Ссылки для упрощенного доступа

"Проблема не в том, что мы оказались в жопе, а в том, что решили в ней обустроиться"


Андрей Нечаев

Андрей Нечаев — первый министр экономики в истории новой России, занимал этот пост с февраля 1992 года по март 1993-го. Спустя 30 лет после работы в правительстве доктор экономических наук рассказал "Idel.Реалии" о состоянии российской экономики после начала войны с Украиной, Чубайсе и Поволжье.

Наша беседа проходила в квартире родителей Андрея Нечаева на станции метро Марксистская в Москве — в большом многоквартирном доме. Как выражается сам политик, это место — "сочетание советского быта с вкраплениями остатков былой роскоши из потомственного имения". Мама Нечаева умерла в 2016 году, отец — в 2019-м. "Квартира пустует, но я решил оставить цветы, которые еще сажали родители, чтобы было ощущение, что здесь живут", — говорит политик.

В квартире много книг, несмотря на то, что часть семейной библиотеки и архив Нечаева сгорели при пожаре. Экс-министр экономики России теперь отмечает, что он с тех пор — "человек без истории".

— А вот эта фотография в день моего назначения в правительство с правительственного удостоверения — переступая порог квартиры, говорит Нечаев. — Маме она очень понравилась — она ее увеличила и поставила в рамку. Так и стоит здесь.

ПРО СЕБЯ, МОСКВУ И РОССИЮ

Мы подходим к окну — из него открывается вид на город, кругом дома. Во дворе небольшой храм, но Нечаев там никогда не был.

— Видите, там слева с зелеными балконами, а потом дальше с розовыми выглядывает домишко. Вот в нем я родился. А вот там вдали — знаменитый монастырь Матроны, в который ходят, среди прочего, девушки со всей России с просьбами к святой, если они не могут родить, — рассказывает Андрей Нечаев.

Беседа плавно переходит в другое русло.

— Я не уеду, решил твердо остаться до тех пор, пока не будет прямой угрозы моей свободе, — с уверенностью в голосе говорит Нечаев. — Мне придумалась замечательная формула ко всему происходящему в России сейчас. Проблема не в том, что мы оказались в жопе, а в том, что решили в ней обустроиться.

Нечаев считает, что в сегодняшних реалиях у него есть все шансы оказаться в тюрьме — это, по его словам, может случиться с каждым, кто привык говорить правду и не бояться называть вещи своими именами. "В соцсетях, как видите, я себя не сдерживаю. Все вещи называю, как есть — своими именами", — отмечает политик.

В России, на его взгляд, сейчас есть ощущение несвободы.

— Атмосфера в целом мрачная. И оттого, что просвета не видно, кажется, что все будет только ухудшаться. Пока так, — констатирует Нечаев.

ГАЗ ЗА РУБЛИ, ДОЛЛАР И НЕ ТОЛЬКО

Президент России Владимир Путин подписал указ об условиях торговли газом с так называемыми "недружественными странами" за рубли. Такой покупатель обязан будет открыть специальный счет в рублях в "Газпромбанке". Доктор экономических наук Андрей Нечаев считает, что с точки зрения валютного рынка такая инициатива Путина ничего не меняет. Он уверен, что итогом станет отказ Европы от российского газа.

— Процесс отказа от российского газа будет ускоряться, — делится своими прогнозами Андрей Нечаев.

Бывший министр экономики России отмечает, что рубль — вопреки санкциям — продолжает укрепляться. На его взгляд,
"это аномальное укрепление — не следствие силы и устойчивости российской экономики".

— Динамика курса рубля — следствие почти полностью закрытого валютного рынка и растущего внешнеторгового дисбаланса. Спрос на валюту резко упал из-за многочисленных запретов на валютные спецоперации и вывод валюты за рубеж со стороны финансовых властей, а также провала в импорте из-за санкций. Свою роль в укреплении рубля сыграло и введение обязательной продажи экспортерами 80% валютной выручки, а также переход в торговле газом с "недружественными странами" за рубли. Решение Центробанка по смягчению контроля за движением капитала и снятие части валютных ограничений должно затормозить укрепление рубля, — считает Нечаев.

Экономист называет прогнозы курса доллара в 50 рублей "глупостями". Нечаев предполагает колебания в интервале 70-90 рублей.

— В целом ситуация в стране довольно неопределенная. Сильный экономический спад случится в любом случае. Вопрос только в том, как долго он продлится. Есть кое-какие и позитивные новости. Если верить статистике Росстата, рост цен замедляется, но цены, разумеется, уже не упадут, — констатирует экономист.

ПРО ОТЪЕЗД ЧУБАЙСА

Когда Андрей Нечаев занимал пост министра экономики России (1992-1993 гг.), Анатолий Чубайс выступал одним из идеологов и руководителей программы приватизации. Все они в команде с российским реформатором Егором Гайдаром, как говорит Нечаев, "вершили новую экономику новой России". Нечаева и Чубайса связывали не просто рабочие и деловые отношения. В российской прессе Нечаев не раз по-товарищески отзывался о Чубайсе. "Мой подельник", — в шутку говорит Нечаев.

— Я с ним [с Чубайсом] говорил после отъезда. Мне стала звонить туча журналистов, и я у него спросил, какой он хочет, чтобы я дал комментарий. И он мне честно сказал, что у него было два пути: первый — поддержать войну, что для него неприемлемо. Если он этого не делает, ФСБ за одну-две недели "порвало бы его в клочья". Уголовные дела, отъем имущества и все прочее. Остался вариант уехать, — подчеркивает Нечаев.

Он вспоминает, кто из либеральной команды 90-х годов остался в России и придерживается тех же взглядов.

— Многие умерли. Шохин [Александр Шохин — сейчас член Бюро Высшего совета партии "Единая Россия", в 90-е министр труда и занятости населения, заместитель председателя правительства, позже депутат Госдумы] пока работает — под санкции даже попал. Петр Авен [в правительстве Ельцина-Гайдара министр внешних экономических связей], президент "Альфа-банк", тоже попал под санкции. Геннадий Бурбулис [один из ближайших соратников Бориса Ельцина], так как не занимает официальных должностей, под санкции не попал, — перечисляет Нечаев.

УКРАИНА И ШОЙГУ

О событиях в Украине, как отмечает Нечаев, он высказывается реже, поскольку это не его профиль. "От меня более уместными выглядят комментарии, как события на Украине отразятся сейчас на России, каковы их последствия, включая экономические", — констатирует Нечаев.

Он признается, что отношение к министру обороны Сергею Шойгу у него "достаточно скептическое, хотя в свое время советовал его кандидатуру в главы МЧС России".

О ПОВОЛЖЬЕ

Экономист отмечает весомую роль Поволжья для экономики России.

— Это, безусловно, сильные регионы, где добывается существенный процент нефти в стране. Это области с большим промышленным потенциалом машиностроения. Правда, на каком-то этапе развития отрасль пришла в запустение, но ввиду объявленных санкций возможно некое возрождение. Если быть откровенным до конца, к "АвтоВАЗу" (Тольятти) у меня скептическое отношение. Еще в бытность министром экономики России лично оказывал фантастическую поддержку заводу — госинвестиции, иностранные кредиты, но высокоэффективным предприятие так и не стало. Ввиду того, что стратегический партнер "АвтоВАЗа" — Renault — уходит с российского рынка, мы можем в ближайшее время наблюдать спад в показателях по выпуску новых востребованных марок автомобилей. Но с другой стороны — у "АвтоВАЗа" скоро почти не будет конкурентов — Volkswagen уходит, полностью закрывается Калужский автопром.

Андрей Нечаев вспоминает, как в бытность работы министром экономики уговаривал Татарстан остаться в составе России.

— "Татнефть" — сильная компания. Но у них нефть сернистая. Поэтому ее нужно разбавлять легкой сибирской для экспорта, — констатирует Нечаев. — Когда Татарстан заявил о выходе из России [в начале 90-х годов], я как раз вел переговоры и уболтал их остаться. Один из аргументов [был], что их нефть никому не нужна, потому что тогда сернистую нефть еще не умели перерабатывать. А второй аргумент был в транспортировке. Они говорили, мол, купят танкеры река-море и будут через Иран продавать. Я у них спрашиваю, где эти танкеры будут плавать, а они говорят — по Волге. Только Волга из России не выходит, сказал тогда я — и обещал поставить кордон или брать гигантские сборы за транспортировку. Как итог — и нефть так себе, и возить некуда. Они согласились. Попросили дать самим экспортировать, и я сказал: конечно, так бы сразу. Так и быть, сказал — 12 миллионов тонн вам дам, но за это сниму со всех централизованных поставок. На этом и завершилась независимость Татарстана. Иногда с тех пор всплывает тема одноканальной системы налогов — это да. Но если жопа будет нарастать, может, люди и вернутся к мысли о независимости.

В конце нашей беседы Андрей Нечаев говорит, что не считает целесообразным все оставлять и уезжать из России: "Нужно держаться".

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Комментарии (4)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG