Ссылки для упрощенного доступа

Каждому беженцу в Германии дают гражданство, дом и Mercedes. Мечты или реальность?


Детская площадка в лагере для беженцев в Бамберге (Германия)

Сообщения о скоплении беженцев из Ирака и Сирии на белорусско-польской границе, которые скандируют "Германия, Германия", не скрывая своей конечной цели, облетели весь мир. Многие уверены: стоит только попасть в Германию, как тебе дают немецкое гражданство, дом и машину. Так ли это? О том, как в реальности живут беженцы в Германии и почему их могут депортировать даже спустя много лет — в материале нашего автора из Германии Светланы Ниберляйн.

Все ещё помнят кризис беженцев 2015 года, когда в сентябре стотысячные толпы каждый день прибывали в Германию. Это была самая большая волна беженцев в истории страны: только в 2015 году было подано 442 000 первичных заявлений на получение убежища, хотя, по данным миграционной службы ФРГ, и эта цифра не соответствует реальному количеству въехавших тогда в Германию людей. Эта волна еще свежа в памяти, но на самом деле проблема беженцев в Европе вспыхивает время от времени уже много лет: массы людей бежали в Германию, например, и в 90-х годах в связи с войной на Балканах.

Фундаментальнoe правo человека

Право на убежище — одно из фундаментальных прав человека в демократических странах, закрепленное в международном и европейском законодательствах. Один из главных документов, регулирующих права беженцев, — Конвенция о статусе беженцев, принятая в 1951 году в Женеве. B принятой в 1948 году Всеобщей декларации прав человека также говорится о праве на убежище.

Цели этих документов благородны — дать убежище тем, кого преследуют на родине по политическим, религиозным, национальным или другим мотивам.

Конвенция допускает высылку беженца в интересах государственной безопасности, но запрещает их возвращение в государство, из которого они бежали, опасаясь преследования.

В Конвенции четко говорится, что лица, ищущие убежища, не должны подвергаться наказанию за незаконное пересечение границы. "Незаконное пересечение границы не освобождает государства от международных обязательств, касающихся права убежища", — подчеркнула представитель Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев в Польше Кристин Гойер 15 октября.

Подвергались ли преследованию на родине те беженцы, которые скопились сейчас у белорусско-польской границы? На этот вопрос каждому из них нужно будет ответить миграционным службам Германии (если до этого дойдет дело) и привести веские доказательства.

Законы Германии и условия содержания одинаковы для беженцев всех стран. Но так как ситуация в разных странах разная, то часто предпочтение отдается беженцам той страны, где ситуация сложнее. Например, на данный момент сирийцам легко получить убежище в Германии, так как все знают, что там идёт война. А вот албанцам или румынам отказывают практически всем.

Из истории вопроса

Само понятие беженца возникло в Европе в начале XX века. Массы людей тронулись с места из-за Первой мировой войны, Октябрьской революции и гражданской войны в России, распада Османской и Австро-Венгерской империй, территориальных изменений, случаев геноцида.

Сотни тысяч людей оказались без прав, без гражданства, без какой-либо помощи. B 1922 году Лига Наций ввела "нансеновские паспорта" для беженцев. Их признали 50 государств, они заменяли эмигрантам национальные или международные паспорта.

Следующая крупная волна беженцев в Европе была вызвана приходом к власти нацистов. Чтобы справиться с возрастающим потоком беженцев из Германии в июле 1938 года, заинтересованные государства создали Межправительственный комитет по делам беженцев.

В 1946 году для оказания помощи огромному числу беженцев, появившихся в результате Второй мировой войны, была создана Международная организация по делам беженцев.

Как попадают в Европу

Сейчас мы наблюдаем самый затратный, опасный и громкий способ пересечь границу. Многие беженцы бегут в одиночку или семьями, практически каждый день тихо сдаваясь властям той же Германии.

Когда из России побежали преследуемые Свидетели Иеговы (в 2017 году Верховный суд РФ объявил "Управленческий Центр Свидетелей Иеговы в России" экстремистской организацией и запретил ее деятельность — "Idel.Реалии"), я спросила их: как вы попали в Германию без визы? Многие рассказывали, что берут билеты на самолет в страну, куда россиянам не нужна виза. Но так, чтобы трансфером лететь через какой-нибудь европейский город — например, Мюнхен.

Михаилу (имя героя изменено по его просьбе) — последнeму российскому беженцy Свидетелю Иеговы, приехавшему в Европу до начала пандемии — чудом удалось получить французскую визу. Но далее он действовал так же, как и те, кто летел без виз.

Михаил рассказал "Idel.Реалии", что по прилету в Мюнхен они "в транзитной же зоне, не выходя в город, у первого же полицейского попросили защиты и убежища":

— Нас допрашивали, досматривали, составляли фотопортрет, отпечатки пальцев снимали и так далее. Все по полной программе… Мы с девяти утра до часу ночи находились в аэропорту. Потом они дали нам адрес распределительного центра для беженцев в Мюнхeне, сказали: "Вон там есть такси, поезжайте туда". Мы взяли такси, доехали до этого центра. Там нас еще пару часов оформляли.

По словам Михаила, pаспределительный центр представляет собой лагерь контейнерного типа. Обычно люди там находятся от одного часа до недели.

— И потом их распределяют по лагерям для беженцев. Этот распредцентр не предназначен для длительного содержания людей. Из-за коронавирусного карантина мы там пробыли полтора месяца. Как нам сказали, другие лагеря были закрыты, поэтому по нам долго решали. Живешь в небольших таких контейнерах на четыре человека, двухъярусные кровати. Cухие пайки. У моих девчонок — у всех троих — стали желудки болеть от этих сухих пайков, но это мелочи по сравнению с причиной нашего бегства, — говорил Михаил.

Процесс: как получают право на убежище

Соискатель, чей приезд в страну уже зарегистрирован, подаёт заявление на предоставление ему статуса беженца. Пока его заявление рассматривают (а это может длиться месяцами и годами) — он продолжает оставаться соискателем и находится в подвешенном состоянии.

После распределительного центра, как рассказывает Михаил, его с семьей направили в другой город в лагерь для беженцев. На момент интервью "Idel.Реалии" они находились там уже семь месяцев. За три месяца до разговора с нами состоялось интервью Михаилa с представителями миграционной службы.

— Я предоставил немецкой стороне большое количество доказательств того, что происходит сейчас с нашими соверующими и того, что происходило со мной лично в России, — говорит Михаил. — У меня были копии всех 53 томов, всех 16 тысяч страниц [дела]. Из них я выбрал самые основные.

После интервью с представителями миграционной службы — опять месяцы ожидания решения о предоставлении статуса беженцев, которое может быть как позитивное (предоставить убежище), так и негативное.

На этом интервью очень важно убедить представителей миграционной службы, что тебе грозит опасность на родине, предоставив документы: от этого зависит степень защиты, которую тебе присудит миграционное ведомство. Степень защиты определяет, как долго проситель убежища может оставаться в Германии.

Если беженец получает защиту в соответствии с Женевской конвенцией о беженцах или статьей 16а Конституции ФРГ, он получает вид на жительство на три года. Затем проводится новая проверка статуса. Решающим вопросом является то, зависит ли беженец от социальной помощи и не совершил ли уголовного преступления.

Если беженец выполняет эти критерии, он может оставаться в Германии на неопределенный срок. Если же беженец получает статус ограниченной защиты, то вид на жительство действителен только в течение одного года, но его можно продлить еще на два года.

Для последних двух видов защиты разрешение на ПМЖ может быть выдано через пять лет. В течение этого времени беженцы должны подавать так называемые последующие заявления, и миграционные службы заново начинают проверку их ситуации — с непредсказуемым результатом.

Иногда проходит много лет подвешенного ожидания и борьбы в разных инстанциях, прежде чем человек получает на руки положительное решение властей.

Четыре года в подвешенном состоянии

Мария (имя героини изменено по её просьбе) — тоже беженка и Свидетель Иеговы из России — попала в Германию в ноябре 2017 года и до сих пор не получила статуса беженца. Миграционная служба, изучив её дело, дала ей отказ. Она прошла через несколько судов, которые также не приняли положительного решения в пользу женщины. Восьмого ноября этого года в Мюнхене состоялся апелляционный суд, который всё-таки вынес решение в пользу Марии.

— У нас, конечно, камень с души упал, когда мы узнали про это решение, — рассказала Мария "Idel.Реалии". — Но, знаете, у беженцев разных стран немного разные всё-таки ситуации. Из Ирака — у них одна ситуация, из Африки — у них другая ситуация, из России — третья. Вот с беженцами из России как получается? Там нет войны, а когда у Путина что спросят — он вроде бы ни при чем. Таких беженцев могут "футболить", говорить "да езжайте вы в Россию, у вас там хорошо, люди же живут". Им [россиянам] не дают курсы — африканцы в предпочтении. Тем сразу же курсы дают, разрешение на работу.

Но всё-таки в Германии беженцам дают кров. В России бы не дали, уверяет Мария. Дают социальную помощь: можно купить и хлеб, и одежду.

— С голоду не умрёшь точно. Потому что здесь ещё и бесплатные продукты через Tafel дают (Tafel — система бесплатной раздачи продуктов питания нуждающимся в Германии. Как правило, волонтеры забирают непроданные продукты с истекающим сроком годности в супермаркетах, булочных и свозят их на пункты раздачи — "Idel.Реалии"​).

Однако сложность в том, объясняет Мария, что соискатель на статус беженца постоянно находится в психологическом напряжении.

— Не знаешь — вот это негативное решение миграционных служб — как онo на тебе скажется? У меня как Свидетельницы Иеговы много знакомых. Мы друг с другом делимся информацией, какие документы, как они называются, куда отправлять, где брать. А у человека, который сюда приезжает, — он ни бум-бум на немецком. И ещё если он на английском ни бум-бум — то он вот как в тёмной комнате. Ему дают, как в раю, деньги — на, ешь. Но он не знает, что будет завтра. А вдруг его вышвырнут туда, где война? Это психологически неимоверно тяжело выдержать.

Если прибегают сюда семейные, им в лагере для беженцев по приезду дают одну комнату на семью. Но если ты один — тебя могут поселить в одну комнату со сложным человеком — наркоманом или психологически сломленным человеком, которые, кстати, нередки среди беженцев. Он по ночам орет, об стенку бьется, а ты рядом с ним.

А ещё в лагере у тебя нет ключей от комнаты. Там вообще нельзя закрываться. Я понимаю — с одной стороны — немцев. Но чисто по-человечески это невыносимо. Потому что у тебя есть какие-то свои вещи, а ты не можешь вообще ничего закрыть. И любой беженец из лагеря может в твою комнату зайти в любой момент. А если ты там, например, переодеваешься? Это такие бытовые мелочи, но психологически это давит, — рассказывает Мария.

Она прожила с семьей год в лагере и два года в приюте для беженцев.

— Вот нам дали позитивное решение — это значит, что нас быстрее уже оформят на курсы и быстрее на работу. Если у тебя негатив (суд отказал), ты ходишь, клянчишь курсы и работу — вот у меня муж уже несколько месяцев разрешения на работу ждет. Уже фирма согласна, она его берет, но разрешения не можем дождаться. А сейчас после позитива это будет уже другая ситуация. Но позитив у нас пока два дня всего — и то мы неофициально узнали это решение суда. А официально через месяц-два получим решение на руки.

С негативным решением властей у вас было право начинать дуальное профессиональное обучение (такой вид обучения, при котором теоретическая часть подготовки проходит на базе образовательной организации, а практическая — на рабочем месте), учиться, работать?

— Да, конечно. У меня сын начал такое вот профобучение уже год назад. Работать тоже можно. У меня, например, дочке быстрее пришло разрешение от ведомства по делам иностранцев, чем мужу.

Доступ на рынок работы для ищущих убежище в Германии затруднен. В принципе, им нужно разрешение на работу, если они хотят пройти практику на предприятии или начать трехлетнее обучение. Законодатель четко определил, что в первые три месяца своего пребывания в Германии беженцы полностью исключены из рабочего рынка Германии. С четвертого месяца они получают доступ к рынку труда по определенным профессиям. Только после четырех лет проживания в стране они могут устроиться на работу.

Многолетний бег с препятствиями с непонятным исходом

Положение беженцев нестабильно. В лучшем случае они могут получить гражданство спустя восемь лет пребывания в Германии.

Для этого они должны выполнить условия, которые, кстати, действуют и для всех других претендующих на немецкое гражданство иностранцев из стран, не входящих в ЕС. У претендента должно быть неограниченное право на проживание в стране. Он должен успешно сдать тест на знание истории, права и культуры страны; не зависеть от социальной помощи и пособия по безработице; владеть немецким в достаточной мере, не иметь судимости, подтвердить приверженность демократическому порядку конституции ФРГ, а также отказаться от прежнего гражданства.

Если беженец получил отказ в предоставлении убежища по всем инстанциям, он должен покинуть страну. Для всех лучше, если он сделает это добровольно.

Когда не уезжают добровольно

Если дело доходит до депортации, беженцев забирают из дома сотрудники иммиграционных властей (а часто и полицейские) без предварительного уведомления. Разрешается взять с собой не более 20 кг багажа, на его упаковку даётся около получаса.

По факту это происходит следующим образом: власти присылают письмо о необходимости покинуть страну, но не разъясняют, когда могут прийти для принудительной депортации.

— Я один раз это видела в лагере — это жуть, — рассказывает Мария. — Приходят они ночью, часа в четыре. Там же нельзя закрывать комнату. И вот ты спишь — и раз, перед тобой куча людей. Тебя будят и говорят: "Собирай вещи". В лучшем случае два часа на сборы дают. А человек просыпается — у него стресс. Он даже не может сообразить, что надо собрать, особенно когда с детьми. Но это так говорят два часа, а на самом деле — 20 минут. Ты вот встать должен — и выйти. Иногда люди выходили просто в халате и сланцах. Потому что они в таком стрессе, что ничего не соображают.

Однако, уточняет Мария, Германия никого в наручники не заковывает и не отправляет так на родину. О том, что нужно покинуть страну, власти сначала предупреждают письменно несколько раз.

— Главное всё делать с адвокатом. Хотя тут приходится иногда просто слепо полагаться на то, что он всё сделает правильно. Депортируют тебя или нет, будет зависеть только от качества его работы. У нас были случаи, когда таких же Свидетелей Иеговы депортировали. А почему? Потому что адвокат неправильно подал апелляцию в суд, — рассказывает Мария.

Бывает так, что невозможно депортировать человека прямо сейчас: например, в случае тяжелой болезни, если человек нетранспортабелен. Тогда беженцу присваивают статус "временная приостановка депортации". Его "терпят" в стране, если буквально перевести слово "Duldung".

Права беженцев с таким статусом строго ограничены. Например, им не разрешается покидать свою федеральную землю. Это означает, например, что их дети не смогут поехать вместе с классом в школьную поездку. Однако в отдельных случаях делают исключения. Такой статус выдается иммиграционными властями и должен продлеваться снова и снова. Такие беженцы часто чувствуют себя бессильными перед властями. Тем более, что непродление статуса ведет к немедленной депортации.

Депортация через тридцать лет

Время от времени на улицах и площадях немецких городов проходят демонстрации и пикеты, а в прессе — воззвания предотвратить депортацию какой-то конкретной семьи.

Так, 24 июля 2020 года Совет беженцев Нижней Саксонии требовал отменить депортацию цыганской семьи М.: "Мы шокированы тем, что район Пайне и Министерство внутренних дел семьи из Нижней Саксонии отказали в праве остаться семье, которая прожила здесь несколько десятилетий".

Семья М. уже 30 лет живет в Нижней Саксонии, сообщается на сайте Совета, шесть из семи детей родились здесь. Отец семейства устроен на постоянной работе ассистентом по уходу за больными и престарелыми. 16-летний сын получил контракт на трехлетнее обучение в сетевом ресторане. Мать семейства также работала в сфере ухода, пока не заболела из-за стресса — её семья столкнулась с угрозой депортации и впоследствии была уволена.

Или другой случай, о котором ещё в 2009 году сообщала защищающая права беженцев организация Pro Asyl. 22-летний студент юрфака немецкого вуза Хассан Кхатееб к тому времени уже 17 лет жил со своей семьей в Германии, как вдруг власти страны приняли решение о депортации семьи в Иорданию.

"Почти всю свою жизнь он провел в Германии, ходил здесь в школу, приобрел много друзей и чувствует себя здесь дома", — сообщала организация. Младшие братья и сестры молодого человека родились уже в Германии и ходят здесь в школу.

Иордания не признала семью в качестве своих граждан, но, поддаваясь нажиму немецких властей, согласилась их принять, хотя семья родом совсем не из Иордании, а из Палестины, сообщается далее на странице организации. В Иордании у них нет никаких перспектив, указывали правозащитники.

Издание Redaktionsnetzwerk Deutschland рассказало об относительно свежем случае депортации одной грузинской семьи, которая 6 лет прожила в саксонском городе Майсен.

"Семья приехала в 2015 году в Германию и подала заявление на убежище. Им дали негативный ответ, в 2019 году они получили статус "временная приостановка депортации". И это несмотря на то, что семья смогла за короткое время интегрироваться: их тринадцатилетняя дочь Айшат была лучшей в классе, её братья и сестры — двое из которых родились в Германии — быстро выучили язык. Однако всё это не помогло в получении разрешения на пребывание в стране. Родители подруг Айшат пытались помочь семье, но безуcпешно".

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (12)

XS
SM
MD
LG