Ссылки для упрощенного доступа

Сроки бьют рекорды: суд Благовещенска дал Свидетелям Иеговы 7 и 8 лет колонии


Алексей Берчук с супругой Анной

30 июня 2021 года cудья Благовещенского городского суда Амурской области Татьяна Студилко признала верующих виновными. Дмитрия Голик и Алексея Берчук взяли под стражу. "Idel.Реалии" поговорили с женами осуженных, Анной Берчук и Кристиной Голик.

Дмитрий Голик и Алексей Берчук обвиняются организации и участии в деятельности экстремистской организации.
Статьи УК РФ: 282.2 (1), 282.2 (1.1)
Pасследует: УФСБ России по Амурской области
Возбуждено: 22 июня 2018 г.
Суд: Благовещенский городской суд Амурской области
Текущая стадия дела: апелляция


По словам Анны Берчук и Кристины Голик, такие высокие сроки объясняются тем, что их мужей обвиняют в организации и участии в деятельности экстремистской организации, а Дмитрию Голику в качестве отягощающего обстоятельства вменяют ещё и вовлечение несовершеннолетнего.

Анна: Я, если честно, сама даже не понимаю, за что моему мужу дали 8 лет. Ему приписывают, что он был организатором местной религиозной организации (МРО), учредителем юридического лица, хотя он не был, и нет нигде никаких документов, и в суде это не было доказано. Потом ему приписывают, что он организовывал встречи собрания. Тоже нет никаких абсолютно доказательств того, что именно он это делал. Поэтому я не вижу ни капли его вины.

Кристина: Мой муж всегда говорит: для того, чтобы поклоняться Богу, мне не нужно юридическое лицо. Верить в Бога человек может сам. И муж показывал: я просто пользуюсь своим конституционным правом. Пожалуйста, услышьте меня. Но этого не произошло. Когда мой муж разговаривал с другими людьми, делился своими убеждениями, его спрашивали о его вере — он никогда не говорил: это хорошая религия, это плохая. Потому что он настолько любит Бога, что он себе не может этого позволить. Он уважает людей. Oн переводчик с китайского, много работал и общался с китайцами, a они буддисты. Но у него всегда были прекрасные отношения с людьми. Китайцы всегда хотели, чтобы именно он переводил. Потому что он честный, порядочный и всегда исполняет свои обещания. На него можно положиться. Порой даже китайцы, которые друг другу в бизнесе не доверяют, доверяли Диме.

Дмитрий Голик с женой Кристиной
Дмитрий Голик с женой Кристиной

— На каком основании открыли на Алексея дело?

Анна: Официально нигде не написано, что в квартире у нас была прослушка установлена, или телефоны прослушивались. Но, например, мы приходили в гости к Кристине и Диме, а у них было установлено устройство. Потом мы в соседней области были у друзей, там тоже была видеослежка. Мы и там "засветились", если говорить на жаргоне спецслужб.

Летом 2018 года оперативники установили прослушивающее устройство в квартире Дмитрия и Кристины Голик. Сами молодые люди узнали об этом спустя месяцы.

— Мы тогда уезжали на неделю, нас не было дома. — рассказывает Кристина "Idel.Реалии". — Мы жили на съемной квартире. И они туда проникли. Возможно, через хозяина, а может, и нет. Дверь простая, можно легко открыть. И потом, когда мы видеозапись смотрели, мы поняли, где находилась эта скрытая камера. В углу потолка.

B июле 2018 года у Дмитрия и Кристины прошел обыск.

— Обыск был oдин раз. Приехали утром, зашли без оружия. Даже сказали: "Смотрите, какие мы, мы без оружия к вам пришли!". Попросили электронные устройства. Мы выдали, потому что они и так были на виду. Мы ничего не скрывали от них. Они посмотрели все вещи. Один даже разулся после замечания, когда отец сказал "Почему вы в обуви ходите по коврам". Ну и в тихой, мирной обстановке они это все сделали. И потом только три года подписка о невыезде была.


20 июля 2018 года в Благовещенске прoшли обыски в семи домах Свидетелей Иеговы. Следователь Белоглазов возбуждает уголовное дело в отношении Дмитрия Голика. За месяц до обысков, 22 июня 2018 года, УФСБ России по Амурской области возбудило уголовное дело в отношении Алексея Берчука.

Алексей Берчук узнал о том, что против него открыто уголовное дело, в московском аэропорту, когда они с женой собирались вылететь в отпуск в Европу. Он был задержан на месте 21 января 2019 года.

— Это была поездка в Европу на две недели, были куплены билеты туда и обратно. Решили отдохнуть, — рассказывает "Idel.Реалии" Анна. — Мы зарегистрировались на рейс в Москве, все хорошо прошло, а когда уже проходили паспортный контроль, выяснилось, что мой муж не имеет права покидать страну.

Как сообщает сайт Свидетелей Иеговы в России, Алексей провел 2 суток в столичном изоляторе временного содержания, после чего был вынужден вернуться со следователем в Благовещенск. Супруги расстались более чем на месяц.

Около 2,5 лет верующий находился под подпиской о невыезде. 6 февраля 2021 года дело поступило в суд.

— Заседания суда поначалу были редко: раз в месяц или раз в два месяца, — вспоминает Кристина. — Под конец уже чаще.

Женам не разрешили присутствовать на заседаниях, потому что Дмитрий обвинялся не только в "организации и участии в деятельности экстремистской организации", но и в "вовлечении несовершеннолетних". К концу судебного процесса в присутствии на заседаниях женам отказали и из-за пандемии коронавируса, хотя вообще присутствие с мерами предосторожности и соблюдением дистанции разрешается.

— Следователь Обухов выделил материалы дела по разговору с несовершеннолетним мальчиком, и передал в прокуратуру для рассмотрения дела, — рассказывает Кристина. — Прокуратура передала эти материалы в Следственный Комитет, СК год не видел оснований для возбуждения, но так как давило ФСБ, считая, что нужно возбудить это дело, они возбудили в отношении моего мужа и меня. В отношении Дмитрия дело пошло в суд, а в отношении меня дело прекратили. После этого я письменно поблагодарила прокуратуру, и выразила надежду, что прокурор не будет просить жесткого наказания в отношении Дмитрия. Но прокурор не внемлил благодарственному письму, а попросил 7 лет реального лишения свободы, — добавляет супруга Дмитрия Голик.

Все началось с мальчика

— Это дело вообще началось с одного мальчика, с которым Дима изучал Библию по просьбе мамы подростка. На момент начала их занятий ему было лет 14-15. С помощью Библии Дима отвечал этому мальчику на вопросы. И на допросе этот мальчик подписал то, что ему сказали. Cтрах навели на него. На маму его. Вот этого подростка суд представил в качестве потерпевшего. Хотя сам он на суде сказал, что счастлив, что в своей жизни познакомился с Димой. Только он один на все вопросы отвечал ему с помощью Библии. Говорит, что до того искал истину, хотел узнать, что в Библии написано, значение. К разным религиям обращался, и многие отвечали ему: ну ты просто верь! А вот когда общался с Димой, то Дима ему на основании Библии показывал все ответы. И говорит: меня это удивило. Поэтому он потерпевшим себя не считает, — добавляет Кристина.

По словам Кристины, изучение Библии помогло мальчику стать более организованным, ответственным, сдержанным. До этого он был вспыльчивый, не уделял внимание маме, а мама после инсульта была.

—​ То есть в этом деле нет ни одного потерпевшего?

—Нет. Mама этого парня на самом заседании сказала, что не считает своего сына потерпевшим и что она сама просила нас об изучении. То есть это все было добровольно. Но суд это не учел. Даже в самом заключении не обратили на это внимания.

Супруга Алексея Анна добавила, что государственный адвокат спросил и у мамы, и у мальчика: как вы считаете, какое Дмитрию нужно наказание. Он говорит: вообще никакого. Я в корне не согласен с тем, что завели на него это дело и не понимает, почему это дело вообще на Дмитрия завели.

—​ А кто подал иск?

— Hа основании записи прослушки наших занятий с этим мальчиком ФСБ и решилo возбудить дело. То есть он типа потерпевший. Что его вовлекают пропагандировать. В заключении ФСБ они обращают внимание на то, что Дмитрий и Кристина во время занятий с этим мальчиком около 15 или 30 раз произнесли имя Иеговы. И они пишут, что это свойственно только Свидетелям Иеговы. И что мы говорим о том, что мы истинная религия. Вот на этом все и построено.

—​ Hа камеру были записаны вот эти все ваши занятия с этим мальчиком?

— Да, беседы с ним. Он в гости к нам приходил. Мы общались. Были дружеские встречи, играли с друзьями, веселились. Были разговоры на китайском языке. Потом ФСБ попросили переводчика перевести эти записи. Когда мы читали этот перевод, он был некорректным. Если все переводить буквально, то можно все не правильно понять.

—​ Вы говорите на китайском языке?

— Да, мы с мужем учим китайский, говорим на нем друг с другом для практики. Не для того, чтобы зашифроваться (смеется), а просто такая у нас практика. У нас же рядом китайская граница, китайцев тут много. Муж работал переводчиком с китайского на русский много лет уже, изучал китайский. Я тоже подключилась. Я думаю, здесь в этом городе необходимо знать этот язык. И интересно, конечно.

До суда Алексей и Дмитрий находились дома, под подпиской о невыезде.

— Даже домашнего ареста не было, — рассказывает Кристина. — Была такая мысль что ожидаем худшего, надеемся на лучшее. Даже наш самый первый следователь из ФСБ говорил: "Вы не переживайте, вам будет только условный срок, ну или штраф". Поэтому мы никак не ожидали, что нашим мужьям дадут реальные сроки — тем более, такие большие, — делится жена Дмитрия.

Обращаясь к суду 22 июня с последним словом, Алексей Берчук отметил, что для него неприемлемо унижение человеческого достоинства, подрыв основ конституционного строя, возбуждение религиозной или расовой розни. Он указал на то, что сторона обвинения за все время судебного разбирательства не привела ни одного доказательства, говорящего об обратном. "Печально, что то, что я читал Библию, говорил на библейские темы и молился Богу с соверующими, сторона обвинения считает экстремизмом".

Дмитрий Голик в своем последнем слове сказал, что ему не нужна какая-то организация или юридическое лицо, чтобы поклоняться Богу. Ему противен экстремизм, проявления и само разжигание религиозной вражды. "Я против этого, но почему-то меня в этом обвиняют, — заявил Дмитрий. — Какая связь существует между мной и экстремизмом, я так и не понял".

Кристина рассказывает, что родители её мужа были тоже настроены на условный срок. Однако она и Дмитрий настраивались на любые варианты, учитывая непредсказуемость системы. На оправдательный приговор молодые люди не рассчитывали. "В данной ситуации для Свидетелей это как будто табу," — говорит Кристина. Хотя признается, что в глубине души всё равно хотелось условного срока.

— Получается что судьи, которые приняли такое решение — мы, конечно, не осуждаем их — но жалко, что люди приходят к такому выводу и возможно даже поступаются своей совестью. Я не знаю, что в сердце этой судьи. Алексей, помню, рассказывал, что она когда слушала их последнее слово, даже не поднимала голову. Рукой прикрыла лицо, даже не смотрела в глаза. Мы не знаем: то ли ей стыдно было, то ли некомфортно.

Bо вторник 22 июня прокурор запрашивает наказание: восемь лет для Алексея и семь лет для Дмитрия. Неожиданно для обвиняемых и их родных судья объявляет, что последнее слово состоится в этот же день.

Анна не была к этому готова.

— Я дома осталась, домашние дела и все такое. Потом, когда Кристина позвонила и говорит, кто его знает, сейчас вот так вот повернет, может, сегодня даже и оглашение будет — я, конечно, тут себе места не находила. И сердце выпрыгивало из груди, и слезы, конечно. Сумку в руки, потому что думала, мало ли — может, сегодня и увезут их в СИЗО. Бежала, конечно, к этому суду с этой сумкой, молилась, чтобы сохранять спокойствие. Но я поняла — хоть меня муж морально и готовил к сроку, и я думала, что готова. Но я поняла, что я была не готова. Но вряд ли кто-то вообще может быть готов к реальному сроку за веру.

Через неделю они снова приехали в суд, где огласили приговор. Их арестовали в зале суда и увезли в СИЗО. Даже государственные адвокаты были в шоке, вспоминает Кристина.

— Oни до этого говорили Алексею: да не надо вам сумку собирать, будет условный срок. А потом, когда наши мужья вышли, адвокаты сами говорили: я не верю, что вот столько вам дали и причем реальный срок. Ну утро было очень волнительное. Плакали вместе. Kогда уже мы их отпустили, конечно было тяжело. Мы утром попрощались. И всё. После заседания, на котором объявили приговор, даже не дали сзади подойти, чтобы увидеть, как их в машину сажают. Нас оттуда выгнали. Перед зданием суда было много приставов, охранников. Народ сбежался, все были в шоке, что столько людей. Для родителей это был очень большой удар. Отец, конечно, держался, но он до последнего думал, что это будет условный срок, не реальный. Мама тоже. А у них еще сахарный диабет. Дима — единственный сын в семье. До сих пор отец не может понять, почему так произошло. Oн на инсулине. И для него это прямо как будто по голове ударили, — рассказывает Кристина.

До 15 июля Алексей и Дмитрий находились на карантине. С 15 июля их перевели из карантина в общую камеру. 15 июля в СИЗО приезжал к Дмитрию и Алексею уполномоченный по правам человека по Амурской области, спрашивал об их условиях и как к ним относятся.

По словам Анны Берчук, Алексей находится в 4-х местной камере, их там пятеро, он пятый и спит на полу.

— Правда, после того, как Алексей поговорил с сокамерником о своих убеждениях, тот мужчина решил уступить моему мужу свое место, проявив таким образом свое уважение, — говорит Анна.

Кристина тоже уже получила сообщение от мужа:

— Дима сейчас в другой камере, там уже было трое человек. Доброжелательно относятся к ним сокамерники. По сообщениям мужа, более или менее терпимо. На апелляцию мы подали. Пока ждем, — говорит Кристина.

В 2018 году вы знали, что Свидетели Иеговы — запрещенная организация в России?

— Мы знали, что юридическое лицо закрыли. А вероучение не запрещено. Встречаться не запрещено. Потому что 28 статья Конституции о свободе вероисповедования продолжает действовать. Просто юридически у Свидетелей Иеговы нет прав. Мы так это понимаем, — говорит Анна.

— Но нам нет необходимости иметь юридическое лицо, чтобы поклоняться Богу. Мы хотим спокойно в своей стране исповедовать свою веру, свои убеждения. Поэтому мы ждем, когда справедливость восторжествует. Если государство не вмешается и не восстановит справедливость, то рано или поздно Бог восстановит справедливость. Мы верим в это и только это нас и держит, — добавляет Кристина.

Когда готовился материал,
стало известно, что в субботу, 24 июля Дмитрия и Алексея этапировали в Хабаровск. Как сообщает со ссылкой на адвоката Кристина Голик, дело ушло в областной суд. Предположительно, апелляция будет назначена на август.

В 2017 году Верховный суд РФ объявил "Управленческий Центр Свидетелей Иеговы в России" экстремистской организацией и запретил ее деятельность.

"Не менее 394 верующих свидетелей Иеговы преследуется в настоящее время в уголовном порядке по ст. 282.2 УК РФ ("Организация деятельности религиозной организации, в отношении которой принято решение о ликвидации в связи с осуществлением экстремистской деятельности", до 10 лет лишения свободы) в связи с тем, что их региональные организации и Управленческий центр свидетелей Иеговы в России были запрещены и признаны экстремистскими", — пишет правозащитный центр "Мемориал".

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь,iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (85)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG