

Но даже во время рыбалки у Владимира однажды случилось недопонимание с местными жителями, обернувшееся приездом полиции.

— Я набрал кровь из куриной печени в шприц, сфотографировал и опубликовал ВКонтакте с подписью, что когда на рыбалке невесело, я использую эту штуку, и становится веселее. Дело в том, что окунь — хищник, у него хорошо развито обоняние, он чувствует кровь. И после этого поста, может, через неделю, приезжала полиция, забрали эту кровь и, как выяснилось, у них было заявление на шесть листов с обвинениями по поводу этого поста. Я не знаю, что они именно подумали — видимо, что у меня там наркотики.

Владимир общается с местными рыбаками. В школе он уже не учится: после девятого класса он ушел, а профессии, которые предлагают в местном техникуме, его не устраивают. Сейчас Владимир препарирует рыбу и хочет выучиться либо на ветеринара, либо на ихтиолога.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (1)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG